Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (16-22 декабря 2013 года)

На минувшей неделе наиболее важные события в регионе происходили в Сирии и Республике Южный Судан (РЮС). Официальный представитель госдепартамента США 19 декабря заявил: информация о том, что Запад вынужденно согласился с продлением полномочий президента Сирии Б. Асада, «не соответствует действительности». В Южном Судане после попытки государственного переворота идут бои между войсками, сохранившими верность президенту страны С. Кииру, и отрядами мятежников.

На минувшей неделе в Сирии продолжались боевые действия между правительственными войсками и вооруженными формированиями противников режима Б. Асада. Наиболее интенсивные и ожесточенные бои велись в провинции Дамаск и в северной провинции Алеппо, где войска, верные правящему режиму, активно использовали боевую авиацию. Тем временем главарь связанной с «Аль-Каидой» группировки «Джабхат ан-нусра» А. М. аль-Джулани заявил, что экстремисты не намерены принимать результаты конференции по урегулированию сирийского конфликта, какими бы они ни были, «так как ее участники не представляют людей, которые жертвуют собой, борясь против Асада». А.М.Аль-Джулани также считает, что «битва против режима Асада почти завершена» и боевики «скоро одержат победу». При этом главарь исламистов отметил, что его группировка не стремится к единоличной власти в Сирии, но «закон в стране должен быть основан на нормах шариата». Сирийские мятежники обвиняют бежавшего в Турцию главу «Высшего военного совета революции» С. Идриса в коррупции. От имени «совместного командования» Сирийской свободной армии и «повстанческих сил» выдан ордер на его арест в случае пересечения границы Сирии.

Госсекретарь США Дж. Керри заявил 17 декабря, что представители американской администрации не встречались с боевиками сирийской радикальной группировки «Исламский фронт», но не исключил возможности такой встречи в будущем. Бывший посол США в Сирии Форд сообщил, что «Исламский фронт» отказался от переговоров с американцами, «не дав какого-либо объяснения», подчеркнув при этом, что Вашингтон готов к переговорам «с любыми объединениями и политическими группами в Сирии». Головная организация сирийской зарубежной оппозиции – Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил заявила, что поддерживает связи с «Исламским фронтом» и считает его «частью революционных сил, которые вместе стремятся свергнуть сирийский режим».

Определены этапы операции по ликвидации сирийского химоружия (ХО). Его транспортировкой будут заниматься Норвегия и Дания, Италия предоставляет порт для перегрузки, а США будут проводить уничтожение на своем судне, специально оборудованном для этих целей. Россия оказывает помощь оборудованием и материалами для транспортировки ХО до порта Латакия, а также займется обеспечением морской безопасности в Латакии и в территориальных водах Сирии. Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) не исключает задержек в процессе вывоза ХО из Сирии из-за проблем, связанных с обеспечением безопасности и в связи с погодными условиями. Власти САР приняли план по вывозу химикатов с 12 складов в различных районах страны до Латакии. 19 декабря ОЗХО объявила тендер на уничтожение сирийских химических веществ за пределами страны.

19 декабря госдепартамент США заявил, что информация СМИ о том, что Запад вынужденно согласился с продлением полномочий Асада, «не соответствует действительности». Созыв конференции в Женеве не должен быть самоцелью, а продление власти Асада не может быть признано политическим решением этого кризиса, считает президент Франции Ф. Олланд. В то же время, по мнению главы МИД России С. Лаврова, на Западе начинают признавать, что пребывание Асада во главе Сирии не так опасно для страны, нежели ее захват террористами. Лавров заявил 16 декабря, что если на конференции по сирийскому урегулированию «будет представлена только зарубежная оппозиция, толку от такого форума будет мало». Поэтому Москва «будет помогать сирийцам налаживать инклюзивный диалог, чтобы они достигли согласия о будущем своей страны». Лавров подчеркнул, что «сейчас наступает критический этап. Наши западные коллеги, которые взяли под свое крыло Национальную коалицию и по-прежнему продвигают ее как главного выразителя чаяний оппозиции, должны ответить за то, с какими подходами эта группа приедет в Женеву, и кого она реально будет представлять». Участникам трехсторонней встречи РФ – США — ООН в Женеве 20 декабря не удалось согласовать вопрос участия Ирана в конференции по Сирии. Против этого выступают США. Спецпредставитель ООН и ЛАГ по сирийскому урегулированию Л. Брахими полагает, что сирийская оппозиция не успеет определить состав делегации к намеченному сроку – 27 декабря. Политическое урегулирование — это единственно возможный путь для решения конфликта в Сирии, заявил 19 декабря министр иностранных дел Катара Х. аль-Атыйя.

15 декабря в столице Южного Судана Джубе часть военнослужащих национальной армии предприняла попытку государственного переворота с целью свержения президента РЮС С. Киира. Власти обвинили в мятеже сторонников отправленного в июле в отставку вице-президента страны Р. Машара Тени. После подавления мятежа в Джубе военные действия между правительственной армией и отрядами сторонников Тени стали происходить в других районах страны. Мятежники захватили город Бор на севере республики, контролируют некоторые районы нефтедобычи и, возможно, штат Джонглей. Совершены нападения на базы миротворцев ООН, где нашли убежище десятки тысяч мирных жителей. Обстреляны самолеты ВВС США, направленные в Южный Судан для эвакуации американских граждан. Президент США Б. Обама заявил, что попытка силового свержения власти в РЮС приведет прекращению американской экономической помощи этой стране.

Местные обозреватели считают, что конфликт вспыхнул на этнической почве между двумя основными и соперничающими друг с другом племенами Южного Судана — динка и нуэр. Причем президент С. Киир — является представителем динка, а Р. Машар Тени — нуэр. Второй причиной конфликта называют «борьбу за доступ к богатым южносуданским ресурсам», особенно нефтяным.

21 декабря правительство РЮС заявило о готовности вести диалог «с любой повстанческой группой».

Управление по борьбе с финансовыми преступлениями Турции провело 17 декабря в Стамбуле и Анкаре операцию «Большая взятка» по задержанию лиц, причастных к крупным махинациям — отмыванию денег, коррупции и контрабанде золота. Под стражу были взяты 52 подозреваемых, в том числе сыновья министров внутренних дел, экономики, по делам окружающей среды и градостроительства. В генпрокуратуре возбуждаются дела и против самих министров «по обвинению во взяточничестве». Произведены обыски в офисах государственного банка. 21 декабря обвинения в коррупции были предъявлены 24 лицам. В то же время часть задержанных лиц освобождена из-под стражи. По заявлениям правительства, операция стала неожиданностью для руководства страны. Премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган назвал произошедшее «грязной западней», подчеркнув, что расследование политически мотивировано и направлено на то, чтобы нанести ущерб его правительству. По инициативе премьер-министра уволены высокопоставленные сотрудники полиции, которые занимались выявлением связей между бизнесменами и госслужащими, а также отдали приказ о задержании подозреваемых (всего свыше 70 человек). 22 декабря прошение об отставке подал глава МВД М. Гюлер. Эрдоган заявил, что ряд высокопоставленных зарубежных дипломатов были вовлечены в «провокационные действия» в рамках расследования коррупционного скандала, но не стал конкретизировать, о представителях каких государств идет речь. По мнению политических наблюдателей, антикоррупционная операция, возможно, стала следствием острой конфронтации между правительством и авторитетным консервативным суннитским лидером Ф. Гюленом, имеющим влияние в ряде госструктур. Сам Гюлен находится в «добровольном изгнании» в США. В целом — это первый случай, когда скандал такого масштаба коснулся непосредственно окружения Эрдогана. 21-22 декабря в различных городах Турции прошли массовые демонстрации оппозиции с требованием отставки правительства Эрдогана.

29 декабря Эрдоган заявил, что часть Балкан принадлежит Турции, а именно: часть Македонии, Болгарии, Боснии и Герцеговины, Западная Фракия (северо-восток Греции).

Госсекретарь США Дж. Керри и министр иностранных дел Ирана М. Д. Зариф в ходе телефонного разговора, состоявшегося 16 декабря, подтвердили готовность продолжать реализацию соглашения по иранской ядерной программе, заключенного в Женеве 24 ноября, отметив важность «поддержания конструктивной атмосферы на продолжающихся переговорах». По мнению Зарифа, «существует возможность найти окончательное и долгосрочное решение ядерному противостоянию между Ираном и Западом». Президент США Б. Обама сообщил о готовности использовать право вето, если будет принят законопроект, предусматривающий новые санкции против Ирана. Евросоюз выразил готовность выполнить женевские договоренности по снятию санкций с Ирана после подтверждения в ходе проверки со стороны МАГАТЭ выполнения Ираном условий женевских договоренностей.

Президент России В. Путин 19 декабря заявил, что Иран является для нашей страны одним из приоритетных партнеров в регионе, и Москва настроена на развитие отношения с Тегераном по всем направлениям. Путин также заявил о праве народа Ирана «развивать свои технологии в мирном направлении». Российский президент считает контрпродуктивными санкции США против Ирана, однако рассчитывает на поступательный процесс урегулирования иранской ядерной проблемы. Путин также сообщил о своем намерении посетить с визитом Иран по приглашению президента ИРИ Х. Рухани.

Сложная обстановка сохраняется в Египте. «Братья-мусульмане» и их сторонники продолжают заявлять о бойкоте предстоящего референдума по новой конституции Египта и сообщили о начале кампании против его проведения. 20 декабря в Каире и ряде других городов Египта сторонники исламистов вновь провели несанкционированные митинги и демонстрации. Полиция была вынуждена применить слезоточивый газ и водометы для их разгона. Также имели место столкновения между сторонниками и противниками «Братьев-мусульман». Молодежное движение «6 апреля» объявило о выходе из «дорожной карты переходного периода в Египте после того, как каирский суд приговорил 22 декабря трех активистов к тюремному заключению.

Вновь обострилась обстановка на Синайском полуострове, что связано с повышенной активностью действующих там исламистских боевиков.

Палестинский переговорщик С. Арикат 19 декабря заявил, что окончательный мирный договор с Израилем «будет заключен позднее намеченной даты 29 апреля 2014 года». По его словам, к этой дате может быть подписано рамочное соглашение, которое определит направления дальнейшего продвижения к окончательному урегулированию, для чего потребуется от 6 до 12 месяцев. 21 декабря на совещании глав внешнеполитических ведомств стран-членов ЛАГ в Каире была отвергнута инициатива госсекретаря США Дж. Керри о размещении израильских войск в долине реки Иордан в случае достижения палестино-израильского мирного соглашения.

Строительство еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан будет продолжено, несмотря на критику со стороны администрации США, заявил 19 декабря премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху. По его словам, мирным переговорам мешает не поселенческая деятельность, а нежелание палестинцев признать Израиль в качестве еврейского государства.

Североатлантический альянс начал 21 декабря переговоры с правительством Афганистана по соглашению о статусе миссии НАТО в стране после вывода в 2014 г. войск западной коалиции. В НАТО отмечают, что соглашение о статусе будет ключевым элементом законных рамок для размещения в Афганистане миссии по обучению и оказанию помощи афганским вооруженным силам. При этом в Брюсселе заявили, что соглашение о статусе миссии не будет заключено до подписания двустороннего соглашения о безопасности между правительствами Афганистана и США.

Приложение

 

 

О военно-доктринальных установках руководства Турции

 

 

Основу политики турецкого руководства составляет его стремление к превращению страны в один из мировых центров сил, который стал бы бесспорным политическим и военным лидером на Ближнем и Среднем Востоке, на Балканах, оказывающим решающее воздействие на ход событий в этих регионах, а также имеющим сильное влияние в тюркоязычных республиках бывшего СССР. Для достижения этой цели Турция неуклонно наращивает свой экономический, военный и научно-технический потенциалы как за счет более рационального использования собственных ресурсов, так и укрепления сотрудничества с более развитыми странами мира.

Военно-политический курс Турции находит свое отражение и конкретное воплощение в национальной военной доктрине. В её основу положены долгосрочные политические и военные цели государства, характер отношений Турции с соседними странами и стратегические концепции НАТО. Участие страны в Североатлантическом альянсе рассматривается в качестве основы обеспечения безопасности Турции на современном этапе. В Анкаре полагают, что членство страны в НАТО дает возможность с помощью союзников достичь собственных военно-политических целей, а также поддерживать на надлежащем уровне боеспособность национальных вооруженных сил. В то же время турецкая военная политика строится не только на союзнических отношениях с США и странами НАТО, но и на доктрине пантюркизма — идеи о необходимости политической консолидации тюркских народов под эгидой Анкары на основе этнической, культурной и языковой общности. Как отмечают в НАТО, Турция в последние годы демонстрирует более самостоятельную политику.

Основные положения турецкой военной доктрины заложены во вступившей в силу в 2006 г. «Стратегии национальной безопасности». В этом документе военно-доктринальные взгляды турецкого руководства объединяются термином «оборонная политика» и включают два основных компонента — стратегию национальной безопасности, определяющую социально-политическую сторону военной доктрины, и национальную военную стратегию, регламентирующую ее военно-техническую сторону.

Руководство Турции официально определяет свою военную доктрину как оборонительную, направленную на обеспечение гарантированной защиты независимости и безопасности страны, предотвращение внешней агрессии и сохранение территориальной целостности государства. Особо подчеркивается, что оборонная политика республики должна носить динамичный характер, направленный на предотвращение кризисов и конфликтов и активное участие в системах коллективной безопасности и выполнение всех обязательств, возлагаемых в связи с этим на Турцию.

Социально-политическая сторона военной доктрины включает три основополагающие концепции: сдерживания, управления кризисами и создания благоприятного внешнего окружения. Причем две первые практически заимствованы у США и реализуются в рамках единой натовской стратегии безопасности. Что же касается третьей концепции, то многие конкретные действия турецкого руководства в последние годы фактически привели к провалу провозглашенного правительством Р. Т. Эрдогана курса на «ноль проблем с соседями» и формирование «зоны мира и безопасности» по периметру границ страны. В первую очередь, это относится к политике Анкары по отношению к сирийскому конфликту, ситуации в «треугольнике» Турция – Ирак – Иракский Курдистан, ухудшению отношений с Израилем. Напряженность сохраняется вокруг Кипра, что обусловлено как нерешенностью застарелой проблемы раздела острова на греческий и турецкий секторы, так появлением нового узла противоречий, связанного с контролем над континентальным шельфом вокруг острова, где обнаружены крупные запасы природного газа.

К глобальным внешним военным угрозам в Анкаре относят сохранение ядерного потенциала развитых государств и возможности его применения; эскалация противоборства «НАТО – радикально настроенные мусульманские страны»; распространение в мире ОМП и средств его доставки; перерастание локальных и региональных конфликтов в крупномасштабную войну с возможным вовлечением в нее Турции. Основные региональные угрозы — это конфликты в Сирии, Ираке и на Кавказе, кипрская проблема, территориальные противоречия с Грецией, распространение ОМП и средств его доставки.

К внутренним военным угрозам в Анкаре относят деятельность вооруженных формирований курдских сепаратистов. И хотя в 2013 г. на основании соглашения между турецким правительством и руководством Рабочей партии Курдистана основная часть боевиков РПК покинула турецкую территорию, угроза возобновления вооруженного противостояния с сепаратистами сохраняется.

Военно-техническая сторона доктрины представлена четырьмя базовыми концепциями: поддержания постоянно высокого уровня боеготовности и боевой мощи национальных вооруженных сил, их технической оснащенности; решительных действий с применением обычных средств поражения; военных операций с ограниченными целями; операций «иных, чем война».

Обеспечение национальной безопасности турецкого государства считается возможным лишь при наличии мощных, хорошо подготовленных и оснащенных вооруженных сил. Исходя их этого, правительство последовательно реализует и финансирует планы военного строительства, направленные на дальнейшее укрепление ВС, закупки нового и модернизации имеющегося в войсках вооружения и военной техники, оптимизации организационно-штатной структуры войск и органов управления, поддержания престижа армии в обществе и высокого социального статуса военнослужащих, прежде всего офицерского корпуса.

Турецким военным командованием совместно со специалистами НАТО и на базе документов Североатлантического альянса разработана военно-стратегическая концепция строительства и использования национальных вооруженных сил под названием «Стратегическое сдерживание и оборона». Этот документ нацеливает руководство страны на поддержание армии на уровне, позволяющем удерживать противника от нападения и наносить по нему упреждающие удары.

Оценивая свои современные возможности страны как не соответствующие уровню, необходимому для решения перспективных задач в сфере национальной безопасности, турецкое руководство предполагает на среднесрочную перспективу провести крупномасштабную реформу, охватывающую все структуры военной организации государства. Данной реформой предусматривается существенное наращивание боевой мощи вооруженных сил за счет повышения их мобильности, ударной и огневой мощи, увеличения возможностей противовоздушной и противотанковой обороны, подготовки командного состава, штабов и войск; сокращение численности армии за счет увеличения жандармских войск; значительное повышение эффективности разведки и системы мобилизационного развертывания, повышение возможностей Гражданской обороны.

В последние годы повышенное внимание уделяется повышению возможностей ведения «ассиметричной войны». В 2011 г. в турецкой армии было создано отдельное кибер-командование. В системе генштаба формируются специальные подразделения для противодействия кибер-угрозам, которые отнесены командованием ВС к числу приоритетных.

Турция стремится к модернизации своих вооруженных сил посредством развития национального военно-промышленного комплекса. В настоящее время турки реализуют большое число проектов в сфере разработки новых вооружений. Вместе с тем, слабость собственной научно-технической базы, нехватка научных кадров высшей квалификации, значительная зависимость от кооперации с западными партнерами в развитии научно-технических возможностей и доминирование гражданского сектора науки в военных НИОКР серьезно тормозят развитие турецкого ВПК. Поэтому на сегодняшний день и на ближайшую перспективу страна будет вынуждена закупать за рубежом многие высокотехнологичные образцы оружия и технических средств. В первую очередь, это относится к вооружению ПВО, авиационному вооружению и технике во всем их многообразии, различным образцам военной электроники и др.

В целом в соответствии с национальной военной стратегией до завершения полной модернизации вооруженных сил, надежного обеспечения стабильности внутриполитической и финансовой ситуации в стране, существенного наращивания национального экономического и научно-технического потенциалов, турецкое руководство будет избегать развязывания вооруженного конфликта высокой интенсивности (войны) с внешним противником по своей инициативе. Это наглядно проявляется в позиции, занятой Анкарой по отношению к конфликту в Сирии, когда руководство страны не идет на развязывание самостоятельных (только с турецким участием) масштабных военных действий против южного соседа.

50.36MB | MySQL:89 | 0,851sec