Американские санкции и судьба ядерного соглашения с Ираном

Накануне власти США объявили о замораживании активов нескольких компаний, которые нарушают санкции против Ирана, введенные Вашингтоном. Предположительно, эти компании распространяли материалы, которые используются при создании оружия массового поражения. Тем не менее, министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф заверяет, что Тегеран продолжит международные переговоры по своей ядерной программе, несмотря на американские санкции. США неоднократно вводили против Ирана на протяжении последних 30 лет односторонние санкции. Последний раз это произошло в январе 2012 года, когда был введен запрет на приобретение иранской нефти, а также ограничения финансовых операций иранских банков с зарубежными партнерами. Однако на этот раз ужесточение американского давления на Иран выглядит особо нелогично, ведь экономические последствия возможного снятия санкций стали в эти дни самой обсуждаемой темой в Иране.

Санкции  лишают иранцев возможности удовлетворить элементарные потребности, иранцы надеются, что отмена дискриминационных мер Запада обуздает инфляцию, которая в этом году превысила 30 процентов.  В случае отмены санкций, экономисты прогнозируют среди прочего возвращение в страну денежных средств, полученных от продажи нефти; погашение правительством части дефицита госбюджета; стабилизацию внутреннего валютного рынка, фиксацию более реальных цен на товары. Оптимистичные ожидания связаны с новой иранской дипломатией, взявшей курс на сближение с США.

Действительно, осенью этого года Иран и США впервые за последние 34 года сделали практические шаги на пути восстановления своих отношений, взяв курс на преодоление многолетней конфронтации дипломатическими средствами. В Белом доме  зазвучали голоса в пользу позитивного реагирования на декларируемый Тегераном новый международный имидж. В американской администрации оценили поражение консерваторов из ближайшего окружения верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи на иранских президентских выборах  как повод для изменения позиции Вашингтона в отношении Тегерана. В свою очередь Хасан Роухани сразу же после своего избрания на пост президента определил нормализацию отношений с Западом и вывод Ирана из международной изоляции в числе главных задач нового правительства ИРИ. Сейчас уже можно признать, что Ирану при Роухани за несколько месяцев удалось продвинуться на этом направлении гораздо дальше, чем его предшественнику Махмуду Ахмадинежаду за два срока президентства.

Самым крупным дипломатическим успехом Тегерана за этот период стало подписание с «шестеркой» международных посредников промежуточного соглашения в виде «Совместного плана действий», которое определило «дорожную карту» урегулирования иранского ядерного кризиса. Договоренности  достигнуты во многом благодаря отдельным двусторонним американо-иранским компромиссам, против которых Россия не стала возражать, а европейские союзники США поддержали, хотя и не без определенного сопротивления со стороны Франции, сохраняющей особую позицию, но поставившую подпись  под этим документом. Париж, видимо, успокоили оценки президента Барака   Обамы,  что «идеальное соглашение с Ираном невозможно», однако «политическая договоренность с Ираном даст обеим сторонам гораздо больше, чем любые другие опции решения этой проблемы».

План США заключается в том, чтобы подойти к проблеме ядерных разработок Ирана в два этапа. Заключенное промежуточное соглашение сроком действия на шесть месяцев, как отмечает помощник президента США по национальной безопасности Сьюзан Райс, «остановит прогресс в ядерной программе» Ирана и «откатит ее назад ключевым образом». Шестимесячная пауза по замыслу американцев должна позволить подготовить принятие «всеобъемлющего долгосрочного решения, которое полностью снимет обеспокоенности мирового сообщества». А вот снимать санкции американцы пока не намерены, хотя в обмен на иранские уступки в Женеве, Тегерану обещано приостановить меры по дальнейшему снижению объёмов продаж иранской сырой нефти, а США и ЕС не должны вводить новые санкции, связанные с ядерной деятельностью Ирана.

Однако уже после Женевы Министерство финансов США ввело новые карательные меры против ряда компаний и физических лиц за нарушение режима санкций в отношении Ирана. Данное решение принято в рамках подписанного ранее президентом Бараком Обамой закона об ужесточении экономических санкций против Ирана, который не отменен. Основные параметры экономического давления на Тегеран остаются неприкасаемыми. США, как и прежде, будут бороться за обеспечение соблюдения эмбарго на импорт иранской нефти, введенного США и Евросоюзом. В США остается в силе запрет для американских предпринимателей на ведение бизнеса практически со всем нефтяным сектором Ирана, а также его судоходными и страховыми компаниями. Для всех союзников Вашингтона не снимается барьер на пути любых финансовых операций, включая торговлю ценными бумагами и золотом, с иранскими учреждениями, в том числе Центральным банком страны. Как видно, наиболее жёсткие торговые и финансово-экономические санкций, наложенные на Иран без согласия Совета безопасности ООН странами ЕС и США, остаются в силе, а со стороны американцев еще и усиливаются.

Санкции по-прежнему остаются основным аргументом Белого дома. С точки зрения американской администрации иранское руководство настроено на заключение ядерной сделки исключительно благодаря беспрецедентному экономическому давлению на Иран. По этому поводу американский президент не без гордости отмечает: «Мы создали беспрецедентный режим экономических санкций, перекрыли Ирану возможности получать прибыль от продажи нефти. Иранская экономика за это время потеряла более 50% своего потенциала». В дальнейшем многое будет зависеть, как считает Барак Обама, от поведения Ирана, но «с точки зрения тактики очень важно проэкзаменовать иранцев». Искушение проверить новую дипломатию Ирана «на излом» в Вашингтоне остается.

Напомним, что уже после избрания нового иранского президента  Палата представителей Конгресса США поддержала 31 июля введение новых санкций против ИРИ. За ужесточение санкций высказались 400 членов нижней палаты американского парламента, в то время как 20 человек проголосовали против. Новые меры в отношении Ирана предполагают, среди прочего, беспрецедентное сокращение экспорта иранской нефти на один миллион баррелей в день сроком на один год. Для вступления новых ограничений в силу их должны поддержать члены Сената, большинство в котором принадлежит тем, кто выступает за ускорение процесса принятия этого пакета санкций. Их логика проста: жесткие санкции вынудили иранское правительство пойти на серьезные переговоры по ядерной программе, поэтому дополнительное давление на Иран только усилит американские позиции в этом диалоге. Сейчас, видимо, из тактических соображений своего президента Банковский комитет Сената США принял его предложение воздержаться пока от введения нового масштабного пакета санкций против Ирана, оставляя таким образом  действенный рычаг дальнейшего давления на иранское руководство «на взводе», ведь конгрессмены нажать курок готовы в любой удобный для американцев момент.

Не случайно, спустя всего несколько недель,  промежуточное Женевское соглашение по иранской ядерной проблеме вместо внешнеполитического триумфа в США  стало объектом критики, а договоренности с Ираном, которые претендовали на высокое имя «сделка века», уже называются «ошибкой века». Хотя и сейчас президент Обама оценивает достигнутое соглашение как наиболее «значительный и ощутимый» прогресс дипломатической кампании, которая началась, когда он вступил в должность. На приёме в Белом доме для израильских дипломатов и представителей еврейской общины по случаю празднования Хануки президент США отметил, что «впервые за десятилетие мы смогли достигнуть прогресса по иранской ядерной программе», правда и здесь он остается верен своей приверженности санкциям, заверяя собравшихся, что «самые жёсткие санкции США против Ирана сохраняются».

Тем не менее, в Иране надеются на здравый смысл западных партнеров и стараются планировать свою дальнейшую жизнь в надежде на смягчение санкций. В парламенте Ирана началось рассмотрение государственного бюджета страны на следующий год, предусматривается увеличение добычи нефти до 3.3 миллиона баррелей в сутки, а также значительное увеличение экспорта нефти и конденсата, который, по данным Международного энергетического агентства, в ноябре текущего года составлял всего  850 тысяч баррелей в сутки. Напомним, что до введения международных санкций, в 2011 году Исламская Республика экспортировала 2.2 миллиона баррелей нефти и 0.3 миллиона баррелей газового конденсата. Как видно, вопрос о санкциях имеет для Ирана сверхважное значение, и не только для экономики страны.

Приход на второй по значимости государственный пост Хасана Роухани, во многом,  стал плодом компромисса не между отдельными персоналиями в иранском руководстве, а, скорее, — между альтернативными направлениями внешней политики Ирана. От жесткой и воинственной конфронтации с Западом было решено отказаться и попробовать новую дипломатию, получившую благословение  аятоллы Хаменеи на «героическую гибкость», главным образом в отношениях с Западом и, в первую очередь, с Соединёнными Штатами.

Вопрос в том, насколько президенту Ирана позволено  быть «героически гибким» и как далеко он может пойти в уступках США, остается пока без однозначного ответа. Первые признаки нормализации американо-иранских отношений  дали надежду на  отказ  Вашингтона от стремления, во что бы то ни стало сменить исламский режим, а значит – появились  обоснованные ожидания восстановления двусторонних отношений в формате нынешней власти в Иране.  В рамках  воплощения в жизнь  подобного сценария,  снятие противоречий по иранской ядерной программе не рассматривается как единственный шаг Вашингтона,  но то, что это является необходимым условием для дальнейших контактов с Тегераном,  сомнений не вызывает. Хотя об изменениях главных идеологических принципов  внешнеполитического курса Исламской Республики пока речи нет, Тегеран, по-прежнему действует осторожно и стремится сохранить своё прежнее геополитическое лицо.

 

Уступки Ирана на переговорах в Женеве не противоречат  стратегическому курсу Ирана.  Подписанное  соглашение вполне может устраивать Исламскую Республику: страна сможет продолжать свою мирную ядерную деятельность, избавившись от санкций и  угрозы военного удара. Ситуация напоминает сделку: иранские уступки по атому в обмен на отмену санкций и отказ от решения иранской ядерной проблемы силовыми методами. Санкции, действующие в границах резолюций Совбеза ООН, не имеют столь негативного воздействия на иранскую экономику, как односторонние меры со стороны США и стран Евросоюза. Иран вынужден договариваться с американцами, а не с ООН. Хотя в комитете ООН, следящим за действием наложенных на Иран санкций, большинство придерживается позиции США. Так, в Совете Безопасности ООН 12 декабря заслушали доклад председателя комитета по иранским санкциям — постпреда Австралии Гэри Куинлена, который предупредил, что международные меры в отношении ИРИ должны в полной мере осуществляться странами до тех пор, пока не последует решения Совета Безопасности. При этом ООН также приветствует недавнее соглашение по ядерной программе между ИРИ и шестью мировыми державами. Напомним, что с 2006 года в отношении Ирана было принято пять резолюций Совета безопасности ООН, требовавших прекратить обогащение урана. Тем не менее, иранская дипломатия предпочитает согласиться с приоритетом, отдаваемым  Соединенным Штатам, а не всемирной организации.

Сейчас, в переговорах на уровне экспертов по иранской ядерной программе в Вене объявлен перерыв, который будет использован иранцами для консультаций членов делегации с руководством МИДа и Организации по атомной энергии Ирана. Следующий раунд переговоров между МАГАТЭ и Ираном намечен на  21 января 2014 года. Предполагается, что на нем будет обсужден ход реализации уже достигнутых договоренностей, рассчитанных на шесть месяцев, и переход к выработке постоянного соглашения, которое приведет к окончательному закрытию иранского «ядерного досье». Но уже сейчас очевидно то, что иранская позиция будет во многом зависеть от ответных действий США, а также  Евросоюза, который обещал облегчить режим санкций против Ирана уже в декабре 2013 года.

41.21MB | MySQL:92 | 0,976sec