Парламентские выборы в Иракском Курдистане

Прошедшие 21 сентября 2013 г. парламентские выборы в Иракском Курдистане стали очередным шагом на пути постбаасистского демократического транзита в курдской автономии, начавшегося в 1992 году.

Это были четвёртые (предыдущие – в 1992, 2005 и 2009 гг.) парламентские выборы в истории Региона Курдистан. Несмотря на существующие в этом регионе проблемы на пути развития демократии и некоторые правонарушения в электоральном процессе, очевидно, что парламентские выборы проходили в состязательном режиме. Особенно жаркой предвыборная агитация была в последние 2 недели перед выборами.

В отличие от предыдущих парламентских выборов, состоявшихся в 2005 и 2009 гг., две партии власти Региона Курдистан – Демократическая партия Курдистана и Патриотический союз Курдистана – шли на выборы отдельными партийными списками. На выборах 2009 г. блок ДПК и ПСК получил 59% голосов (в 2005 г. в альянсе с ДПК и ПСК участвовали также Исламский союз Курдистана, Компартия Курдистана и ряд других партий). Представляется, что отдельные предвыборные списки ДПК и ПСК на нынешних парламентских выборах были обусловлены следующими обстоятельствами.

ДПК не желала делить с ПСК поровну полученные голоса избирателей, понимая, что ПСК имеет в нынешней ситуации значительно меньшую поддержку электората. Фактически блок ДПК – ПСК разрушило появление движения «Горран», которое включило в основном бывших членов ПСК во главе с очень популярным в восточной части курдкой автономии Наущерваном Мустафой. При блоке с ПСК на паритетных началах и наличии «Горран» для ДПК складывалась потенциально опасная ситуация. ДПК должна была бы поровну поделить голоса с ПСК и имело бы около 30 голосов, как и в парламенте предыдущего созыва. То есть в блоке с ПСК ДПК имела бы на 8 – 10 мандатов меньше, чем имела бы отдельно, а ПСК на такое же количество депутатских мест больше. Между тем ПСК и «Горран» в общей сложности имели бы почти в 2 раза больше. Очевидно, что ДПК, являющаяся ныне в наиболее мощной силой Региона Курдитан, как в политическом, так и особенно в экономическом отношении, учитывала подобные потенциальные политико-электоральные расклады.

 

Регионально-электоральные особенности Иракского Курдистана

Перед тем как перейти к анализу предвыборной пропаганды электоральных сил в курдкой автономии, необходимо отметить особенности политической географии Иракского Курдистана, который остаётся расколотым регионом. Крупнейшие партии региона являются всё же пока региональными, а не идеологическими партиями, не сумев распространить своё влияние на определённые идейные течения и социальные страты.

Поддержка ДПК уменьшается с запада на восток. То есть партия имеет почти полную поддержку в Дохуке, значительную поддержку в Эрбиле и очень низкую поддержку в Сулеймании. ПСК и «Горран», отколовшийся от ПСК в 2005 г. и который в идеологическом смысле можно назвать «истинной» или «радикальной ПСК» (некоторые даже называют их «якобинцами»), напротив, наиболее сильны на востоке Региона Курдистан – в Сулеймании, также на востоке провинции Эрбиль (особенно в районе Кой-санджака), имеют низкий уровень поддержки в западной части провинции Эрбиль и практически не имеют сторонников в Дохуке. При этом необходимо отметить, что Дохук не имеет никакого влияния на идейную и интеллектуальную жизнь курдкой автономии, в этом отношении это весьма маргинальный регион. Его антиподом является Сулеймания – истинный культурный, литературный и медийный центр Иракского Курдистана. Не случайно, наиболее популярными являются газеты выходящие именно в Сулеймании, в первую очередь, оппозиционная пресса. Представить себе наличие подлинно оппозиционной прессы в других провинциях и городах Региона Курдистан практически невозможно, как вследствие административных барьеров, в т.ч. устанавливаемых ДПК, так и определённой культуры населения. Для сулейманийцев традиционно была характерна высокая политическая и социальная активность. Фактически Сулеймания является наиболее демократическим регионом курдкой автономии.

В этом смысле, как ни парадоксально, менее регионоцентричными являются исламские партии, в первую очередь, Исламский союз Курдистана (ИСК), а также в некоторой степени и Исламская группа Курдистана (ИГК), имеющие относительно более равномерную поддержку во всех провинциях Курдистана, хотя ИСК имеет более сильные позиции в Дохуке.

 

Особенности предвыборной пропаганды

ДПК вела очень активную предвыборную агитацию. Лицами её партийной пропаганды являлись президент Региона Курдистан Масуд Барзани и премьер-министр Нечирван Барзани. В последнее время предпринимаются попытки вывода на политическую сцену и сына Масуда Барзани – Масрура, однако он в большей степени является силовиком и вряд ли может соперничать в публичной политике с Нечирваном Барзани. При этом Нечирван Барзани является относительно наиболее компромиссной фигурой в целом в Регионе Курдитан.

Важным в действиях этой партии являлась консолидация всех партийных сил и возможностей. Убеждение избирателей со стороны ДПК происходило под лозунгом повышения качества государственных услуг населению. Это обусловлено тем, что ДПК, несмотря на наличие стратегического соглашения с ПСК, видела себя всё же главной партией власти. К тому же практически все финансово-экономические средства и рычаги в Иракском Курдистане сконцентированы в руках ДПК, чем партия активно пользуется. Учитывая географию своей поддержки, ДПК особый упор сделала на Эрбиль, а также попыталась проникнуть в Сулейманию, где в последнее время, особенно после выступлений в 2011 г., имела серьёзные проблемы.

ПСК предвыборную пропаганду вела относительно вяло, что было обусловлено низким уровнем консолидации, отсутствием сильного лидера. Фактически ПСК оказалась в ситуации отсутствия сильного лидера уже до болезни своего главы Джалала Талабани, поскольку, занимая пост президента Ирака, он всё меньше времени уделял ПСК, где сформировалиись несколько центров силы:

1. Супруга Джалала Талабани – Херо (Херо-хан), сконцентрировавшая в своих руках значительный объём полномочий и ресурсов, в немалой степени благодаря Джалалу Талабани. Всё это вызывало недовольство некоторой части ПСК.

2. Д-р Бархам Салех. Пожалуй, наиболее положительная фигура среди нынешнего руководства (не считая Дж. Талабани). Он – один из наиболее образованных людей Иракского Курдистана, получивший образование и докторскую степень в Великобритании, многие весьма высоко отзываются о его личных качествах. Однако, считается, что он слишком мягок, чтобы суметь консолидировать ПСК, избавиться от других центров силы, для того чтобы взять лидерство над партией в сложный период.

3. Вице-президент Региона Курдистан Косрат Расул. Бывший известный пешмерга, однако, так и не сумевший стать современным политиком.

Также имеется ряд других мелких групп.

При этом каждый из этих центров силы внутри ПСК обладал и соответствующими финансовыми ресурсами, что приводило к распылению сил.

Наиболее демократический предвыборный процесс наблюдался в Сулеймании, где между собой конкурировали в первую очередь ПСК и «Горран». Не случайно в последнее время среди руководства ПСК можно было услышать, что союз «доигрался в демократию», имея в виду, что для современного политического состояния Региона Курдистан оказалось слишком рано переходить на демократические установки, что препятствовало консолидации; в то же время указывая в качестве примера на ДПК, «не допустившей преждевременной и хаотичной демократии в своём регионе».

ПСК выдвигал в основном лозунги «демократии и социальной справедливости» и в них проглядывалась определённая обречённость союза. Так, ПСК «надеялся» принести «атмосферу свободы и демократии Сулеймании в Эрбиль», очевидно, имея ввиду, что в Сулеймании полная демократия, а в Эрбиле ДПК ограничивает проникновение иных партий и оппозиционных СМИ. Кроме того, ПСК (а также «Горран») обвинял ДПК в раздувании числа своих голосов с использованием «мёртвых душ» (имея ввиду, что умершие пока не вычеркнуты из избирательных списков и за них кто-то «проголосует»), а также незаконное внесение в списки в Дохуке сирийских курдов и т.д., предлагая перенести выборы до выяснения этих вопросов. По-видимому, определённые нарушения имели место, однако в некоторой степени желание ПСК перенести выборы было обусловлено и пониманием предстоящего поражения союза.

ПСК также считал неправомерным выделение 11 мест меньшинствам, так как их представительство оказывается таким образом существенно выше их доли в населении Региона Курдистан, а подобные квоты не имеют ничего общего с демократией. По мнению ПСК и движения «Горран» выделения столь большого количества мест этническим и религиозным меньшинствам было обусловлено не желанием обеспечить их права, а стремление ДПК увеличить свою долю в парламенте, так как меньшинства проживают в основном в регионе, где господствует ДПК, которая также активно использует финансовые средства для продвижения лояльных себе кадров.

«Горран», взорвавшее несколько лет назад политическую жизнь в Иракском Курдистане публикацией материалов о коррупции, присвоении бюджетных средств и т.п. и имевший в предыдущем курдистанском парламенте 25 мандатов, являлся драйвером предвыборной деятельности в Сулеймании, активно используя все средства пропаганды, и фактически первым начавшим предвыборную агитацию. Относительно активно «Горран» действовал и в Эрбиле. Главными лозунгами «Горран» являлись «изменение системы управления» и борьба с коррупцией, т.е. те, из-за которых, собственно, движение отделилось от ПСК, считая, что союз стал частью порочной системы управления и коррупции в Регионе Курдистан весте с ДПК. «Горран» активно критиковало курдистанские власти, называя их «ужасными».

«Горран» не только победило ПСК в городе Сулеймания, но и получило большинство голосов в Халабдже, традиционно поддерживающей исламистов.

Хотя предварительные опросы показывали слабость ПСК и предстоящий относительный успех движения «Горран», некоторые лидеры ПСК делали весьма самоуверенные заявления. Так, Мала Бахтиар утверждал, что «Горран» не является серьёзным соперником ПСК на этих выборах. При этом руководство ПСК понимало, что снижение его поддержки обусловлено в первую очередь коалицией ПСК с ДПК. Тот же Мала Бахтиар заявлял, что решение выступить отдельным списком было вызвано желанием вернуть некоторых сторонников ПСК, которые были разочарованы альянсом с ДПК. Однако избиратель не поверил в эту уловку, понимая, что, даже проголосуя за отдельный список ПСК, якобы вне альянса с ДПК, он тем не менее отдаст свой голос за ту же коалицию, в которой старшим партнёром является ДПК.

ПСК с ДПК стали расходиться в избирательных кампаниях уже за какое-то время до парламентских выборов в Иракском Курдистане. Так, на провинциальных выборах в Мосуле, где ДПК является более мощной, чем ПСК, ДПК пошла на выборы без своего партнёра по коалиции и добилась успеха. Представители ПСК, который также провела своих членов в провинциальный совет Мосула, отмечали, что ДПК формирует альянс с арабами, но не с ПСК, которая перешла в оппозицию в Мосуле.

ПСК активно критиковал и исламские партии, утверждая, они больше интересуются ситуацией в Египте (связанной с свержением президента М.Мурси), чем Курдистаном.

 

Результаты выборов

Из имевших право голосовать 2 803 тыс. человек, пришли на избирательные участки 73,9%, в т.ч. в Эрбиле 71,7%, в Сулеймании – 73%, в Дохуке – 76,4%.

За 111 парламентских мандатов, 11 из которых было зарезервировано за этническими и религиозными меньшинствами и 30 для женщин (в предыдущем парламенте Региона Курдистан было 36 женщин), соревновались 31 партия и блок и 1129 кандидатов.

19 сентября проголосовали силы безопасности и полиция (без сугубо армейских подразделений), которые должны были 21 сентября (в день парламентских выборов) обеспечивать спокойствие в регионе, а это 157 тыс. голосов, что является достаточно высоким показателем, обусловленным огромным количеством указанных органов. Из проголосовали 153 тыс., т.е. 97,5%. Как известно, во всех странах с несовершённой демократией власти активно используют досрочное голосование силовиков для увеличения количества голосов за свои партии.

За ДПК из досрочно участвующих в выборах избирателей проголосовало 86 тыс. человек (56,2% от принявших участие в выборах), за ПСК – 39 тыс. (25,4%), за «Горран» — 13,5 тыс. (8,8%), за ИСК – 1,8 тыс. (1,2%), за ИГК – 1,1 чел. (0,7%). Остальные партии и блоки получили около 1 тысячи и менее голосов. Таким образом, партии власти (ДПК и ПСК) получили на выборах существенно больше голосов силовиков, а оппозиция значительно меньше.

Примечателен также результат голосования в подразделении, обеспечивающем безопасность президента Ирака Джалала Талабани в Багдаде. То есть, по сути, это наиболее доверенные люди лидера ПСК. Из 988 проголосовавших 735 (74,4%) отдали свой голос ПСК, 212 (21,5%) человек за «Горран», 41 (4,1%) за ИСК и ни один человек не проголосовал за крупнейшую партию Иракского Курдистана ДПК. Таким образом, в службе безопасности Дж.Талабани превалируют сторонники ПСК, что не удивительно, в значительной мере представлены симпатизанты движения «Горран», а также имеются избирателей исламской партии, но не ДПК.

Общие результаты выборов таковы. ДПК победила со значительным отрывом, получив 743 984 голосов (38,3%), что дало ей возможность провести в парламент 38 человек. «Горран» заняло 2-е место, имея 476 736 голосов (23,8%) и 25 депутатов, ПСК – 350 500 (17,3%) и 18 парламентариев, ИСК – 186 741 (9,5%) и 10 членов парламента, ИГК 118 574 (6%) и 4 депутата. Исламское движение Курдистана, Социал-демократическая партия Курдистана, Коммунистическая партия Курдистана и блок «Третья тенденция» получили, соответственно, 21 834, 12 501, 12 392 и 8 681 человек, что позволило провести им в парламент по 1 депутату.

ДПК одержала убедительную победу в Дохуке и с менее явным преимуществом выиграла в Эрбиле. В Дохуке 2-е место занял ИСК, а в Эрбиле «Горран». ДПК в Дохуке получила около 78% голосов, ИСК – 13%, ПСК – 6,3%, а «Горран» — 3,2%. В Эрбиле за ДПК проголосовало 45%, за «Горран» — 16%, за ПСК – 13,6%, за ИГК – 7%, а за ИГК – 6%. Количество голосов, поданных за «Горран» в Эрбиле, следует считать успехом, поскольку движение имело весьма ограниченные ресурсы, особенно по сравнению с ДПК. Численность голосов, поданных за «Горран» и ПСК составило около 30%. Представляется, что они имеют больший потенциал в Эрбиле, который в культурном плане традиционно находится под влиянием Сулеймании, а успехи ДПК в Эрбиле, по крайней мере, в некоторой степени обусловлены административным ресурсом, а также значительными финансовыми средствами.

Таким образом, победителями выборов можно считать ДПК и «Горран», хотя число депутатов движения уменьшилось на одного. Очевидно, проигравшим стал ПСК, потерявший по сравнению с прошлыми выборами около 200 тыс. голосов, которые преимущественно перетекли движению «Горран». Успех движения, получившего голоса бывших сторонников ПСК, обусловлен в первую очередь недовольством сулейманийцев нынешним положением их провинции в Регионе Курдистан. Речь идёт о том, что при создании единого правительства в Эрбиле, ДПК обещала сделать Сулейманию второй столицей, оставив там (или перенеся туда) ряд министерств, и предоставляя широкий права по самоуправлению. Между тем, спустя несколько лет после ликвидации в Сулеймании второго регионального правительства и формировании в Эрбиле единой региональной власти, всем очевидно, что Сулеймания потеряла значительные полномочия и финансовые ресурсы. Сторонниками «Горран» в Эрбиле же были в первую очередь люди, считающие, что в регионе очень высокий уровень коррупции, низкое качество государственных услуг и концентрация финансовых средств в определённых кругах. Сторонники «Горран» хотели бы проведения в Регионе Курдистан существенных институциональных реформ. Примечательно, что членов регионального правительства от ПСК, участвующих в коалиционном правительстве с ДПК, многие в Сулеймании (особенно те, кто голосовал за «Горран», но также и многие члены ПСК) считали либо маловлиятельными и без реальных полномочий (даже с существенно меньшим фактическим влиянием, чем некоторые представители ДПК с меньшим объёмом официальных властных полномочий), либо занятыми лишь собственным благополучием, встроившимися в систему ДПК. Относительно неудачными стали выборы и для крупнейших исламских партий Иракского Курдистана – ИСК и ИГК. Основным противоречием между ПСК и «Горран» является, по мнению «Горран», «соглашательство» ПСК с системой управления, созданной ДПК. «Горран» и ПСК не имеют никаких идеологических или культурных противоречий. Более того, нередко даже высокопоставленные члены ПСК непублично высказывают свои симпатии к движению «Горран». Так что теоретически электоральная база бывшего ПСК (т.е. включая «Горран»), даже при более скудных финансовых ресурсах, не меньше, чем у ДПК, а потенциально, может быть, и шире.

Несмотря на обвинения со стороны различных сил в адрес ДПК об использовании административного ресурса, все партии единодушны, что необходимо принять результаты выборов и уважать волю избирателей.

Таким образом, очередные парламентские выборы в Иракском Курдистане в целом прошли в достаточно конкурентной борьбе и несколько изменили политический ландшафт региона. Представляется, что вряд ли произойдут большие изменения в региональном правительстве, которое фактически является правительством ДПК. Однако, очевидно, что 2-е место движения «Горран» означает, что  Регион Курдистан вступает в период усиления внутриполитической борьбы.

28.19MB | MySQL:67 | 0,762sec