Кто желает решения палестино-израильского конфликта?

В конце марта за месяц до окончания девятимесячного срока, отведенного для очередного раунда инициированных государственным секретарем США Дж.Керри палестино-израильских переговоров, по итогам которых стороны должны были прийти к соглашению об окончательном статусе, израильские власти 29 марта заявили об отказе освободить 26 палестинских заключенных. Их освобождение должно было стать последним – четвертым – этапом реализации изначальных договоренностей запущенных в июле 2013 года переговоров, в соответствии с которыми Израиль обязался выпустить на свободу 104 палестинцев. В ответ М.Аббас подал заявку о присоединении Палестины к 15 международным конвенциям в стремлении расширить палестинское участие в различных организациях при ООН.

Пытаясь спасти изначально обреченные на провал переговоры, Керри предложил сторонам заключить к 29 апреля рамочное соглашение об основных принципах, которые лягут в основу продления очередного раунда «мирного процесса» — «хотя бы до конца текущего года». Палестинские переговорщики не считают возможным продолжение переговоров, пока израильские власти не выполнят свои обязательства по освобождению заключенных палестинцев. Керри предложил премьер-министру Израиля Б.Нетаньяху сделку: взамен на выполнение своих обязательств США, со своей стороны, освободят Полларда, находящегося в заключении в американской тюрьме уже 29 лет по обвинению в шпионаже. Однако Израиль, явно заинтересовавшись предложением, заявил, что продолжать переговоры с палестинцами, которые нарушили свое обязательство не расширять свое членство в организациях ООН, не намерен, подчеркнув, что освободит заключенных только в том случае, если палестинская сторона не выйдет из переговорного процесса. Кроме того, видимо, посчитав процесс недостаточно обреченным, израильское руководство в очередной раз потребовало признания Израиля еврейским государством, вызвав резкий протест со стороны Аббаса и ЛАГ. Нетаньяху вновь высказался о том, что не допустит «какое-либо упоминание Восточного Иерусалима в качестве столицы палестинского государства», а министр иностранных дел Израиля А.Либерман не только отверг право палестинцев на возвращение, но и продолжил настаивать на плане передачи части израильской территории в Галилее, населенной израильскими арабами, в состав палестинского государства.

О некоторых моментах проводимых в режиме секретности палестино-израильских переговоров при посредничестве Керри сообщил катарский телеканал «Аль-Джазира». Так, стало известно, что речь идет о сохранении за Израилем основных поселений на Западном берегу, взамен палестинцы должны получить 5,5% некоторых израильских территорий. Израиль должен будет уйти из Иорданской долины, которая впоследствии перейдет под контроль либо сил НАТО, либо объединенных американо-иорданских ВС или сил безопасности «дружественных исламских государств», при этом израильские власти будут контролировать границу с Иорданией. Между сектором Газа и Западным берегом предполагается создание неких коридоров или туннелей. В ближайшие 5 лет Израиль должен будет вывести с территории палестинского государства свои войска, которые могут заменить силы НАТО. Палестинская столица предполагается в пригородных территориях  Восточного Иерусалима, а контроль над главными святынями города будет передан международной комиссии. Право палестинцев на возвращение должно будет быть урегулировано международным фондом компенсации беженцам и предложением иммиграции палестинцам в Австралию.

Кроме того, что план урегулирования, предлагаемый Керри не устраивает ни Израиль, который продолжает выдвигать все более неприемлемые требования, ни палестинское руководство, ни, тем более, контролирующий Газу ХАМАС, изначально негативно настроенный в отношении начатых переговоров. Между тем, Израиль настойчиво высказывается о намерении продолжать переговорный процесс (до сих пор не приведший и едва ли способный привести к результатам) и пытается всеми силами задержать в этой «игре» палестинцев.

Эта нескончаемая «игра в мирный процесс», сопровождаемая переговорами о переговорах, преследующих множество внутри- и внешнеполитических целей участников и «доброжелателей»-посредников, является залогом сохранения статуса-кво, по большому счету, устраивающее и израильские и палестинские власти как Газы, так и Западного берега. Неурегулированность палестино-израильского конфликта выгодна и США – единственному действующему международному посреднику из канувшего в лету «Ближневосточного квартета»: с одной стороны, обеспечивается определенная степень напряженности и нестабильности в регионе, что делает его удобным для управления, а с другой – есть возможность сохранять свое политическое присутствие на Ближнем Востоке и продвигать свой имидж мирового лидера.

Конфликт уже давно превратился в исключительно политический вопрос, а карту палестино-израильского урегулирования активно используют региональные и внерегиональные силы в своей борьбе за сферы влияния. Не менее успешно эта карта используется и самими сторонами конфликта: в целях привлечения материальной помощи и сохранения власти под лозунгами борьбы с «сионистским оккупантом» или обеспечения национальной безопасности, которыми оправдывается неуступчивая позиция. Примечательно, что сила, претендующая на лидерство в арабском регионе по сложившейся традиции должна словами или делами, явно носящими демонстративный характер, выразить свою солидарность с «братским палестинским народом» или выступить «независимым посредником».

Стоит ли говорить, что и ненависть к Израилю, с которым региональные силы (в первую очередь, Саудовская Аравия, Турция, Иран и Катар) тайно развивают связи, — сильно наигранная, и американское «независимое посредничество» —  явно фиктивное. Тем не менее, антиизраильская риторика в речах лидеров региональных держав представляется одним из основных путей завоевания сердец арабской «улицы», а возобновление попыток «оживить труп» палестино-израильского мирного процесса – способом отвлечения внимания от провалов по другим направлениям ближневосточной политики США (характерно, что новый раунд переговоров был запущен на фоне военно-политических поражений поддерживаемой Вашингтоном сирийской оппозиции).

Так, Саудовская Аравия – фактически, главный донор для палестинцев – активно развивает контакты с властями Западного берега, на регулярной основе происходит обмен визитами и телефонные переговоры между палестинским и саудовским руководствами. Последний такой визит состоялся 4 марта с.г., когда Рамаллу посетил принц аль-Валид бин Таляль. Также, в ходе недавнего посещения Керри Эр-Рияда саудовцы выразили готовность финансово поддержать идею американского посредника о строительстве жилья для размещения палестинских беженцев.

Турция, в свою очередь, решившая отметить свое грандиозное возвращение в регион демонстративной ссорой с бывшим партнером Израилем, развивает сотрудничество как с Западным берегом, так и с контролирующим Газу ХАМАСом. Нужно отметить, что контакты с последним заметно осложнились после разлада в отношениях между Каиром и Анкарой, которая не признала свержение президента М.Мурси в Египте в июле 2013 года: уже осенью турецкой делегации, направляющейся в Газу, было отказано в доступе на территорию Сектора. Однако позднее Анкару посетил в очередной раз лидер ХАМАСа Х.Машаль, выразивший поддержку региональной политике Турции, а в феврале с.г. турецкий премьер-министр Р.Т.Эрдоган был удостоен благодарности руководства ХАМАСа в связи с его заявлением о возможности нормализовать отношения с Израилем только при условии снятия блокады с Газы, при том, что процесс подготовки соглашения о турецко-израильской нормализации был фактически завершен в результате принятия израильтянами турецких условий.

Тегеран, известный радикальным неприятием Государства Израиль на палестинской территории, традиционно поддерживал ХАМАС, являясь главным поставщиком вооружений. Примечательно, что последняя горячая стадия конфликта между Газой и Израилем (операция «Облачный столп» в ноябре 2012 года, ставшая ответом на продолжительные ракетный обстрелы израильской территории из сектора Газа) завершилась, по неофициальной версии многих наблюдателей, победой ХАМАСа при поддержке Ирана, который поспешил воспользоваться ситуацией и объявил, что в отличие от других арабских стран, ИРИ единственная, кто предпринимает реальные действия в борьбе с «сионистским врагом». Однако в связи с отказом ХАМСа выступить на стороне союзника Ирана Б.Асада во внутрисирийском конфликте контакты с Тегераном по большей части были заморожены, а штаб-квартира организации из Сирии была перенесена в Доху, которая с энтузиазмом начала вовлекать ХАМАС в свою сферу влияния. В октябре 2012 года состоялся «исторический» визит катарского эмира в сектор Газа, давший старт массовым инвестициям Катара в эту часть Палестины.

Однако вывести ХАМАС из-под крыла Ирана окончательно Дохе не удалось: в январе с.г. появились сообщения о возобновлении контактов руководства Газы с Тегераном и встречах представителей организации с иранскими официальными лицами в катарской и турецкой столицах. А в марте израильскими силами безопасности было перехвачено судно, провозившее вооружение из Ирана в Газу, что, по мнению некоторых израильских наблюдателей, как сообщает газета «Джерузалем пост», можно расценивать как свидетельство восстановления ирано-хамасовских связей.

Небезынтересным моментом представляется то, как отражаются на ситуации в Палестине современные региональные процессы, связанные не в последнюю очередь с противостоянием между «Братьями-мусульманами» и поддерживающими их Турцией и Катаром, с одной стороны, и объявившими им войну Египтом и Саудовской Аравией – с другой. Поворотными событиями в этом расколе стали свержение египетского президента-«Брата-мусульманина» М.Мурси в июле 2013 года, объявление войны терроризму в лице исламистской организации и решение о признании ее террористической, что было поддержано Эр-Риядом. Сложность ситуации заключается в том, что ХАМАС является палестинским ответвлением «братьев», однако признание этого факта на официальном уровне фактически делает египтян и саудовцев противниками одного из традиционных «борцов против сионистского врага», что может нанести урон имиджу Каира и Эр-Рияда в арабском и исламском мире.

Поэтому и Египет и Саудовская Аравия осторожничают в формулировках, называя ХАМАС в лучшем случае «аффилированным, по некоторой информации, с “Братьями-мусульманами” движением», а то и вовсе избегая высказываний о «братье-мусульманских» корнях контролирующей Газу организации. Между тем, 4 марта с.г. египетский суд вынес решение о запрете деятельности ХАМАСа на территории Египта, при этом министр иностранных дел Н.Фахми подтвердил приверженность египтян помощи «братскому палестинскому народу» и тому значению, которое Каир придает разрешению палестинской проблемы. Однако очевидно, что роль ХАМАСа в палестино-израильском конфликте, явно ограничивает в действиях Египет и Саудовскую Аравию в их кампании против «Братьев-мусульман», так как в любой момент может использоваться против них конкурентами в региональной гонке за лидерство, поддерживающими организацию – Турцией и Катаром, а также Ираном, чья не прекратившаяся поддержка ХАМАСу и тактическое сближение с Египтом в период правления Мурси красноречиво свидетельствует о такой возможности.

Палестино-израильский конфликт стал очередной картой в игре региональных и внерегиональных сил, конкурирующих за сферы влияния, а статус-кво, неотъемлемой частью которого является периодически перезапускаемый «мирный процесс» между сторонами, не имеющими пространства к переговорам, представляется удобным для всех политических сил, так или иначе ввязавшихся в ситуацию. Палестинская общественность на Западном берегу уже давно больше озабочена социально-экономическими проблемами, приспосабливаясь к сосуществованию с израильтянами на общественном уровне посредством создания соответствующих организаций.  Палестинцы сектора Газа увлечены риторикой правящего ХАМАСа о «сионистском враге» и героически переживают суровые условия блокады. Израильтяне, в свою очередь, на социальном уровне частично развивают общественные связи с палестинцами Западного берега через различные социокультурные организации, а частично, подверженные влиянию риторики правых партий, выражают поддержку жесткой позиции своего руководства в отношении палестинцев.

Кто желает решения палестино-израильского конфликта? Ответ: никто.

42.34MB | MySQL:87 | 0,659sec