Размышления о задержании в Москве членов «Ат-Такфир валь-Хиджра»

Российские СМИ сообщили о задержании в Москве 14 членов запрещенной в России экстремистской группировки «Ат-Такфир валь-Хиджра». У них, опять же со ссылкой на информационные сообщения, было изъято «большое количество взрывчатки, детонаторов», и даже «пояс шахида». Появилась и фотография этого самого пояса, что само по себе вызвало вопрос. На снимке изображен простой ремень, а рядом кусок взрывчатого вещества. При этом любой специалист-взрывотехник вам расскажет, что «пояс шахида» обычно представляет собой что-то среднее между широким ремнем со множеством карманов для поражающих элементов и армейской разгрузкой. Основное назначение этого взрывного устройства заключается в максимальной его загрузке именно средствами массового поражения, для чего используется дробь, болты или головки гвоздей. Ничего этого на снимке не было. Как не было опубликовано и снимков «большого количества оружия и взрывчатки», а также образцов изъятой подрывной литературы. Напомним, что для того, чтобы литература была признана экстремистской, необходимо решение суда. Последнее также во многом обусловлено мнением экспертов. В этой связи хотелось бы понимать, о какой литературе идет речь.

Также настораживает, что неясна пока национальная и государственная принадлежность задержанных, кроме одного гражданина Украины. По версии следствия, он вербовал девушек в Балашихе, обращая их в ислам. На самом деле это не преступление, поскольку пока ни одна из этих гражданок не заявила, что она собиралась самоподрываться. И еще – из чего следует  принадлежность задержанных  к   «Ат-Такфир валь-Хиджра»? Это все очень важные вопросы, поскольку из ответов на них следует выводы о вовлечении в террористическую деятельность на российской территории международных экстремистских структур, а это уже само по себе очень серьезно. «Ат-Такфир валь-Хиджра» – это известная в Египте в 90-х годах прошлого века организация явно фундаменталистского  толка, хотя смешивать ее с «Аль-Каидой» было бы натяжкой. В последнюю обычно вливались фигуры из «Аль-Гамаа аль-Исламия», в которой активную роль играл нынешний лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири. Тут есть один нюанс: «Ат-Такфир валь-Хиджра» – это продукт более для внутриегипетского употребления, который работал исключительно по целям в АРЕ. Но «работал» очень тускло, поскольку ни одного резонансного теракта на счету этой группы нет.  Гораздо более активными были боевики из той же «Аль-Гамаа аль-Исламия».  Об упоминавшихся в СМИ терактах этой группировки в Судане сложно судить, поскольку о них видимо знают только написавшие это журналисты. Более того, ряд экспертов полагает, что эта группа была во многом фантомом и ее название использовалась тогда, когда реальным террористам надо было по тем или иным причинам спрятать «собственные уши». В эпоху уже «позднего» Мубарака и «послереволюционный» период  о них вообще было очень мало слышно. В этой связи возникает вопрос – с какой стати ориентированная «на внутренний рынок»  и явно переживающая не самые лучшие времена  группировка вдруг решила обосноваться в России? Особенно если учесть, что, по всей видимости, арабов в группе арестованных нет. И не просто обосноваться, но еще и подготовить и провести резонансные теракты. Почему именно в России? Из-за сирийского досье? Но отметим сразу, что сирийские события как-то слабо резонируют с внутриполитической ситуацией в АРЕ, а власти (и старые, и новые) стараются уделять этому направлению минимум внимания.

Вызывает определенные вопросы и личность главного вербовщика, гражданина Украины. При аресте у него в автомашине нашли пистолет с рукояткой, которая была обмотана изолентой, дабы не оставлять следов пальцев. То есть, другими словами, отпечатков пальцев обвиняемого на оружии и детонаторах, которые у него изъяли, не имеется. Кроме того, там же было найдено 5 гр. амфетамина. Это вообще не совсем укладывается в картину исламского радикала, поскольку употребление и хранение наркотиков для них страшный грех. Если принять за версию, что наркотик был нужен для того, чтобы обрабатывать смертниц перед терактом, то это тоже маловероятно. Пока не известно доподлинно ни одного случая, чтобы смертник шел на теракт под воздействием наркотиков. Мы имеем в виду, естественно, российский опыт.

Еще один важный момент. По данным следствия, члены группы добывали деньги себе на жизнь и радикальную деятельность воровством в роскошных бутиках. Это очень интересный момент, который свидетельствует только об одном. Никакой централизованной международной террористической структуры в данном эпизоде нет. Ни один руководитель любой террористической группы не будет посылать своих боевиков на задание без надежного финансирования. Да и боевики без этого условия работать не будут. Вынуждать их самих добывать себе на пропитание криминальным путем – это резко увеличивать риск провала и срыва всей операции.  Так не поступают, если речь идет о целенаправленной и спланированной акции. Кроме того, ни одни «нормальные» террористы не будут хранить у себя на квартире взрывчатку и пояса шахидов. Такие вещи хранятся до операции в отдельном схроне, и это азбука конспирации»

 

Значит, в данном случае мы имеем дело либо с самоорганизовавшейся  ячейкой, либо с простым криминалитетом, который прикрывает свои дела (кражи в бутиках) идеологической оберткой. Не исключаем в данном случае, что именно для этого рода деятельности, а не для подрывов с использованием смертников, им и понадобились жительницы Балашихи. Согласитесь, что вербовать на криминал или джихад – суть разные вещи, а в последнем случае – более удобной для психологии мотивацией.

В этой связи отмечаем очень неприятный момент. Это выдавание желаемого за действительное, что хорошо подается в прессе и воспринимается обывателем, но совершенно не отвечает реальным шагам спецслужб, которые должны проводиться в этом направлении. Взять банду грабителей, которые прикрывались исламистскими лозунгами, это, безусловно, правильно и нужно. Но пытаться выдать это за проникновение в Россию международного террора неправильно со стратегической точки зрения. Необходимо четко выставлять приоритеты и своеобразную «шкалу ценностей» на этом направлении. Если же мы ошибаемся в своих выводах, то материалы СМИ должны быть так выверены, чтобы ни у кого никаких вопросов не возникало. Исходя из сказанного, хотелось бы отметить, что борьба в информационном пространстве с таким явлением как терроризм  по своей важности нисколько не уступает оперативной составляющей этого процесса.

50.33MB | MySQL:110 | 0,845sec