Пакистано-индийские отношения на современном этапе

29 сентября текущего года в рамках 68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН состоялась встреча премьер-министров Пакистана и Индии — Миан Мухаммада Наваза Шарифа и Манмохана Сингха. СМИ этих стран по-разному оценивали происходившие события.

С момента вступления в должность нового главы кабинета министров Пакистана в июне с.г. до настоящего времени прошло несколько месяцев, в течение которых пакистано-индийские отношения столкнулись с проблемами внутреннего и внешнего характера.

Правящая партия Пакистанская мусульманская лига Наваза Шарифа (ПМЛ Н), победившая в мае с.г. на всеобщих парламентских выборах, унаследовала комплекс давних нерешенных проблем — кашмирский вопрос, район Сэр Крик, предоставление Пакистаном Индии статуса наиболее благоприятствуемой нации и т.д. Прежнему гражданскому правительству Пакистанской народной партии /ПНП (2008–2013) удалось совершить прорыв в пакистано-индийских отношениях. Осенью 2012 г. стороны подписали ряд документов, наиболее важным из которых, по мнению Исламабада и Нью-Дели, было Соглашение о либерализации визового режима.

В летние месяцы текущего года пакистано-индийские отношения вновь были осложнены вооруженными пограничными столкновениями на Линии контроля в Кашмире.

Но еще в период предвыборной кампании Наваз Шариф ратовал за развитие добрососедских отношений со странами региона, особое место отводя Индии. В манифесте ПМЛ Н он доказывал преимущества «транзитной экономики», подчеркивая, что «страна может играть роль моста между энергетически богатой Центральной Азией и Ираном, с одной стороны, и энергетически дефицитной Индией — с другой стороны».

Многие в Пакистане и за рубежом предупреждали Наваза Шарифа о возможности политических волнений и активизации вооруженной борьбы в Кашмире, подчеркивая, что новое правительство «не должно закрывать глаза на стратегическую опасность в регионе». В то же время лидеры Азад Кашмира высказывались за личное участие его представителей в переговорах на международных форумах для решения спорных вопросов.

В мае с.г. ПМЛ Н в третий раз пришла к власти в Пакистане. И в Исламабаде, и в Нью-Дели это расценили как начало нового этапа в пакистано-индийских отношениях. Обе стороны придерживались мнения, что в годы правления ПНП во внешней политике, в частности, на индийском направлении, доминирующую роль играл пакистанский генералитет. Высказывалось предположение, что Наваз Шариф сумеет переломить ситуацию и взять под личный контроль индийский вектор внешней политики Пакистана.

В ответ на поздравления индийского руководства вновь избранному руководству Пакистан подчеркнул необходимость «продолжать процесс политического диалога, который был недавно приостановлен; высказывалась надежда, что он будет набирать обороты во всех сферах».

Индийская сторона, не дожидаясь официального вступления в должность нового главы кабинета министров Пакистана, направила в Исламабад Сатиндера К. Ламбаха, специального посланника премьер-министра М. Сингха, для переговоров с Навазом Шарифом. Основная цель встречи — процесс диалога, пути его продвижения для решения вопросов, вызывавших озабоченность двух стран.

Кульминацией диалога в краткосрочной перспективе, по мнению сторон, должна была стать официальная встреча премьер-министров Наваза Шарифа и М. Сингха в рамках 68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2013 г. И все последующие шаги были направлены на достижение этой цели.

Стороны не упускали ни одной возможности организовать встречи высших должностных лиц. В первых числах июля в кулуарах совещания стран — членов АСЕАН в Брунее советник по вопросам национальной безопасности и иностранных дел Пакистана С. Азиз встретился с министром иностранных дел Индии С. Хуршидом. Стороны подтвердили намерение обсуждать «…все нерешенные проблемы в целях обеспечения прочного мира и безопасности в регионе». Это был первый контакт первых лиц внешнеполитических ведомств двух стран после прихода к власти правительства, возглавляемого ПМЛ Н.

В июле Пакистан и Индия приступили к возобновлению дипломатического диалога, названного Исламабадом «Трек-II», который в свою очередь является частью общего мирного процесса между двумя странами. 5 июля премьер-министр Наваз Шариф назначил Шахрияра М. Хана специальным представителем. Тот незамедлительно встретился с премьер-министром Индии Манмоханом Сингхом и выразил «искреннее желание» Исламабада двигаться вперед по пути нормализации отношений с Индией. Обе стороны поддержали инициативу возобновить мирные переговоры на официальном уровне в ближайшие два-три месяца.

Вызовом двусторонним отношениям вновь стали трансграничные перестрелки в разных районах на Линии контроля в Кашмире во второй половине июля и августе. Людские потери несли обе стороны. Исламабад и Нью-Дели обвиняли друг друга в нарушении договоренностей и эскалации конфликта. Одновременно подчеркивалось, что «…режим прекращения огня вдоль Линии контроля должен соблюдаться согласно букве и духу». Когда дипломатический ресурс был исчерпан, в урегулирование инцидентов вступили военные Пакистана, начав прямые переговоры с генштабом Индии. Перестрелки и нападения на пограничные посты в Кашмире вновь остановили движение двух стран в направлении проведения мирных переговоров.

Премьер-министр Пакистана Мухаммад Наваз Шариф выразил сожаление по поводу инцидентов на Линии контроля, которые «…привели к потере драгоценных человеческих жизней». Он проявил решимость ответить на рост напряженности в Кашмире «сдержанно и ответственно». Одновременно он призвал Индию также предпринять шаги, направленные на снижение напряженности на границе, а несколькими днями позже вновь обратился к руководству Индии с призывом к «новому началу» в отношениях, подчеркнув, что напряженность, вызванная событиями на Линии контроля, повернула процесс в неправильное русло.

Нью-Дели приветствовал призыв премьер-министра Пакистана, однако заявил об отказе от переговоров до тех пор, пока не будут арестованы предполагаемые убийцы пяти индийских солдат, и приняты меры против Хафиза Саеда, предполагаемого вдохновителя атаки в 2008 г. в Мумбае. Министр обороны Индии Энтони 18 июня заявил, что «…соседняя страна должна предпринять жесткие меры против террористических групп, действующих на ее территории, с тем, чтобы улучшить индо-пакистанские отношения».

Различные внешнеторговые и государственные учреждения, например, Министерство нефти и водных ресурсов Пакистана, приостановили переговоры с индийской стороной по текущим проектам.

Но уже 14 августа, в день независимости, премьер-министры Индии и Пакистана на фоне продолжавшихся нарушений режима прекращения огня… вновь приветствовали друг друга, подтвердив решимость двигаться вперед по пути конструктивного и ориентированного на результат диалога. Однако премьер-министр Индии М. Сингх предостерег Пакистан против «использования своей территории и территории, находящейся под его контролем, в антииндийских целях» и чрезмерной милитаризации Линии контроля, разделяющей Кашмир. В тот же день, 14 августа, парламент Индии принял резолюцию с обвинением Исламабада в «неспровоцированном нападении» на индийских солдат в Кашмире. Подобные заявления могли стать сдерживающим фактором для возобновления двустороннего диалога.

Правительство Индии столкнулось с жесткой критикой излишней уступчивости Исламабаду как со стороны правящей элиты, так и со стороны широкой оппозиции во главе с Н. Моди. Нарастающая антипакистанская кампания в стране — отражение одного из лозунгов предвыборной кампании в Индии, где всеобщие парламентские выборы должны быть проведены в 2014 г.

Согласие М. Сингха на встречу с Навазом Шарифом «на полях» 68-й сессии ГА ООН 29 сентября 2013 г. было непростым решением. Именно поэтому одним из первых пунктов его обращения к мировой аудитории стал призыв к усилению роли ООН «…для согласованной борьбы с терроризмом и другими серьезными угрозами безопасности.., проявления нулевой терпимости к государствам, которые укрывают, вооружают, тренируют или финансируют террористов. Они (эти государства. – Авт.) не могут снять с себя ответственность за использование своей территории для проведения террористических актов». Премьер-министр Индии выразил обеспокоенность ростом трансграничного терроризма в регионе, заявив, что «террористическая машина, которая черпает свою силу из Пакистана, должна быть остановлена».

Несмотря на то что краткосрочная цель — встреча премьер-министров Пакистана и Индии — достигнута, потребуется много сил и времени для реального продвижения двустороннего диалога.

44.82MB | MySQL:115 | 1,188sec