О противоречиях Запада и КСА по Сирии

В рамках подготовки конференции по Сирии «Женева-2» США и их европейские союзники продолжают прилагать усилия по выстраиванию необходимой им политической архитектуры среди стран, напрямую завязанных на «сирийское досье». Прежде всего, это КСА и Турция, от позиций которых напрямую зависит успех мирного разрешения конфликта в формате многораундовых мирных переговоров между оппозицией и режимом Б.Асада. Последний, помимо дипломатической поддержки от Москвы, приобрел еще один очень значительный козырь в лице Запада. Мы имеем ввиду прежде всего т.н. «исламистский фактор» сирийского сопротивления, ставший, как мы и предполагали ранее, наиболее реальной военной силой оппозиции и сумевший, не без стараний тех же турок, саудовцев и финансовых затрат с их стороны, консолидироваться в единую военную силу. Новое образование «Сирийский фронт исламского освобождения» (СФИО) образован на базе 29 различных исламистских группировок в прошлом месяце, включая и печально известную «Джабхат ан-нусра», и в настоящее время является единственной боевой эффективной единицей оппонентов сирийского режима. Он фактически полностью поглотил, а частью рассеял боевые отряды «светской» Сирийской свободной армии (ССА). Кульминацией этого процесса стало 11 декабря с.г., когда отряды ССА были выбиты из своего основного опорного пункта Баб аль-Хава на турецко-сирийской границе, что по факту означает переход контроля над стратегическими логистическими коридорами материально-технического снабжения сопротивления из Турции в руки исламистов. Кроме того, боевики СФИО взяли под свой контроль основные склады вооружения ССА в этом регионе.

Это событие знаменует собой установление монополии СФИО по контролю над вооруженным сегментом оппозиции Б.Асаду и превращение этой структуры в один из основных факторов, которые влияют на развитие ситуации в стране. Решающим моментом здесь стало и изменение позиции Анкары, отказавшейся окончательно от помощи своей «игрушке» в виде ССА и сделавшей выбор на поддержку СФИО. Кстати, передача складов оружия и боеприпасов ССА в руки исламистов во многом обеспечена именно этой позицией Турции и произошла фактически без боя по указке от кураторов из МИТ. Сейчас СФИО насчитывает порядка 45 тыс. боевиков, что делает ее основной военной силой оппозиции. Это, безусловно, волнует западные страны, поскольку как бы ни развивались события в дальнейшем, обойтись без достижения некого компромисса с исламистами уже не получится. Пока с их стороны идет аккуратное прощупывание идеологических установок СФИО. В этой связи при посредничестве турецкой МИТ в начале декабря с.г. сотрудники британской МИ-6 уже неформально встречались с эмиссарами СФИО в Турции, Правда, с представителями т.н. «умеренного крыла», т.е. с «Братьями-мусульманами».

У Франции, в данном случае, роль основного официального медиатора между НАТО и Эр-Риядом. В рамках подготовки визита французского президента Ф.Оланда в КСА в конце декабря с.г. саудовскую столицу в начале месяца посетил глава французской спецслужбы DGSE  Б.Бажоле, который встречался со своим саудовским коллегой, руководителем УОР КСА принцем Бандаром. Естественно, что обсуждался и сирийский конфликт. При этом французы выразили весьма серьезную обеспокоенность продолжающейся со стороны саудовцев поддержкой радикальных исламистов в Сирии. При этом Бажоле подчеркнул, что это солидарная позиция ЦРУ США и МИ-6. Принц, в свою очередь, заявил на встрече, что «свержение Б.Асада является его делом чести». Отметим, что перед встречей с Бажоле Бандар посетил Москву. Он не скрывает, что в отношении «сирийского досье» прежде всего необходимо договориться с Москвой, а не с США, и это его принципиальная позиция. Это уже вторая (первая была в июле с.г.) поездка главы УОР КСА в Москву. Надо констатировать, что несмотря на обещания солидных инвестиций в российскую экономику, никаких уступок от Кремля в рамках трансформации позиции по сирийскому направлению саудовец не получил.

Однако принц Бандар продолжает строить планы по наращиванию саудовского присутствия в Сирии. 14 декабря с.г. он встречался в Эр-Рияде с главой МИТ Х.Фиданом и обсуждал с ним вопрос по организации материально-технической поддержки СФИО через турецкую территорию. Вторым направлением давления на Дамаск, по замыслу принца, остается Иордания, где он намерен задействовать в более активной форме племенные ополчения для нанесения ударов по позициям сирийской армии. Надо отметить, что это очень серьезно беспокоит аналитиков ЦРУ. Лэнгли считает Иорданию «своим» плацдармом и опасается того, что бесконтрольное финансирование и вооружение бедуинов может, в конечном счете, серьезно дестабилизировать ситуацию в самом Хашимитском королевстве. Но в намерениях руководителя УОР сделать «исламистский фактор» в политической жизни определяющим моментом, который невозможно было бы не учитывать при выстраивании государственного устройства новой Сирии. И в этом проекте умеренным, таким, как «Братья-мусульмане», принцем не отводится главенствующая роль.

Сами западные аналитики расценивают возможность достижения компромисса с СФИО по вопросу их мирного врастания в послеасадовскую Сирию как минимальную. В связи этим даже при уходе Б.Асада, по их оценке, необходимо создать надежный базис в лице связки из представителей прежнего режима и светской оппозиции для противодействия экспансии радикализма. Естественно, при поддержке сирийской армии, которая является единственной реальной военной силой способной удержать страну от развала и превращения во второй Афганистан. При этом вариант развития событий по примеру Ирака оценивается ими как очень возможный и наиболее перспективный. Удержать суннитскую элиту от политической и экономической дискриминации алавитской общины и передела собственности представляется сейчас фактически невозможным. А это ставит на повестку дня сохранение на среднесрочную перспективу режима Б.Асада с его постепенной эволюцией в рамках последовательного инкорпорирования в государственную власть представителей суннитской элиты.

50.39MB | MySQL:92 | 1,071sec