СМИ и «управляемый хаос» на Ближнем Востоке

Вспыхнувшая «арабской весной» три года назад и продолжающая кипеть социально-политическая дестабилизация в регионе Ближнего Востока остается в центре внимания мировых и региональных СМИ. Не существует единого подхода касательно того, были ли народные протесты, в некоторых странах приведшие к свержению правящих, инспирированы из-за рубежа или же явились следствием внутреннего кризиса арабских государств. Однако очевидно, что целый ряд – как региональных, так и внерегиональных – игроков решили воспользоваться ситуацией в своих геополитических интересах, встроившись в происходящую «перекройку» региона и перераспределение сфер влияния. Отхватить как можно больший и как можно более лакомый кусок стратегически важного Ближнего Востока представляется удобным в суматохе — в ситуации хаоса, которая, по всей видимости, искусственно поддерживается, в том числе посредством региональных арабских СМИ.

Традиционно соперничество на Ближнем Востоке разворачивается между Саудовской Аравией и Ираном, условно представляющим суннитский и шиитский ислам – хотя совершенно очевидно, что конкуренция между ними является геополитической борьбой за сферы влияния. Сильная с военной точки зрения Исламская Республика Иран опирается в регионе, в первую очередь, на общины шиитов в преимущественно суннитском регионе с целью подрыва внутренней стабильности стран саудовской сферы влияния (монархии Залива, включая саму Саудовскую Аравию, а также Йемен и Ливан), а также на «шиитские режимы» (Ирак, Сирия) – для обеспечения своих политических и экономических интересов. Слабость саудовского королевства в военном плане компенсируется сотрудничеством с США, на которое саудиты практически полностью завязаны в плане обеспечения собственной безопасности, а также тем фактом, что Саудовская Аравия является арабской суннитской страной – как и большинство государств в регионе. Характерно, однако, что по мере развития событий так называемой «арабской весны» наметился определенный раскол в суннитском лагере, что в том числе связано с «возвращением» Турции на Ближний Восток под руководством партии премьер-министра Р.Т.Эрдогана с его неоосманистскими амбициями и активизацией Катара, стремящегося составить конкуренцию Саудовской Аравии как в Заливе, так и в арабском мире. Представляется интересным рассмотреть именно это внутрисунитское соперничество.

К началу четвертого года волны масштабной дестабилизации в ближневосточном регионе и на ее волне – процесса передела сфер влияния – вырисовывается следующая картина противостояния. По одну сторону баррикад (из основных акторов) находятся Саудовская Аравия и союзники, среди которых Египет во главе с фельдмаршалом А.Ф.ас-Сиси, Франция и поддерживаемые саудовцами силы в лице салафитских партий и исламистских экстремистских группировок (в первую очередь в Сирии и Ираке) – на фоне акцентируемого якобы-разлада с США. По другую сторону – «Братья-мусульмане» (так же в лице политических партий и групп экстремистов), поддерживаемые из Турции и Катара. Сближает противоборствующие стороны враждебность к режиму Асада в Сирии, а также к России и Ирану. Между тем, очевидно, что поддерживающие оппозицию и выступающие резко против Асада Саудовская Аравия, Турция и Катар – преследуют каждый свои геостратегические и экономические цели и участвуют во внутрисирийском конфликте посредством поддержки различных групп сильно разрозненных изнутри Национальной коалиции, Сирийской свободной армии и других слабо оформленных группировок, борющихся с режимом. Это противостояние в реальном социально-политическом пространстве отражается и нагнетается соответствующим образом в региональном информационном пространстве, где посредством соответствующих СМИ соперники пытаются изменить ситуацию в свою пользу и перевести поражение противника из информационной – в реальную плоскость.

Безусловно, главными игроками в арабском медиа-пространстве (неизбежно оказывающими влияния и на глобальное пространство информации) являются саудовский канал «Аль-Арабия» и катарский канал «Аль-Джазира». Так или иначе находящиеся под контролем правящих монархических режимов эти две крупнейшие корпорации поддерживают состояние хаоса и управляют им в геополитических интересах Эр-Рияда и Дохи, региональное соперничество между которыми продолжает нарастать и осуществляется в том числе и в медиа-пространстве. Характерно, что играть на арабском региональном информационном поле также пытаются Турция и Иран посредством арабоязычных каналов («ТРТ» и «Аль-Алям» соответственно). Между тем, несопоставимо более значимое влияние оказывают именно катарский и саудовский каналы. Кроме того, сосредотачиваясь на внутрисуннитском геополитическом и, соответственно, информационном противостоянии, следует принимать во внимание, что Турция и Катар на настоящий момент находятся по одну сторону «баррикад». Это, в том числе, проявляется и в том, что взгляд на события, предлагаемый «Аль-Джазирой», во многом совпадает с турецким (в первую очередь в том, что касается «Братьев-мусульман»). Показательным примером в этой связи можно считать недавние два получасовых интервью репортера катарского канала с премьером Эрдоганом, не только осветившие основные взгляды и направления внешней политики Анкары в регионе, но и аргументировано опровергавшие идеи, муссируемые, в частности, саудовским телеканалом «Аль-Арабия», о недавних экономических неудачах и коррупционном скандале Турции.

В первую очередь, «Аль-Арабия» и «Аль-Джазира» действуют как, своего рода, пиар-агенства своих государств, создавая и пропагандируя позитивный имидж соответственно Саудовской Аравии и Катара (и союзников), параллельно очерняя действия соперника. Так, на протяжении «арабской весны» активно формулировался и насаждался образ «кровавых» режимов сначала Каддафи, теперь Асада, а также – особенно в связи с последними событиями в иракской провинции Анбар – диктатуры Н.аль-Малики, борющихся с саудовскими и катарскими «протеже» в лице исламистов. С не меньшим энтузиазмом в СМИ ведется антироссийская кампания в связи с сирийским кризисом, а также муссируется традиционные для арабского региона антииранские и антиизраильские настроения.

Интересно в этой связи отметить эволюцию имиджа Турции на саудовском телеканале «Аль-Арабия»: после переломного 3 июля 2013 года, когда был свергнут египетский президент-исламист М.Мурси, что получило поддержку Эр-Рияда и вызвало резкую критику Анкары с призывами к международному сообществу вмешаться, передачи резко сменили тональность с восхищения «турецкой моделью» и успехами «турецкой демократии» на акцентирование идеи о провале политики Эрдогана как в регионе, так и внутри страны. Характерно, что на катарском телеканале «Аль-Джазира» события июля прошлого года настойчиво толкуются как «военный переворот», а в аналитических передачах, касающихся ситуации в Сирии, подчеркнуто рассказывается о вкладе Турции в заботу о пострадавших сирийцах, а также о социальных льготах (образования, медицина, трудоустройство) и помощи, предоставляемых турецким руководством сирийским беженцам.

Создаваемые соответствующие образы и имиджи развиваются катарским и саудовским каналами по «нужной» Дохе и Эр-Рияду логике, выстраиваются ассоциативные ряды, которые внедряются «арабской улице» так, чтобы появляющиеся впоследствии новостные сообщения воспринимались аудиторией в «нужном» свете. Например, образы «сионистского врага» и «агрессора-Ирана», являющиеся фактически данностью и неоспоримым фактом для арабов, избавляют СМИ от необходимости доказывать своим читателям и слушателям, что во всех проблемах в регионе виноват либо Израиль, либо Иран, а все сотрудничающие с израильтянами и иранцами являются врагами арабской уммы. Так, в сторону США полетел камень после начавшегося в конце 2013 года периода «потепления» с Ираном в виде обвинения в просчете американской политики на Ближнем Востоке, подтверждающемся, по мнению «Аль-Арабии», фактом отправки двух иранских военных кораблей к берегам США, состоявшегося испытания иранцами ракет собственного производства, а также заявления главы иранского военного ведомства о готовности к войне с «сионистами» и американцами. В свою очередь, в рамках антиасадовской кампании сирийский президент устами саудовского канала обвинялся в связях с израильтянами.

С конца 2013 года появились новые штрихи в рисуемой «Аль-Арабией» картине имиджей участников современных политических процессов в регионе. Главным врагом саудовцы объявили терроризм, поставив знак равенства между террористами-экстремистами и своими политическими противниками «Братьями-мусульманами». В развитие этой логики, кроме ряда статей и громких заявлений саудовских первых лиц в рамках масштабной антитеррористической кампании, начатой королевством, появились сообщения о том, что действующие в Сирии экстремистские группы – ни что иное, как инструмент Асада в борьбе с оппозицией, затем – о спонсировании террористов Ираном, а позже была опубликована статья о формировании боевых террористических групп и их отправки в Сирию Москвой.

Параллельно с этим, в аналитических передачах «Аль-Джазиры» в обсуждениях о происходящих в регионе событиях также возникла тема терроризма, которая в логике катарского канала стала увязываться с салафитами, поддерживаемыми Саудовской Аравией. В одном из выпусков вечерней программы «Хадис Ас-Саура», гостями которой стали катарский эксперт и представители партий «Братьев-мусульман» некоторых арабских стран, проводилась мысль об использовании ислама в политических целях и большой опасности, которую представляет собой египетская салафитская просаудовская партия «Ан-Нур».

Важно отметить, что наряду с созданием определенных, политически выгодных образов и трактовок событий, призванных обеспечить продвижение имиджа своего государства в рамках регионального соперничества за сферы влияния, а также представить в выгодном свете проводимую политику, Доха и Эр-Рияд посредством своих СМИ ведут борьбу за информационное пространство Ближнего Востока. На основе реальных фактов, подаваемых соответственно под катарским или саудовским «соусом», региональные соперники формулируют новую реальность на информационном уровне и продвигают ее с тем, чтобы она стала реальностью на уровне действительности. Активно создавалась в октябре 2012 года после инцидента на сирийско-турецкой границе и в августе 2013 года после случая использования химического оружия под Дамаском реальность неизбежной иностранной интервенции в Сирию (в первом случае – со стороны Турции, во втором – со стороны США и европейских союзников).

С января 2014 года в преддверии конференции «Женева-2» — и до сегодняшнего момента – насаждается идея о провале переговоров между режимом Асада и сирийской оппозицией. Причем в появляющихся ежедневно сообщениях практически дословно повторяется одно и то же: неготовность правительства к переговорам, огромное количество жертв с начала конфликта в Сирии, необходимость международного сообщества действовать и факт капитуляции американцев перед Россией, поддерживающей диктатора и являющейся не меньшей диктатурой. При этом о реальном и значимом достижении «Женевы-2» — гуманитарной операции в Хомсе – сообщается кратко и не как о достижении, а как о незначительном событии, а разговор сразу же переводится на то, какое количество жертв было принесено в ходе «гражданской войны» «кровавому режиму». И все это на фоне поступающих новостей с палестино-израильских переговоров и заявлений госсекретаря Дж.Керри об их «конструктивном и содержательном характере», что не вызывает у саудовской скептичной «Аль-Арабии» сомнений о более чем объективной обреченности американских усилий положить конец конфликту, в многолетней истории которого не произошло каких-либо кардинальных изменений.

Очевидно, что в современной большой геополитической игре фактор управления информации и деятельности в региональном и глобальном информационном пространстве приобретает беспрецедентно большое значение. Политика «управляемого хаоса» в реальном измерении дополняется управлением хаоса, создаваемого в измерении медийном. Искусственно нагнетаемый в информационном пространстве хаос посредством огромного потока сообщений об исламистах, фактически спонсируемых соперничающими Саудовской Аравией, с одной стороны, и Катаром и Турцией – с другой, призван, кроме того, скрыть за громкими лозунгами о гуманизме геополитическую борьбу региональных держав. Кроме того, активно распространяются и нагнетаются идеи межконфессиональной и межэтнической розни в регионе. Характерно, что используемая как повод для обвинения в разжигании этой розни своих «врагов» в лице Ирана, Израиля, а также сирийского и иракского режима, эта идея активно циркулируется катарцами и саудовцами в своих СМИ явно с намерением ее усилить – с целью усилить в регионе хаос и управлять им.

Взятые на вооружение старыми и новыми региональными и внерегиональными державами принцип «разделяй и властвуй» и политика «управляемого хаоса» не только активно осуществляются посредством СМИ, но и, очевидно, переносятся в новую –информационную – плоскость. Вопрос о реальном влиянии достижений государств в медийном пространстве на их позиции в мировой политике представляется сложным. Можно лишь утверждать, что формирование имиджей – часть долгосрочной государственной стратегии, соответственно, плоды международно-политического и регионального соперничества в информационном измерении следует ожидать не в ближайшей перспективе.

42.39MB | MySQL:87 | 0,682sec