Общая характеристика современного сомалийского этноса

Сомалийцы (Soomaalida) – один из древних кушитских народов, населяющий бóльшую часть полуострова Сомали (Африканский Рог) не менее двух с половиной тысяч лет. Они имеют общую историю со своими ближайшими соседями – народами оромо (галла), афар, амхара, восточными банту и южно-аравийскими арабами, которые оказали заметное влияние на формирование сомалийской нации.

 image001

Рис. 1. Территория расселения сомалийцев на Африканском Роге.

В настоящее время численность сомалийцев, по различным оценкам, составляет от 18 до 21 млн. человек1. Большинство из них проживают в Сомали и Сомалиленде, почти всё население которых состоит из сомалийцев (7-9 млн и 2,5-3,5 млн чел., соответственно), на востоке Эфиопии (более 5 млн чел.), на северо-востоке Кении (до 2,5 млн чел.), в Джибути (до 0,5 млн чел.) и Йемене (до 0,5 млн чел.). Кроме того, с началом гражданской войны и распадом государства в Сомали, то есть с 1990-х гг., общины сомалийской диаспоры стали быстро разрастаться в США и Канаде (до 300 тыс. чел.), странах Западной Европы (до 400 тыс. чел.), ОАЭ, Саудовской Аравии и ЮАР. Всего за годы гражданской войны Сомали покинули более 1,1 млн чел. Половина из них проживают в созданных для беженцев лагерях в Кении.

Принято считать, что сомалийцы – единый народ с общим языком (сомáли) и общей исламской культурой и религией. Однако это не совсем так.

Во-первых, исторически сомалийский этнос оказался разделен государственными границами, доставшимися ему в наследие от колониального прошлого и Второй мировой войны. Хотя эти границы довольно-таки условны, тем не менее, они всё же препятствуют межплеменному общению и сближению сомалийцев с разным гражданством. Многие сомалийские политики и старейшины племен не без основания считают, что сомалийцы, проживающие в Эфиопии и Кении и относящиеся к национальным меньшинствам в этих странах, притесняются и подвергаются этнической и религиозной дискриминации со стороны центральных властей. В этой связи идея пансомализма (Soomaali weyn), появившаяся в середине прошлого века и заключающаяся в объединении всех пяти территорий традиционного проживания сомалийцев — бывшего Итальянского Сомали, Британского Сомали (Сомалиленда), Сомалийского региона Эфиопии (Огадена или Западного Сомали), Восточной Кении и юга Джибути — в одно единое государство, до сих пор остается достаточно популярной в сомалийском обществе. Несомненно, живучесть этой идеи оказывает заметное влияние на внутрирегиональную политику, и соседние с Сомали государства относятся к ней как к потенциальной угрозе своей территориальной целостности.

Во-вторых, помимо искусственного разделения сомалийцев государственными границами до сих пор сохраняются и их естественные, этнические, различия. Внутри сомалийского этноса, несмотря на его многовековую историю, по-прежнему можно выделить несколько этнографических групп, заметно отличающихся одна от другой как в языковом, так и в хозяйственно-культурном отношении.

К самой большой группе, условно именуемой по имени ее мифического прапредка самáле (Samaale или Zumali) и объединяющей примерно ¾  всех сомалийцев, относятся племена скотоводов-кочевников, которые подразделяются на три крупных подгруппы родственных племен2хавие (Hawiye), дир (Dir) и дарод (Daarood). Эти племена населяют преимущественно центральные и северные провинции Сомали, Огаден, Северо-Восточную провинцию Кении и Джибути. Данные территории большей частью представляют собой равнинные полупустыни и саванны с бедными почвами и жарким, сухим климатом. Поэтому основу жизненного уклада племен самале традиционно составляет разведение верблюдов и мелкого рогатого скота (коз и овец). По количеству верблюдов на душу населения Сомали занимает одно из первых мест в мире.

Конечно же, не все сомалийцы, относящиеся к самале, в наше время занимаются  кочевым скотоводством. Более 1/3 из них перешли на оседлый образ жизни, многие стали городскими жителями и ныне заняты в торговле, сфере обслуживания, образовании, строительстве или состоят на государственной службе. Некоторые общины самале, населяющие побережье Индийского океана и Аденского залива, сочетают разведение скота с морским промыслом, а общины хавадле, хинтирэ, мурусадэ и уадан, населяющие долину Шабелле,  наряду с разведением скота занимаются и земледелием.

Сомалийцы, относящиеся к этнографической группе самале, общаются между собой на общепонятных диалектах языка сомали — маха-тири (Maxaa tiri), именуемых некоторыми лингвистами «северными диалектами». Эти диалекты незначительно отличаются один от другого и служат основой нормативного сомалийского языка.

В другую довольно крупную этнографическую группу сомалийцев входят племена раханвейн (Raxanweyn) или рээвин (Reewin), чаще называющие себя дигиль и мирифле (Digil & Mirifle). Они издавна населяют среднюю и южную часть междуречья Джубы и Уэби-Шабелле (или Шабелле), где встречаются менее засушливые районы с относительно плодородными почвами. Природно-климатические условия этого региона позволяют племенам раханвейн  вести оседлый образ жизни и заниматься не только скотоводством, но и земледелием. Эти племена разводят в основном крупный и мелкий рогатый скот, в меньшей степени — верблюдов и ослов, а также выращивают в долине Джубы, низовьях Шабелле и отдельных районах междуречья сельскохозяйственные культуры: сорго, просо, кукурузу, кунжут, овощи, бананы, манго, папайю, цитрусовые, бахчевые.

Выходцы из раханвейн общаются между собой на различных диалектах языка май (Maay), который хотя и считается сомалийцами разновидностью языка сомали, однако заметно отличается от маха-тири фонетически и грамматически. С научной точки зрения, май является другим языком, родственным языкам сомáли и оромо. Он труден для восприятия большинством сомалийцев. Впрочем, выходцы из раханвейн, как правило, владеют как родным языком, так и одним из диалектов маха-тири.

Большинство сомалийцев считают, что группы родственных племен хавие, дир (вместе с исак), дарод и раханвейн составляют основу сомалийской нации и имеют более высокий социальный статус по сравнению с остальными «малыми» субэтносами, объединенными в так называемую «пятую группу племен» (beesha shanaad). К этой группе относятся народности джарэрвейнэ (Jareerweyne) — потомки банту, населяющие долины Джубы и Шабелле, бенадири (Banaadiri) — потомки арабов, персов и индийцев, проживающие в Могадишо и других городах на южном побережье Сомали (Бенадир), и различные мелкие, но древние племена охотников, рыболовов, собирателей и ремесленников, коллективно именуемые саб (sab). Эти народности и племена в разной степени ассимилировались среди крупных этногрупп и стали составной частью современного сомалийского этноса. Впрочем, некоторые из них до сих пор сохраняют свои физические антропологические особенности, культурно-бытовые традиции и язык.

Следует заметить, что за годы гражданской войны разобщенность сомалийцев по клановому признаку усилилась, и пережитки трайбализма, подавляемые  и маскируемые правящим режимом в 70-80-х гг. прошлого столетия, стали проявляться с ещё большей остротой. Борьба между основными этническими кланами за доминирующее положение в Сомали привела к фактическому ее разделу на несколько квази-государств и автономных территорий (см. Приложение).

image005

Схема расселения сомалийских этнических групп и племен.

Пояснения к схеме:

1. Усман-махмуд, исса-махмуд, омар-махмуд и рэр-биидъяхан – крупнейшие рода         племени маджертен/дарод.

2. Толомогэ, аулъяхан, махамед-зубейр – крупные рода племени огаден/дарод.

3. Gerra = гаррэ/дигиль.

4. Habr Toljaala = хабар-джеэло/исак.

5. Ярко-розовым цветом помечены территории, населенные племенами джарэрвейнэ и др.

 В-третьих, вряд ли можно считать современное сомалийское общество однородным и с точки зрения его отношения к исламу. Хотя все сомалийцы считают себя мусульманами-суннитами, между ними сегодня существуют серьезные религиозные противоречия, начавшиеся с появлением на Африканском Роге в 1980-х гг. первых эмиссаров «Братьев-мусульман». Под видом учителей медресе они стали активно распространять среди молодежи идеи ваххабизма и салафизма, развернув поначалу идеологическую, а позднее и вооруженную борьбу против приверженцев традиционных исламских направлений.

Как известно, со времен распространения ислама на Африканском Роге в IX-XIII вв. доминирующим учением там был суфизм с ашаритской школой вероучения и шафиитской школой юриспруденции. Суфизм проповедует аскетизм и презрение к земным благам, стремление человека познать Бога через самоотречение, умеренность во всем, терпение, праведность и благочестие. Среди суфийских братств (тарикатов) наибольшую известность в Сомали получили кадирия, ахмадия и салихия, ставшие в начале ХХ в. духовными центрами антиколониальной борьбы. После распада государства в начале 1990-х гг. сомалийские суфии объединились в религиозно-политическую организацию «Ахлю Сунна уаль-Джамаа» (Ahlu Sunna Waljamaaca).

Примерно в то же время на территории Сомали и Огадена развернули свою деятельность и первые салафитские, точнее неосалафитские, организации: сначала — «Аль-Итихад аль-Исламия» (Al Itihaad Al Islaami), позднее – «Аль-Итисам» (Al Ictisaam), «Хизб-уль-Ислам» (Xisbul Islaam), Союз исламских судов, а ныне — «Аш-Шабаб» (Al Shabaab), идеология которых строится на принципах исламского фундаментализма. Салафитские идеологи  утверждают, что Коран в его полном объеме и наиболее достоверная часть сунны полностью практически пригодны и сегодня, являясь единственным источником человеческих законов и ценностей. Поскольку божественное происхождение Корана делает его принципиально отличным от всего, созданного человеком, следует отбросить традиционное мусульманское богословие, зачастую искажающее смысл Корана, и вернуться к первоисточнику – «слову Аллаха». В силу этого же любое противоречие между исламом и человеческой мыслью, которая может быть воплощена в законе или государственно-политическом устройстве, автоматически решается в пользу ислама.

Современные салафиты отличаются экстремизмом и нетерпимостью к иным исламским учениям, не говоря уж о других конфессиях. Суфизм они считают ересью, против которой необходимо вести непримиримую борьбу. Лидерами салафитов в публичных выступлениях и проповедях доказывается необходимость установления «истинной исламской» политической и общественной системы. Поскольку значительная часть общества еще пребывает в состоянии «джахилии» (невежества), нужно привести его к «истинному исламу», для чего политическая власть должна оказаться в руках «истинных мусульман». А так как правящие элиты добровольно власть не уступят, ее надо захватить путем джихада (вооруженной борьбы).

В Сомали салафиты, представленные сегодня главным образом организацией «Аш-Шабаб», призывают всех мусульман к ведению джихада против «иностранных оккупантов», которыми они считают миротворческие силы Африканского союза (АМИСОМ), и «их приспешников», к которым относятся официальные центральные и региональные власти. Как утверждают идеологи «Аш-Шабаб», для настоящего моджахеда  разрыв с «джахилией» должен быть решительным и полным: нужно отбросить чувства патриотизма и национализма, изгнать из сердца привязанность к сородичам, если те не разделяют его убеждений, подавить свою индивидуальность и беспрекословно исполнять приказания своего руководства. В своей вооруженной борьбе руководство «Аш-Шабаб» не гнушается организацией диверсионных операций и терактов против мирного населения, как на территории Сомали, так и в других странах региона — в Кении, Эфиопии, Уганде, то есть в тех странах, которые участвуют в АМИСОМ.

Следует признать, что на контролируемых территориях в центральных и южных провинциях Сомали «Аш-Шабаб» удалось восстановить общественную безопасность и поддерживать правопорядок путем применения суровых карательных мер в соответствии с нормами шариата. На этих территориях применяются публичные экзекуции и казни, установлен жесткий регламент общественной жизни, введены строгие нормы морали и правила поведения в общественных местах, запрещены спортивные игры, просмотр телевизионных передач и пользование сетью Интернет. Там также запрещена деятельность международных и западных благотворительных организаций, которые обвиняются исламистами в шпионаже и моральном растлении мусульман. Кроме того, салафиты запретили практикуемые суфиями традиции и обряды, в том числе такие как празднование дня рождения пророка Мухаммеда — моулидка (Mowliidka), поминовение усопших родителей — хуска (xuska), почитание местных святых и посещение их могил — сияро (siyaaro), религиозные песнопения и танцы дикри (dikri), массовый молебен о ниспослании дождя – робдонка (roobdoonka). Салафитами в Сомали разрушены многие древние могилы и памятники. Под запрет также попали древние национальные празднества, такие как дабшидка (Dabshidka), истунка (Istunka) и бадгалка (Badgalka), которыми раньше встречали наступление сомалийского нового года3.

Тем не менее, вероучение и практическая деятельность салафитов находят поддержку среди определенных социальных и этнических групп населения. К ним относятся негра-мотная и безработная молодежь, жители глубинных сельских районов, представители малых, традиционно притесняемых, или обделенных центральными властями племен в составе различных этногрупп, то есть те слои населения, которые в большей степени пострадали от хаоса и разрухи вследствие гражданской войны и остались без какой-либо помощи со стороны правительства. В составе вооруженных формирований «Аш-Шабаб» есть представители всех сомалийских этногрупп: в большей степени – раханвейн, хавие, дарод (примерно по 25%), в меньшей степени – дир и джарэрвейнэ (примерно по 10%).

Помимо традиционного ислама и воинствующего салафизма в последние несколько лет в Могадишо и других крупных городах Сомали стал активно распространяться так называемый умеренный исламизм, представляющий реформаторское течение в исламе. Хотя конечная цель умеренных исламистов та же – глобальная исламизация человечества, однако способы ее достижения иные. Приверженцы этого направления выступают за эволюционное воплощение своей концепции миропорядка через политическую борьбу и постепенную реформацию, распространение своих идеалов через образовательные институты и участие в той или иной форме в современных глобализационных процессах (для непосредственного корректирования их нынешних форм). При этом в отношении других исламских направлений и школ они придерживаются следующей позиции: «Мы должны объединяться в том, с чем мы согласны, и прощать друг другу то, с чем мы не согласны». В Сомали умеренные исламисты представлены сегодня религиозно-политическими группировками «Аль-Ислах» (Аl Islaax) и «Дам-уль-Джадид» (Damul Jadiid), вышедшими из «Братьев-мусульман» и фактически получившими власть в стране после президентских выборов в 2012 г.

Таким образом, сомалийский народ представляет собой довольно сложную общность, внутри которой сохраняются этнические, социально-экономические, культурные, языковые, религиозно-политические различия и противоречия. Их наличие свидетельствует о том, что процесс формирования единой сомалийской нации еще далеко не завершен. Чтобы разобраться в причинах возникновения существующих различий и противоречий, необходимо прежде ознакомиться с современными представлениями о происхождении сомалийского народа.

Происхождение сомалийцев

Происхождение сомалийцев пока исследовано недостаточно, так как каких-либо письменных документов и памятников, указывающих на их появление и расселение на Африканском Роге не сохранилось (сомалийская письменность была принята только в 1972 году). Существует несколько гипотез происхождения сомалийцев, основанных на результатах различных исследований, проведенных западными и сомалийскими специалистами в области археологии, антропологии, культурологии, исторической лингвистики и генетики.

По одной из этих гипотез, предложенной еще в середине прошлого века итальянским ученым и дипломатом Энрико Черулли и британским антропологом Иоаном Льюисом4, первые сомалийские племена (условно называемые прото-сомалийцами) издревле населяли лишь северное побережье полуострова Сомали. Они занимались преимущественно разведением скота, а также охотой и собирательством, и вели оседлый и полукочевой образ жизни. Примерно с Х-XI в. н.э., по мере роста численности населения, освоения практики разведения верблюдов и усиления арабского присутствия на южном побережье Аденского залива, эти племена начали расселяться к югу, на территорию современного Огадена и Центрального Сомали, вытесняя оттуда племена оромо. Те, в свою очередь, мигрировали дальше на юг, вытесняя из долин рек Шабелле и Джуба населявшие их племена банту. Продолжая продвигаться на юг, сомалийские племена к ХIV в. расселились по всей восточной части Африканского Рога, от побережья Аденского залива на севере до реки Тана на юге. В это время в долине Шабелле и прилегающих районах образовалось первое сомалийское государство – империя Аджуран. В середине XVII в., ослабленные длительной войной против христианской Абиссинии, сомалийцы были вытеснены с территории современного Огадена пришедшими с юго-запада многочисленными племенами оромо, однако позднее постепенно вернулись в этот регион. В результате смешения сомалийских племен и оромо в междуречье Шабелле и Джубы появилась народность раханвейн (дигиль и мирифле).

Во второй половине прошлого века появилась и стала преобладать другая теория происхождения и расселения сомалийцев. Как полагают ее авторы — западные ученые-африканисты Герберт Льюис, Гарольд Флеминг, Ли Кассанелли и другие5 – прародиной сомалийцев, как и ряда других восточно-кушитских народов и племен (оромо, сидамо, рендилле, бони, дахало, джиддо, байсо), является территория, расположенная между озером Туркана (Рудольф) и реками Омо, Ганале, Джуба и Тана — на юге современной Эфиопии и севере Кении. Примерно во II в. до н.э. или ранее прото-сомалийцы отделились от других кушитских племен и начали заселять междуречье Джубы и Шабелле. Прото-сомалийцы вели оседлый образ жизни и занимались преимущественно земледелием, а также разведением крупного и мелкого рогатого скота. Позднее, примерно с VI-VII в. н.э., с ростом населения и началом разведения верблюдов сомалийские племена стали заселять более засушливые территории, находящиеся к северу и востоку от  реки Шабелле, где прежде проживали лишь малочисленные племена охотников и собирателей. Приблизительно к IX-X вв. сомалийские племена скотоводов-кочевников расселились по всему полуострову Сомали, достигнув плато Хауд и побережья Аденского залива. По мере продвижения на север они частично смешивались с другими кушитскими племенами, населявшими территории современного Огадена и Сомалиленда.

Следует отметить, что обе эти теории происхождения сомалийцев строятся на довольно-таки скудных и не всегда достоверных историко-лингвистических материалах, собранных на ограниченной территории либо на севере, либо на юге Сомали. Соответственно, каждая из этих теорий поддерживается и продвигается определенными сомалийскими этногруппами: сторонниками первой являются выходцы из северо-сомалийских племен (исак, дир, дарод), приверженцами второй – представители южно-сомалийских племен раханвейн.

Еще одну версию происхождения сомалийцев, которая в некоторой степени объединяет обе вышеизложенные гипотезы и в настоящее время превалирует в научных кругах, предлагают профессора Калифорнийского университета — сомалиец по происхождению Махамед Нух Али и американец Кристофер Эрет6. По их представлениям, в 1 тысячелетии до н.э. восточная часть Африканского Рога была населена шестью различными этническими сообществами, каждому из которых был присущ определенный уклад жизни.

Северную часть этого региона (от предгорий Ахмар на западе до долины Дарор на востоке) населяли некие восточно-кушитские племена, язык которых был родственен языкам сахо и афар. Эти племена, условно именуемые авторами ахмар-дарор, занимались преимущественно разведением крупного и мелкого рогатого скота и, в меньшей степени, земледелием. Основные их поселения, вероятно, находились в районах Харэра, Харгейсы и Эригабо. К концу 1 тысячелетия до н.э. территория расселения этих племен постепенно распространилась к югу от зоны Харэр-Харгейса вдоль вади Фафан до среднего течения Шабелле.

Другое этническое сообщество, относящееся к южно-кушитским племенам, населяло низовья рек Шабелле, Джуба и Тана, а также ряд районов с плодородными аллювиальными почвами в междуречье. Эти племена преимущественно занимались земледелием, выращивая сорго, бобовые, арахис, а также разводили домашний скот. Их язык был родственен языку дахало, одному из древних южно-кушитских языков.

Третья группа кушитских племен населяла юго-западный край Эфиопского нагорья – территории, расположенные к востоку от р. Тана и оз. Абая. Бóльшая часть их поселений находилась в бассейнах рек Дава и Ганале, слияние которых дает начало реке Джуба. В основе хозяйственной деятельности этих племен было скотоводство, хотя некоторые общины также выращивали злаковые культуры, в частности сорго и ячмень. Язык этих племен, предположительно, является праязыком ряда современных кушитских языков и наречий, таких как сомали, май, рендилле, байсо, аф-тунни, аф-гаррэ и др.

Остальные восточные районы Африканского Рога — обширные засушливые территории с бедными почвами, находящиеся к северо-востоку от р. Шабелле и частично в междуречье Джубы и Шабелле, — были населены малочисленными племенами охотников, рыболовов и собирателей, относившихся к трем разным этническим сообществам, о которых пока почти ничего не известно. Предполагается, что их потомками ныне являются малочисленные сомалийские племена габойе, эйле, бони (ауэр).

image007

Рис. 2. Расселение племен на востоке Африканского Рога в середине 1 тысячелетия до н.э.

В I в. н.э. низовья Джубы и Шабелле стали заселяться небольшими общинами восточных банту пуани, мигрировавшими с юга современной Кении и знакомыми с особенностями земледелия в лесистой местности в условиях жаркого и влажного климата.

Примерно в то же время начинается заселение определенных районов в междуречье Джубы и Шабелле восточно-кушитскими племенами, мигрировавшими из бассейнов рек Дава и Ганале. Часть из них создала свои поселения на западных, более плодородных, территориях междуречья (Байдабо, Динсор, Джилиб), смешавшись с ранее проживавшими там южно-кушитскими общинами (от них, предположительно, происходит современное сомалийское племя джиддо, язык которого заметно отличаются от остальных диалектов маха-тири и май). В хозяйственной деятельности этих переселенцев, условно называемых прото-джиддо, большее значение стало приобретать земледелие.

Другая же часть переселенцев заняла обширные, более засушливые, территории с относительно бедными почвами, которые были пригодны лишь для выпаса скота. Примерно в III-IV вв. н.э. на этих территориях из общин скотоводов выделились три новых сообщества, условно называемые прото-тунни, прото-гаррэ и прото-май/махай или прото-сааб/самале (по названиям произошедших от них сомалийских этносов), населявшие районы восточнее Джубы, в центре междуречья и в юго-восточной его части, соответственно. Впоследствии из указанных общин земледельцев и скотоводов, населявших междуречье Джубы и Шабелле, как считает  К. Эрет, произошла бóльшая часть современных сомалийских племен.

 image008

Рис. 3. Расселение племен на востоке Африканского Рога в середине 1 тысячелетия н.э.

На севере Сомали наиболее существенным фактором, оказавшим влияние на развитие местных племен в эту эпоху, стало развитие их торговых связей посредством арабских и персидских купцов со странами Запада и Востока. Через расположенные на южном побережье Аденского залива торговые порты, известные в древности как Авалитес (предположительно, современная Зейла), Малао (современная Бербера), Мунду (современный Хис) и Мосиллон (предположительно, Босасо), в регион Африканского Рога ввозились ткани, посуда, утварь, различные ремесленные изделия из металла. Вывозились же оттуда в основном ароматические смолы (мирра, ладан), слоновая кость, шкуры диких и домашних животных, панцири черепах. Конечно, торговые связи с этим регионом, известным древним египтянам как страна Пунт, существовали и раньше, ещё во втором тысячелетии до н.э., однако, как полагают историки, они не оказали существенного влияния на развитие региона.

Во второй половине 1 тысячелетия происходили дальнейшее расселение и дифференциация скотоводческих племен в зоне междуречья. Часть общин прото-сааб/ самале к VIII в. расселились к северу от побережья Бенадир вдоль р. Шабелле и сформировали отдельную этногруппу прото-самале (прото-махай), от которой в итоге произошли примерно ¾ современных сомалийцев. Те же общины, которые остались во внутренних районах междуречья, сформировали этногруппу прото-сааб (прото-май). От неё произошло большинство современных племен дигиль и мирифле (раханвейн), до сих пор населяющих тот же регион.

image009

Рис. 4. Расселение племен на востоке Африканского Рога в VIII в. н.э.

В IX-X вв. общины прото-самале продолжали расселяться к северу от р. Шабелле, неизбежно вступая в контакт и смешиваясь с проживавшими там общинами ахмар-дарор. Заселение обширных полупустынных территорий современного Огадена и Сомали стало возможным благодаря распространившейся к этому времени практике разведения верблюдов, которую прото-самале переняли, по мнению К. Эрета, у древних афаров и беджа, населявших район Данакиль. Со временем племена прото-самале стали доминировать на севере Сомали и поглотили изначально населявшие этот регион общины ахмар-дарор. К XIII-XIV вв. кочевое скотоводство становится превалирующей формой ведения хозяйства среди северных сомалийских племен, что позволяет им осваивать все новые полупустынные районы, расположенные на северо-востоке полуострова, в зоне Хауд и к северо-востоку от р. Шабелле. Вместе с тем, предположительно в XIV-XV вв. началась миграция сомалийских племен в обратном направлении – с севера на юг — в связи с неблагоприятными климати-ческими изменениями в регионе (климат на севере полуострова стал более засушливым).

image010

Рис. 5. Расселение народов и племен на востоке Африканского Рога к XIV в.

Другим важным фактором исторического развития региона в Х-ХII вв. стало постепенное оживление его морских торговых связей со странами Ближнего Востока и Восточной Африки, что привело к появлению на побережье Бенадир новых портовых городов и распространению там ислама. Оттуда со временем ислам пришел и во внутренние районы Африканского Рога. Распространение ислама на сомалийском побережье происходило не только благодаря арабским и персидским купцам, но и при активном участии эмигрантов из Южной Аравии, искавших убежища на чужбине и создававших свои поселения в портовых городах. Некоторые из этих переселенцев женились на местных девушках и, как гласят предания, стали родоначальниками ряда крупных и влиятельных сомалийских племен.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующий вывод: народ сомали образовался в результате слияния четырех древних этносов, населявших восточную часть Африканского Рога и относившихся к различным хозяйственно-культурным типам:

— восточно-кушитских племен скотоводов;

— восточных банту, занимавшихся преимущественно ручным земледелием в долинах рек Джуба и Шабелле;

— небольших племен охотников, рыбаков и собирателей, издревле населявших обширные полупустынные территории и южное побережье Сомали;

— и южноаравийских арабов и персов, создавших свои торговые поселения на сомалийском побережье в более поздние времена.

Конечно же, роль и степень участия каждого из этих этносов в формировании сомалийского народа различна. Главную роль в этом процессе сыграли восточно-кушитские племена, тогда как остальные этнические группы оказали на него большее или меньшее влияние, которое наложило определенный отпечаток на современный облик сомалийской нации. Следует отметить, что данную точку зрения разделяет и ряд известных сомалийских историков, таких как Абдулла Омар Мансур, Махамед хаджи Мухтар, Абди М. Кусоу и других7.

Как бы то ни было, генетические исследования показывают, что большая часть сомалийцев примерно на 80% являются потомками кушитов, на 15% — потомками арабов и других азиатов и на 5% — потомками различных народов банту8.

Однако среди самих сомалийцев давно упрочилась уверенность в том, что родоначальниками большинства их племен являются выходцы из древнего и знатного арабского племени курейш, к которому принадлежал пророк Мухаммед. Старейшинами ряда племен и родов, относящихся к этногруппам дигиль, хавие, дир, исак, дарод, из поколения в поколение на протяжении нескольких веков устно передаются легенды об их происхождении и подробные родословные, которые якобы свидетельствуют об их арабских корнях. Как считают старейшины этих племен, их генеалогическая связь с потомками пророка Мухаммеда и знатными арабскими шейхами, ставшими в средние века основателями первых исламских государств на территории Африканского Рога, обеспечивает им более высокий социальный статус и дает право претендовать на достойное представительство в современных властных структурах Сомали. Кроме того, заявляя о своем кровном родстве с древними арабами, сомалийцы рассчитывают на политическую поддержку и экономическую помощь богатых арабских государств. Отсюда – появление у многих сомалийских племен соответствующих родословных, которые далеко не всегда объективно отражают их реальное происхождение. Тем не менее, для понимания межплеменных отношений и учета их влияния на происходящие в Сомали политические процессы более существенным представляется не столько точность  родословных тех или иных племен, сколько их субъективное этническое самосознание и занимаемое ими место в родоплеменной структуре современного сомалийского общества.

Родоплеменная структура и традиционное общественное устройство сомалийцев

Сомалийское общество имеет довольно сложную социальную структуру, основанную на системе кровнородственных отношений, где определяющим является происхождение по мужской линии от одного предка. Своим единым прародителем сомалийцы считают некого человека по прозвищу Хил (Hiil)9, который, согласно преданиям, происходил из древнего арабского племени курейш и являлся потомком первого праведного халифа Абу Бакра ас-Садыка. Разветвления этого генеалогического древа сформировали четыре крупных группы родственных племен (для простоты назовем их этногруппами) – хавие, дир (включая племена исак), дарод и раханвейн (дигиль и мирифле). Этногруппы дир и хавие ведут свой род от патриарха по имени Ирир Самале (Irir Samaale), тогда как дарод связан с дир по материнской линии. Эти три группы племен имеют общее название самале. Племена, относящиеся к этногруппе раханвейн (дигиль и мирифле), считаются потомками мифического патриарха Сааб (Saab) и, соответственно, коллективно иногда называются сааб.10

Внутри этногрупп имеются подгруппы родственных племен или соплеменности (beelweynо). В свою очередь племена обычно имеют многоуровневую структуру в своих патрономиях и подразделяются на рода, колена, общины и т.д. до семьи (tol /qabiil — qolo — jifo — laf — jilib — reer — qoys).11 Всего сомалийский этнос насчитывает более пяти сотен больших и малых племен и крупных родов. Численность племен может составлять от нескольких десятков тысяч до нескольких сотен тысяч человек.

Как правило, каждая этногруппа, подгруппа или племя традиционно населяет определенную территорию (или территории) и пользуется имеющимися на ней природными ресурсами, прежде всего пастбищами и источниками пресной воды, поскольку основным занятием большинства сомалийских племен является кочевое скотоводство. За племенем условно закреплена территория, в пределах которой оно кочует, хотя четкого разграничения территорий племен не существует. В сезон дождей, когда корма хватает всем стадам, на одной и той же территории могут пасти свой скот разные племена, однако в засушливый сезон нарушение границ миграции и пользование чужими водоемами часто приводит к кровопролитным столкновениям и порождает вражду между племенами, которая может длиться многие годы. Споры и конфликты между племенами в конце концов урегулируются путем переговоров с достижением договоренности о выплате диё (diyo) или маг (mag) — материальной компенсации за причиненный ущерб, убитых и раненых.

Во главе племен и родов стоят вожди – исимо (isimо) или дубаб (duubab) и старейшины – áкилло (caaqillo), одаял (odayaal), аконъяхан (aqoonyahan), набаддонно (nabaddoonno), руководящие жизнью и деятельностью общин. Если титул вождя племени – эмир (amiir), бóкор (boqor), султан (suldaan), ислáн (islaan), угáс (ugaas), гарáд (garаad), малак (malaq) или уабар (wabar) — обычно передается по наследству, то старейшины избираются самими членами общины из числа наиболее достойных и влиятельных мужчин. Они ведают перекочевками, разбирают споры и тяжбы соплеменников, коллективно решают различные проблемы повседневной жизни своей общины, а также поддерживают отношения и улаживают конфликты с другими общинами. Все важные для племени вопросы обычно решаются коллективно советом старейшин — гурти (Guurti).

1

*Происхождение этих племен до сих пор вызывает споры между сомалийцами. 

Рис. 6. Обобщенная родоплеменная структура сомалийского этноса.

Вождь племени обычно председательствует на собрании совета старейшин и других видных членов племени. Он также принимает гостей, выкупает членов племени, совершивших какое-либо преступление, а по праздникам устраивает угощение для всего племени. В случае вооруженного конфликта вождь может возглавить отряд ополченцев племени, но чаще эта обязанность возлагается на одного из авторитетных членов племени, имеющего соответствующую профессиональную подготовку, — аббандуле (abbaanduule). Поскольку почти в каждой общине многие мужчины имеют личное стрелковое оружие, при необходимости старейшины могут довольно быстро собрать отряд ополченцев для защиты интересов племени. Если вождь явно пренебрегает своими обязанностями или своими поступками дискредитирует своё звание, совет старейшин племени может поставить вопрос об избрании нового вождя (обычно из числа ближайших родственников прежнего вождя).

Внутренние связи в племени базируются на кровном родстве. Именно оно рождает чувство солидарности с соплеменниками, ощущение общности судьбы. Отсюда -традиционное желание племен сохранить это родство. Поэтому предпочтительными для племен и крупных родов остаются родственные семейные союзы, а межплеменные браки рассматриваются как инструмент укрепления отношений с другими племенами, налаживания союзнических связей или преодоления прежней вражды.

В то же время нередки случаи выхода тех или иных (обычно небольших по численности) племен или родов из одних этногрупп и присоединение к другим (обычно более могущественным), а также образование неродственными племенами,  проживающими на общей территории, новых союзов, которые со временем могут стать новыми племенами. В традиционном сомалийском обществе также распространена практика предоставления крупными племенами опеки (или защиты) соседним малочисленным племенам, которые в этих случаях становятся частью племени-опекуна и его этногруппы. Этим объясняются постепенно происходящие трансформации в родоплеменной структуре сомалийского общества, корректировки родословных и возникновение разногласий по вопросам происхождения тех или иных племен. Иногда к путанице приводит и простое совпадение имен в названиях родов и племен, поскольку совпадают имена их родоначальников.12 Например, род афгаб есть в составе племен бади-адэ (гугундабэ/хавие),  аулъяхан (огаден/дарод) и хабар-аваль (исак), а род макахиль встречается в составе племен самарон (дир), саад-муса (хабар-аваль/исак) и гальджеэль (хавие).

Социальные отношения внутри сомалийских племен и между племенами издавна регулируются на основе традиционного (обычного) права, представляющего собой некий свод неписаных законов, правил и обычаев, устно передаваемых старейшинами из поколе-ния в поколение. Современное сомалийское традиционное право — хэр (xeer) — впитало в себя многие положения шариата, особенно на бытовом уровне и в сфере семейных отношений, однако оно не носит универсальный характер и имеет свои особенности применительно к различным группам племен и системам хозяйствования: хэр-даксато (xeer daaqsato) – для скотоводов; хэр-кодато (xeer qodato) – для земледельцев; хэр-дабато (xeer dabato) – для охотников; хэр-каллумайсато (xeer kalluumaysato) – для рыбаков. Вместе с тем, ряд положений традиционного права являются общими для всех сомалийских племен и называются хэр-гуд (xeer guud). К таким положениям, в частности, относятся законы и традиции, регулирующие имущественные отношения, брак, выплату материальной и денежной компенсации за причиненный ущерб или за убитых и раненых в ходе междоусобиц. Кстати, у кочевых племен размер компенсации за убитого мужчину — немалый (100 верблюдиц или их денежный эквивалент в твердой валюте), и не каждое племя способно самостоятельно выплатить установленную законом компенсацию. Поэтому несколько небольших родственных племен могут заключать между собой договор о взаимопомощи, в том числе в случае необходимости выплачивать диё (diyo). С другой стороны, способность племени выплачивать диё рассматривается как определенный признак его самостоятельности и могущества.

Решения, выносимые старейшинами по спорам и конфликтам, публично утверждаются вождями племен и являются обязательными для исполнения конфликтующими сторонами. Община несет коллективную ответственность за своих членов перед другими общинами, и каждый ее член ответственен перед своей общиной. Невыполнение правил и обычаев ведет к изгнанию из общины и социальной изоляции. Вне племени сомалиец становится социально бесправным и незащищенным.

Безусловно, клановая структура сомалийского общества во второй половине XX века претерпела значительные изменения, став несколько гибче. Причины тому — появление нетипичных для традиционного общества государственных структур, урбанизация, относительная смешанность племен и родов в городских условиях.

Заметный отпечаток на клановом сознании сомалийцев оставила и длительная гражданская война в Сомали. За годы войны роль института вождей и старейшин племен претерпела неоднозначные изменения в различных частях страны. С одной стороны, в условиях длительного отсутствия государственных органов власти и официальной судебной системы, миротворческая и посредническая деятельность старейшин племен, будучи сдерживающим фактором в вооруженных конфликтах между различными кланами и группировками, предотвратила полное разрушение сомалийского общества. Не случайно именно вожди племен стали инициаторами и основными участниками серии конференций по национальному примирению. Впоследствии именно вождям было поручено формирование федеральных и региональных органов законодательной власти в Сомали, и это право они сохраняют за собой до сих пор.

С другой стороны, обусловленная войной коррозия традиционных моральных основ и нарушение многих родоплеменных связей привели к снижению авторитета и влияния вождей и старейшин племен, особенно в центральных и южных провинциях страны, в большей степени пострадавших от боевых действий и подверженных влиянию идеологии салафитов, которая игнорирует родоплеменные связи в исламском обществе. Тем не менее, как показывает практика, родоплеменные связи все еще оказывают существенное (если не определяющее) влияние на политические, социальные и культурные аспекты жизни в сомалийском обществе.

Группа племен хавие

Хавие – одна из крупнейших сомалийских этногрупп, численность которой может достигать 5 млн. человек, то есть примерно ¼ числа всех сомалийцев. Наиболее многочисленными и/или влиятельными племенами хавие являются абгаль (Abgaal), хабар-гидир (Habar Gidir), шехаль (Sheekhaal), мурусадэ (Murusade), дагодие (Dagoodiye), гальджеэль (Gaaljecel) и хавадле (Xawadle). Своим общим предком они считают Ахмеда по прозвищу «Хавие», жившего предположительно в VIII в. н.э. и захороненного недалеко от города Харэр в Эфиопии.

Ниже приведена упрощенная родоплеменная структура этногруппы хавие.

2

Рис. 7. Родоплеменная структура этногруппы хавие.

Как видно из данной схемы, сегодня в этногруппу хавие входят не только прямые потомки Ирира Самале, но и некоторые родственные им племена (сарансор, хавадле), прапредками которых считаются его старшие братья Гардэрэ и Майле, соответственно.         С другой стороны,  племена аджуран и шехаль, которые традиционно относятся к хавие, в последние годы из политических соображений позиционирует себя как отдельные этногруппы. Поэтому большинство сомалийских историков считают этногруппу хавие скорее союзом родственных и дружественных племен, а не крупной соплеменностью, все компоненты которой связаны кровными узами.

Племена хавие населяют преимущественно центральные и южные регионы Сомали, юг Огадена и Северо-Восточную провинцию Кении.

Большая часть племен хавие – это скотоводы-кочевники. Вместе с тем, многие городские жители, выходцы из шехаль, абгаль, хабар-гидир, мурусадэ состоят на государственной службе (в том числе в силовых структурах) или заняты в бизнесе, торговле, сфере услуг, образовании. Некоторые общины хавадле, хинтирэ, мурусадэ и уадан, населяющие долину Шабелле, также занимаются земледелием, а отдельные общины абгаль и хабар-гидир, населяющие прибрежные районы Марег и Хобьё, помимо разведения скота промышляют и рыболовством.

Первые письменные упоминания о хавие встречаются в древних арабских картах XII в., где порт Мерка обозначен как главный город хавие. В XVI в. в долине р. Шабелле и на прилегающих территориях возникает первое государство хавие – исламский имамат  Аджуран, который по тем временам был достаточно развит. В XVII в. он смог противостоять нашествию племен оромо, вытеснивших многие сомалийские племена с территории современного Огадена, однако к исходу века распался из-за межклановых противоречий и деспотизма правящей династии на несколько небольших султанатов. После колонизации Сомали Италией в конце XIX в. племена хавие включились в национально-освободительную борьбу, которую на юге Сомали возглавил шейх Хасан Барсанэ. Представители хавие также участвовали в создании в 1943 г. «Лиги младосомалийцев» (SYL), первой сомалийской политической организации, выступившей за национальное освобождение и создание независимого государства, объединяющего в своих границах всех сомалийцев.

В новейшей истории Сомали роль хавие еще более возросла. Именно они, прежде всего племена хабар-гидир и мудулод, в конце 80-х – начале 90 гг. прошлого века составляли основу вооруженных формирований Объединенного сомалийского конгресса (ОСК) — военно-политической организации, сыгравшей главную роль в свержении диктаторского режима Сиада Барре в январе 1991 года. С этого времени представители хавие стали занимать ключевые посты в центральных органах власти и силовых структурах Сомали, в том числе пост президента страны (или, крайнем случае, пост премьер-министра, если президентом избирался представитель племен дарод):

1991-95 гг. – Али Махди Махамед (временный президент, из абгаль),

1995-96 гг. – Махамед Фарах Айдид (временный президент, лидер ОСК, из хабар-гидир),

2000-04 гг. – Абдикасим Салад Хасан (временный президент, из хабар-гидир),

2004-07 гг. – Али Махамед Геди (премьер-министр временного правительства, из абгаль),

2007-09 гг. – Нур Хасан Хуссейн (премьер-министр временного правительства, из абгаль),

2009-12 гг. – Шариф Шейх Ахмед (временный президент, из абгаль),

с 2012 г. – Хасан Шейх Махмуд (президент ФРС, из абгаль).

В число других наиболее заметных современных сомалийских политиков и военачальников, представляющих племена хавие, входят генерал Дахир Аден Ильми «Индокарше» (главнокомандующий СНА, из шехаль), генерал Абдикарим Юсуф Аден «Дегабадан» (бывший начальник ГШ СНА, из шехаль), Абдулахи Годах Баррэ (министр внутренних дел, из хавадле), Абдикарим Хусейн Гулед (министр национальной безопасности и член руководства «Дам-уль-Джадид», из хабар-гидир), Махмуд «Тарзан» (бывший мэр Могадишо, из абгаль), Хасан «Мунгаб» (новый мэр Могадишо, из абгаль), Абди Хасан Авале «Кайбдид» (глава автономии Гальмудуг, из хабар-гидир), Хасан Дахир Авейс (бывший лидер «Хизб-уль-Ислам» и прочих салафитских организаций, из хабар-гидир), генерал Юсуф «Инда-адэ» (лидер боевиков из айр/хабар-гидир) и другие.

Официально признанными вождями племен хавие являются:

Племя / группа племен Титул и имя вождя
Айр / хабар-гидир Угас Хасан Махамед Нур
Саад / хабар-гидир Султан Абдинасир Джама Сэд
Салебан / хабар-гидир Угас Абдуллахи Фарах Хасан
Сарур / хабар-гидир Угас Миррэ Махамед Дуале
Мудулод / хираб / горгартэ Ислан Махамед Юсуф (имам мудулод)
Дауд / уабудан /абгаль / мудулод Угас Махмуд Али Абдулле
Уарсангели / абгаль / мудулод Уабар Содал Ифаф
Удэджен / мудулод / горгартэ Угас Осман Ильми Умар
Матан-абдулле / уабудан / абгаль / мудулод Малак Али Шоури Олоу
Уадан / даландоле / мудулод Султан Осман Махмуд Хусейн
Исса-харти / абгаль / мудулод Хуссейн Ахмед Особле «Хабеб»
Мурусадэ / каранле Угас Абдуллахи Хаши Фараадэ
Дудубле (махмуд-хираб) / горгартэ Угас Исса Махмаед Фарах «Фодей»
Шехаль / хираб / горгартэ Султан шейх Аден Маалин Сугоу
Хавадле Угас Абдирахман Халиф Нур
Дагодие / сарансор Ислан Билоу Усман
Джаджелле / джибеди / гугундабэ Уабар Геди Хасан Кутубоу
Гальджеэль / сарансор Угас Абдуллахи Махамед Даёу
Бади-адэ / джибеди / гугундабэ Уабар Ахмед Хуссейн
Джидле / гугундабэ Угас Али Нур
Аджуран / джанбелле Угас Абдулькадир Маалин Али,султан Абдихалим Абди Малик

Для решения вопросов, затрагивающих интересы всех племен хавие, а также для их сплочения и мирного урегулирования споров и конфликтов, возникающих между племенами хавие и с племенами других этногрупп, существует совет старейшин, официально именуемый Советом сохранения единства и культурных традиций племен хавие (его нынешний председатель — Махамед Хасан Хад). Хотя члены Совета публично заявляют о своем невмешательстве в политические вопросы, в действительности эта клановая организация оказывает существенное влияние на внутреннюю и внешнюю политику правительства Сомали.

Еще одной клановой организацией хавие является «Группа действия хавие» (Hawiye Action Group — HAG), созданная по инициативе сомалийских эмигрантов, проживающих в США и Канаде. Эта группировка активно лоббирует интересы племен хавие, прежде всего хабар-гидир, как на национальном, так и на международном уровне. Главным соперником хавие в борьбе за власть в Сомали руководство HAG считает крупные племена дарод, прежде всего маджертен и огаден. В целях ослабления политических позиций дарод HAG выступает за налаживание более тесного сотрудничества хавие с племенами исак, допуская даже признание независимости Сомалиленда.

 

 Группы племен дир и исак

Дир – ещё одна крупная и древняя сомалийская группа племен. Её численность (вместе с племенами исак) может достигать 4 млн. человек, что составляет примерно 1/5 числа всех сомалийцев. К крупнейшим племенам дир относятся исак (Isaaq)2, гадабурси (Gadabuursi) или самарон (Samaroon), исса (Ciise), суррэ (Surre), бималь (Biimaal), акишо (Akisho) или гурэ (Guure), гургурэ (Gurgure). Племена дир населяют в основном северо-запад Сомали (Сомалиленд), северную часть Огадена, Джубути, Йемен, в меньшей степени – провинции Мудуг, Гальгудуд, Хиран, Нижняя Шабелле и Нижняя Джуба.

Родоначальником дир считается Дир Аджи (внук Ирира Самале), у которого было четыре сына: Хайтам «Мадахвейнэ» (Madaxweyne), Халид «Маэ» (Mahe), Салах «Мандалуг» (Mandaluug) и Нур «Мадобэ» (Madoobe). От них произошли все современные племена дир.

Ниже приведена упрощенная родоплеменная схема этногруппы дир, которая отражает наиболее распространенную среди сомалийцев версию их происхождения.

3

*В некоторых сомалийских преданиях упоминается, что у Дира был и пятый сын по имени Кальдо.

Рис. 8. Упрощенная родоплеменная структура этногруппы дир (основная версия).

Как и другие племена самале, дир – в основном скотоводы-кочевники. Обычно они кочуют со своими стадами с севера на юг и обратно с определенной сезонной цикличностью. Вместе с тем, некоторые общины исса, гадабурси, исак и уарсангели, населяющие побережье Аденского залива, сочетают разведение скота с морским промыслом, а общины джибрил-абокор, гургурэ и акишо, проживающие в районе Габилей на северо-западе Сомали, также занимаются земледелием, выращивая преимущественно сорго и кукурузу. Те же выходцы из племен дир, которые живут в крупных городах, таких как Дыре-Дауа, Харэр, Джиджига (в Эфиопии), Харгейса, Буръо, Бербера, Борама (в Сомалиленде) и Джибути, заняты в сфере услуг, торговле, строительстве или состоят на государственной службе.

Племена дир, будучи древним сомалийским этносом, гордятся своей историей. Считается, что вожди дир первыми установили нормы традиционного права хэр, которые впоследствии переняли и другие сомалийские кочевые племена. Как утверждают старейшины дир, их племена раньше других сомалийцев приняли ислам и сыграли главную роль в его распространении на севере Африканского Рога. В средние века племена дир составляли этническую основу первых исламских государств, появившихся в этом регионе – султанатов Ифат и Адаль. Дир считают, что их предками был основан город Дыре-Дауа,13 находящийся на территории современной Эфиопии. Также известно, что в XIV-XVI вв. боевые отряды племен дир вместе с другими сомалийскими племенами, народами афар и оромо участвовали в войнах против христианской Абиссинии, а легендарный имам Ахмед «Гурей» (Axmed Gurey), армия которого в 1530-х гг. завоевала часть Абиссинии, происходил из племени гургурэ.

В новейшей истории Сомали племена дир, прежде всего исак, известны своей активной борьбой против диктатуры Мохаммеда Сиада Барре. Эту борьбу на северо-западе страны возглавляло созданное в 1981 г. Сомалийское национальное движение (СНД), которое спустя 10 лет стало инициатором провозглашения Республики Сомалиленд.14

В настоящее время племена дир составляют этническое большинство в непризнанном государстве Сомалиленд, где занимают ключевые посты в органах власти и силовых структурах. Вместе с тем, представители южных ветвей дир (суррэ, бималь) входят в состав парламента и правительства Федеративной Республики Сомали. Другие племена дир из группы мадахвейнэ, проживающие в основном на севере Огадена и составляющие примерно 1/3 сомалийского населения Эфиопии, также представлены в региональных и центральных органах власти этой страны.

Самым многочисленным из племен дир является исак (более 2 млн человек). Впрочем, племена исак, считают себя самостоятельной сомалийской этногруппой, равной по своему общественному статусу таким этногруппам как хавие или дарод.

Своим родоначальником племена исак считают Исхака бен Ахмада аль-Хашими, знатного араба, поселившегося предположительно в XII в. с несколькими десятками своих сподвижников в портовом городке Майд, расположенном в районе Махир на южном побережье Аденского залива. В доказательство знатности  происхождения шейха Исхака (или Исака) приводится следующая его родословная, «подтвержденная древними арабскими рукописями»: Исхак, сын Ахмеда, сына Мухаммеда, сына Хуссейна, сына Али, сына Мудхара, сына Абдуллы, сына Аюпа, сына Мухаммеда, сына Касима, сына Ахмеда, сына Али, сына Иссы, сына Яхъе, сына Мухаммеда аль-Таки, сына Али аль-Аскари, сына Мухаммеда аль-Джавада, сына Али аль-Риды, сына Мусы аль-Катима, сына Джафара ас-Садыка, сына Мохамеда аль-Бакра, сына Али Зейнала аль-Абидена, сына Имама аль-Хуссейна, сына Али, сына Абу Талиба, сына Абделя Мутталиба, сына Абделя Манафа, сына Хашима. Таким образом, шейх Исхак происходил из рода бени-хашим из племени курейш, к которому принадлежал и пророк Мухаммед.

Как гласит предание, после переезда в Майд у шейха Исхака родились восемь сыновей от двух жен. От одной жены по имени Магадо, происходившей из одного из местных племен дир, родились Абдирахман, Измаил, Аюб и Арап, от другой жены – рабыни из Абиссинии – родились Муса, Ахмед, Махамед и Ибрагим.  Поэтому произошедшие от них племена исак условно подразделяются на две больших группы – хабар-магадле (Habar Magaadle) и хабар-хабуш (Habar Habuush), то есть потомки шейха Исхака, рожденные Магадо и рожденные абиссинкой.15

Самыми многочисленными и влиятельными племенами исак являются хабар-йонис (Habar Yoonis), хабар-аваль (Habar Awal) и хабар-джеэло (Habar Jeclo).

Ниже приводится упрощенная родоплеменная структура исак. (Полная структура, в действительности, намного сложнее и пространнее. К примеру, в структуре племени хабар-аваль насчитывается не менее 10 уровней деления на рода, колена и семейства).

4

Рис. 9. Родоплеменная структура этногруппы исак.

Племена исак населяют в основном северо-запад Сомали (Сомалиленд), а также север Огадена (районы Уаджале, Харшин, Аварэ, Гашамо и Джиджига) и Южный Йемен, где также проживают потомки шейха Исхака, представленные арабскими племенами аль-диран, аш-шараф и аль-мансур.

В Сомалиленде племена исак составляют большинство (около 65%) местного населения и занимают ключевые посты в правительстве и силовых структурах этого непризнанного государства (см. Таблицу 4). Соответственно, большая часть государственных средств выделяется на развитие провинций, населенных племенами исак. Такое положение вызывает недовольство племен дулбахантэ и уарсангели (харти/дарод), которые составляют примерно 15% и 5% граждан Сомалиленда, соответственно, и населяют его восточные провинции. Значительная часть старейшин этих племен, считая, что власти Сомалиленда игнорируют их интересы, выступают за создание собственных автономий (Хатумо и Махир) в составе Федеративной Республики Сомали (ФРС). Аналогичную позицию занимают и некоторые политики и старейшины из племени гадабурси (самарон), выдвигающие идею создания собственной автономии Аудал (гадабурси и другие племена дир составляют примерно 15% населения Сомалиленда).

image159 


Рис. 10. Схема расселения крупных племен в Сомалиленде.

В Сомалийском регионе Эфиопии (Огадене) — напротив, исак относятся к этническому меньшинству и испытывают определенное давление со стороны находящихся там у власти племен дарод.

В Сомали (ФРС) племена дир (суррэ, бималь) также составляют меньшинство и нередко притесняются соседними племенами хавие, опирающимися на поддержку центрального правительства и так называемой Сомалийской национальной армии, в рядах которой превалируют опять-таки выходцы из племен хавие. Нередко споры между общинами дир и хавие из-за пользования пастбищами, колодцами, водоемами, плодородными участками земли в провинциях Мудуг, Гальгудуд, Хиран и Нижняя Шабелле приводят к вооруженным конфликтам (см. Таблицу 5).

В число наиболее известных современных политиков и военачальников, представляющих племена дир и исак, в частности, входят:

— президент Джибути Исмаил Омар Гелле (из исса);

— президент Сомалиленда, бывший лидер СНД и партии «Кульмие»16 Ахмед Махамед Махмуд «Силаньо» (из хабар-джеэло/исак);

— вице-президент Сомалиленда Абдирахман Абдилахи Исмаил «Сайлии» (из гадабурси);

— председатель Совета народных представителей Сомалиленда, лидер партии «Уаддани»17 Абдирахман Махамед Абдилахи «Ирро» (из хабар-йонис/исак);

— лидер партии «Уид» (UCID)18 Фейсал Али Уарабэ (из идагалле/исак);

— бывший президент Сомалиленда и лидер «Удуб»19 Дахир Раяле Кахин (из гадабурси);

— министр иностранных дел Сомали Абдирахман Дуале Байле (из махад-асэ/гадабурси);

— популярный общественный деятель профессор Ахмед Исмаил Саматар (из гадабурси);

— главнокомандующий Национальной армией Сомалиленда генерал Измаил Махамед Осман «Шакалле» (из гархаджис /исак);

— начальник полиции Сомалиленда  генерал Абдилахи Фадал Иман (из гадабурси);

— лидер радикальной исламистской организации «Аш-Шабаб» Ахмед Абди Махмуд «Годанэ» (из арап/исак)  и другие.

Таким образом, племена дир представляют широкий спектр политических сил в Сомали и Сомалиленде.

Официально признанными главными вождями племен дир являются:

Племя / группа племен Титул и имя вождя
Исак Султан Махамед Абдулькадир (верховный вождь)
Гархаджис / исак Бокор Раби Юсуф Абдуллахи
Хабар-йонис / гархаджис / исак Султан Махамед Хирси Кани
Хабар-джеэло / исак Султан Абдилахи Али
Зубейр-аваль (хабар-аваль) / исак Султан Хасан  Абдирахман Абдилахи
Идагалле / гархаджис / исак Султан Махамед Абдулькадир  Абдилахи
Арап / исак Угас Ахмед Махамед Саид
Гадабурси (самарон) / мандалуг Угас Абдирашид  Робле Доди
Джибрил-йонис / самарон /манадалуг Султан Абди  Махамед Гурей
Хабар-афан / самарон /мандалуг Султан Абдирахман Джама Даваль
Махад-асэ / самарон / мандалуг Султан Ибрагим Джама Саматар
Бималь / маэ Угас Махамед Али Ярэ, султан Ибрагим Али Исса
Гадсан / бималь /маэ Угас Фарах Абди Шейх
Суррэ / маэ Угасы Салах Абди Нур, Хусейн хаджи Умар и др.
Кубейс / суррэ / маэ Угас Хусейн хаджи Омар
Баджималь / маэ Угас Абдихаким Махамед
Исса / мадобэ Угас Мустафа Махамед Ибрагим
Акишо / мадахвейнэ Султан Махмуд шейх Омар
Уардай / мадахвейнэ Угас Махамед Булле Джироу

 Группа племен дарод

Дарод – самая многочисленная группа сомалийских племен. По приблизительным оценкам, число сомалийцев, относящих себя к этногруппе дарод, может достигать 6 млн человек, то есть до 30% всего сомалийского этноса. Племена дарод составляют  большинство населения в Сомалийском регионе Эфиопии (Огадене), северо-восточном регионе ФРС (Пунтленде), южном регионе ФРС (Джубаленде) и в Северо-Восточной провинции Кении. Кроме того, значительная часть сомалийцев, проживающих в Южном Йемене, также являются выходцами из племен дарод.

5

Родоначальником дарод считается сын суфийского шейха Абдирахман Исмаил аль-Джабарти по прозвищу «Дарод», который, как гласит предание, в IX или X в. вынужден был покинуть Южную Аравию и высадился на побережье Махир (на севере полуострова Сомали), где взял в жены девушку по имени Домбиро — дочь Данголо и племянницу Дира Аджи. Та родила ему пятерых сыновей, которых звали Махамед «Каблалах», Исса, Юсуф «Ауртабле», Хуссейн «Танадэ» и Ахмед «Садэ». От них произошли все современные племена дарод.

Рис. 11. Упрощенная родоплеменная структура этногруппы дарод (жирным шрифтом выделены самые крупные племена и рода).

Как большинство других племен самале, дарод занимаются преимущественно кочевым скотоводством. Вместе с тем, некоторые общины маджертен, населяющие побережье Аденского залива и Индийского океана, сочетают разведение скота с морским рыболовством. После распада сомалийского государства в 1991 г. прибыльным промыслом для них также стало пиратство.

Хотя племена дарод по своему происхождению не столь древние как дир, тем не менее, и в их истории немало славных страниц. Отличаясь стремлением к независимости, племена харти/дарод уже с XIV в. создавали на северо-востоке Сомалийского полуострова свои султанаты, которые существовали вплоть до XIX в. Отряды племен дарод, в частности гери, марехан, бартирэ, ябарэ и харти, участвовали в составе армии имама Ахмеда «Гурея» в сражениях с эфиопскими войсками в начале XVI в. После колонизации Сомали западно-европейскими державами племена дарод на рубеже XIX — ХХ вв. объединились под руководством саида (шейха) Махамеда Абдаллы Хасана для борьбы с иноземными захватчиками и иноверцами. Более 20 лет созданная им на севере Сомали «армия дервишей» оказывала упорное сопротивление хорошо вооруженным британским и эфиопским войскам. Для уничтожения оплота «дервишей» — городка Талех – британцы даже вынуждены были применить авиацию.

С образованием Республики Сомали в 1960 г. оставшиеся на территории Эфиопии племена дарод, прежде всего огаден, продолжили борьбу за свою независимость. В 1963 г. ими был создан Фронт освобождения Огадена (позднее преобразованный в Национальный фронт освобождения Огадена — НФОО), который до сих пор не прекратил вооруженную борьбу за отделение Огадена от Эфиопии.

В Сомали после прихода к власти Мохаммеда Сиада Барре (выходца из марехан) в результате военного переворота в октябре 1969 г. некоторые племена дарод, прежде всего марехан, огаден и дулбахантэ, получили ключевые посты в органах государственного управления и силовых структурах этой страны. Другие же племена, в том числе маджертен, получили второстепенные посты и фактически были отстранены от реальной власти.

Поражение Сомали в войне с Эфиопией в 1977-78 гг., ухудшение экономического положения, особенно на периферии, а также ужесточение авторитарного стиля руководства Сиада Барре привели к росту оппозиционного движения. В апреле 1978 г. группа офицеров из племени маджертен предприняла неудачную попытку покушения на президента, за которой последовали жестокие репрессии в отношении  этого племени. В ответ на репрессии в 1981 г. был создан Демократический фронт спасения Сомали (ДФСС) – оппозиционная правящему режиму военно-политическая организация, опиравшаяся на поддержку племени маджертен. Позднее в ряды вооруженной оппозиции также вошло Сомалийское патриотическое движение (СПД), отряды которого формировались из ополченцев племен абсамэ. После свержения диктаторского режима в 1991 г., не сумев договориться с остальными оппозиционными группировками о разделе власти в стране, лидеры ДФСС взяли курс на создание на северо-востоке Сомали собственной автономии. В 1998 г. в Гароуэ на съезде представителей племен харти была провозглашена автономия Пунтленд, которая  ныне формально входит в состав ФРС.

В настоящее время самыми крупными и могущественными племенами дарод считаются маджертен (Majeerteen), огаден (Ogаadeen) и марехан (Mareexaan). Племена маджертен населяют, в основном, северо-восток Сомали и вместе с другими племенами группы харти – дулбахантэ (Dhulbaahante) и уарсангели (Warsangeli) — находятся у власти в автономии Пунтленд. Племена огаден и марехан населяют преимущественно восточную и южную часть Огадена, правобережье р. Джуба и прилегающие к ним районы Северо-Восточной провинции Кении. Между ними идет борьба за лидерство в Джубаленде – новом федеральном регионе, который формируется из провинций Гедо, Средняя Джуба и Нижняя Джуба. В Джубаленде политические интересы племени огаден представляет военно-политическая группировка «Рас-Камбони»20 (Raas Kambooni), а марехан – южное крыло организации «Ахлю Сунна уаль-Джамаа».  В то же время отдельные вожди и политики из этих племен поддерживают «Аш-Шабаб».

Таким образом, в Сомали кланы дарод представляют различные политические силы, однако в своем большинстве являются наиболее последовательными сторонниками идеи федерального государственного устройства страны.

В современной структуре власти в ФРС этногруппе дарод, как правило, выделяется пост премьер-министра страны. С 2000 г. этот пост занимали:

— Али Халиф Галайр (2000-01 гг., из дулбахантэ),

— Хасан Абшир Фарах (2001-03 гг., из маджертен),

— Махамед Абди Юсуф (2003-04 гг., из ауртабле),

— Умар Абдирашид Али «Шармарке» (2009-10 гг., из маджертен),

— Махамед Абдуллахи Махамед «Фармаджо» (2010-11 гг., из марехан),

— Абдивели Махамед Али «Гас»(2011-12 гг., избранный президентом Пунтленда в январе 2014 г., из маждертен),

— Абди Фарах Ширдон «Саид» (2012-13 гг. из марехан),

— Абдивели Шейх Ахмед (с 2013 г., из марехан).

К числу других известных современных политиков, представляющих племена дарод в Сомали, относятся бывшие президенты Пунтленда Махамед Абди Хаши (2004-05 гг., из дулбаханте), генерал Махмуд Муса Хирси (2005-09 гг., из маджертен), Абдирахман Махамед Махмуд «Фароле» (2009-14 гг., из маджертен), бывший вице-президент Пунтленда генерал Абдисамад Али Ширэ (2009-14 гг.) и действующий вице-президент Абдихаким Абдуллахи Омар «Амей» (с 2014 г., оба из дулбахантэ), председатель парламента Пунтленда Саид Хасан Ширэ (с 2014 г., из уарсангели), президент Джубаленда, лидер группировки «Рас-Камбони» Ахмед «Мадобэ» (из огаден), вице-президент Джубаленда Абдуллахи шейх Исмаил Фартаг (из марехан), бывший начальник полиции Сомали г-л Али «Мадобэ» (из марехан), министр финансов Сомали Хусейн Абди Халанэ (с 2014 г, из огаден), бывшие министры обороны Сомали Махамед Абди «Ганди» (из огаден) и Баррэ «Хирале» (из марехан), лидер южного крыла АСУ шейх Махамед «Ау-Либах» (марехан) и другие.

В Сомалийском регионе Эфиопии племена дарод, составляющие примерно половину его населения, также разделены по своим политическим пристрастиям. Большая их часть  поддерживают правящую в регионе Демократическую партию сомалийского народа Эфиопии (ESPDP), которая считается проводником политики центрального правительства, другая часть племен дарод (точнее — часть племени огаден) являются сторонниками НФОО (ONLF).

В число официально признанных вождей племен дарод входят:

Племя / группа племен Титул и имя вождя
Дарод (верховный вождь) Бокор Бурхан Абдуллахи Муса
Осман-махмуд/маджертен/харти Бокор Ахмед Абдуллахи Муса
Умар-махмуд/маджертен/харти Ислан Башир Абдулле Осман
Исса-махмуд/маджертен/харти Султан Саид Махамед Гарасэ
Али-салебан/маджертен/харти Бокор Умар Измаил Санвейнэ
Угар-салебан/маджертен/харти Султан Махамед Муса Фарах
Исмаил-салебан/маджертен/харти Белдадже Абас Али Бинджаэль
Абдирахим-ибрагим/маджертен/харти Ислан Махамед Махмуд
Биидъяхан/маджертен/харти Султан Абдикани Хасан Али “Балле”
Сивакрон/маджертен/харти Султан Саид Али Махамед
Али-джибраил/маджертен/харти Белдадже Али Фарах Махмуд
Нух-джибраил/маджертен/харти Султан Махамед Махмуд
Аманле/маджертен/харти Абдиджалиль Али Фарах
Нух-махмуд/маджертен/харти Ислан Хашим Махамед Абдуллахи
Дашише/мора-асэ/харти Угас Хасан Ясин
Уарсангели/харти Султан Саид Абдисалан Али Ширэ
Ауромале/уарсангели/харти Угас Хусейн Хафоу Ахмед
Дулбахантэ/харти Гарад Джама Али Джама
Угаръяхан/дулбахантэ/харти Гарад Сулейман Махамед Махмуд
Бах-нугалед/дулбахантэ/харти Бокор Абдуллахи Ахмед
Лэлкасэ/танадэ Султан Зубейр хаджи Махмуд
Ауртабле Султан Махамед Ахмед Абдулле («Султан Буртинле»)
Гери/комбэ Угас Абдирахман Осман Сагал
Махамед-зубейр/огаден/абсамэ Султан Абдилахи Али Сонкор (в Ниж. Джубе), Махамед Абди Огле (в Кении)
Аулъяхан/огаден/абсамэ Угас Хусейн Махмуд Коранэ
Макабул/огаден/абсамэ Султан Фарах «Нагейе»
Бах-гари/огаден/абсамэ Угас Махамед Хасан Шанголоу
Толомогэ/огаден/абсамэ Угас Хусейн Осман Нур
Бартирэ/джидуак/абсамэ Султан Ибрагим Аден Геди
Марехан/садэ Султан Ахмед Баррэ Али «Такой»
Уагарда/марехан/садэ Бокор Хасан Махамед Саид Саматар «Гаалие», Абдиазис Умар «Дат»
Рэр-хасан/марехан/садэ Угас Махамед Хасан Яроу
Рэр-дини/марехан/садэ Султан Абдинасир Хасан Дало
Талхэ/марехан/садэ Султан Ахмед Муса Амин
Эли/марехан/садэ Султан Ахмед Хасан Хусейн
Джамбел/комбэ/каблалах Султан Махамед Али
Галимейс/кумадэ/каблалах Хамди Араб

 

 Группа племен дигиль и мирфле (раханвейн)

Дигиль и мирифле, иногда именуемые раханвейн или рээвин (на языке май), представляют собой особую группу племен или народность, которая заметно отличается от остальных сомалийских этногрупп, как своим укладом жизни, так и языком.

Племена дигиль, насчитывающие более полумиллиона человек, населяют преимущественно низовья р. Шабелле и долину р. Джуба в провинциях Нижняя Шабелле, Гедо, Средняя и Нижняя Джуба. Дигиль традиционно ведут оседлый образ жизни и занимаются в основном земледелием, выращивая кукурузу, сорго, рис, кунжут, овощи, бананы, манго, папайю, цитрусовые, бахчевые.

Родственные дигиль племена мирифле – намного многочисленнее (по некоторым оценкам, их численность достигает 3 млн человек). Они населяют междуречье Джубы и Шабелле и ведут оседлый и полукочевой образ жизни, занимаясь, главным образом, разведением крупного и мелкого рогатого скота, в меньшей степени — верблюдов и ослов, а также ручным земледелием (в тех районах, где оно возможно).

Своим родоначальником дигиль и мирифле считают шейха Ау-Дигиля Дайсана Умара, который якобы приходился правнуком Ахмеду по прозвищу «Хил», а тот в свою очередь происходил из арабского племени курейш и являлся потомком Абу Бакра ас-Садыка. Согласно преданиям, у шейха Ау-Дигиля было семеро сыновей, от которых произошли все современные племена дигиль и мирифле (жирным шрифтом выделены основные):

6

Рис. 12. Упрощенная родоплеменная структура этногруппы дигиль и мирифле.

Большинство племен раханвейн общаются между собой на языке май (или май-май), который заметно отличается от нормативного языка сомали и труден для восприятия остальными сомалийцами. Кроме того, племена тунни, дабаррэ, гаррэ и джиддо, относящиеся к дигиль, говорят на древних диалектах языка сомали – аф-тунни, аф-дабаррэ, аф-гаррэ и аф-джиддо, соответственно.

Традиционное общественное устройство у племен раханвейн имеет свои особенности. В отличие от кочевых племен самале, основополагающим принципом которых является кровное родство, общины раханвейн, проживающие постоянно на определенной территории, чаще объединяются в племена по принципу землячеств. Поэтому сами названия племен раханвейн часто указывают на территорию их проживания. Например, племя рэр-бай населяет центральную часть провинции Бай, а рэр-дафет – район Дафет (Уанлавейн) в провинции Нижняя Шабелле. Крупные племена раханвейн подразделяются по территориальному признаку на две-три ветви, именуемые гамбар (gambar).

Племена дигиль и мирифле помимо родственных общин нередко включают в свой состав проживающие на той же территории общины, отделившиеся от других сомалийских племен или этногрупп. Например, в составе племени тунни ныне есть общины, входившие ранее в племена гаррэ (дигиль), уадан и аджуран (хавие), бималь (дир), элай (мирифле), ашараф, рэр-хамар и оромо. Небольшие племена, населяющие определенный район, обычно объединяются в группы из 4-7 племен, образуя так называемый гамас (gamaas), возглавляемый советом вождей и старейшин — гобвейн (gobweyn). Поскольку гамасы часто представляют собой конгломерат различных племен, проживающих на одной территории, их родословные не столь древние, как родословные большинства племен самале. Внутри некоторых племен раханвейн существует неофициальное их деление на рода, более и менее знатные по своему происхождению. Более знатным считается наиболее древний род, на основе которого сформировалось племя, хотя со временем он может оказаться в меньшинстве по сравнению с другими родами племени.

Отношения внутри племен и между племенами раханвейн, так же как и среди племен самале, регулируются на основе шариата и общепринятых норм местного традиционного права, если оно не противоречит положениям шариата. В случае необходимости выплаты компенсации за ущерб, причиненный в результате межплеменных столкновений, его выплачивает весь гамас, а не отдельное племя. Впрочем, межплеменные столкновения среди раханвейн происходят гораздо реже, нежели среди кочевых племен.

Вождь племени у раханвейн – малак (malaq) – обладает несколько большими полно-мочиями по сравнению с вождями племен самале. Он не только выполняет почетные функции вождя, но и решает наиболее важные вопросы текущей жизни племени и межплеменных отношений. Помимо вождей у племен раханвейн есть руководители и на низовом уровне – главы сельских общин и старосты, так называемые гобъяр (gobyar), которые руководят повседневной жизнедеятельностью деревенских общин и разбирают возникающие споры. Они также собирают средства на общественные нужды – каран (qaaraan) и распределяют членов общин по бригадам для выполнения работ, требующих коллективного труда, например мелиоративных или уборочных работ на плантациях племени.

В целом, следует отметить, коллективный труд более характерен для оседлых племен сааб, чем для кочевых племен самале. Племена сааб также считаются более миролюбивыми и законопослушными по сравнению с племенами самале, за что последние традиционно относятся к племенам раханвейн с известной долей презрения и высокомерия. С другой стороны, большинство племен дигиль, в частности джиддо, тунни, гаррэ, дабаррэ, считают себя наиболее древними племенами, положившими начало образованию сомалийской нации.

В силу своих хозяйственно-культурных особенностей племена дигиль и мирифле в большей степени предрасположены к жизни в условиях государственной системы управления. В средние века они составляли значительную часть населения империи (имамата) Аджуран. В середине XVIII в. племя гелэди, одержав совместно с другими племенами раханвейн и хираб победу над аджуран, создало в низовье р. Шабелле свой султанат, во главе которого в течение 150 лет стояла правящая династия Гоброн.21

В 1947 г. племена дигиль и мирифле создали свою первую политическую партию, которая представляла их интересы в парламенте и выступала за создание независимого федеративного сомалийского государства. После обретения Сомали независимости  выходец из раханвейн шейх Мухтар Махамед возглавил парламент, а в правительстве страны представители этой этногруппы заняли посты министра финансов и министра внутренних дел.

Однако после военного переворота в 1969 г. племена дигиль и мирифле были отстранены от власти. Более того, в течение двух последующих десятилетий они подвергались негласной культурной и языковой дискриминации со стороны правящего режима. Ещё в большей степени эта этногруппа пострадала в период гражданской войны, подвергшись разграблению сначала отступавшей армией Сиада Баррэ, а затем — вооруженными формированиями ОСК. В 1995 г. для защиты своей земли и отстаивания своих интересов племенами дигиль и мирифле была создана Армия сопротивления раханвейн (АСР), которая постепенно в течение 4 лет сумела вытеснить боевиков хавие с территории своего традиционного проживания — междуречья Джубы и Шабелле.

В настоящее время часть этой территории остается под контролем радикальной исламистской группировки «Аш-Шабаб», в рядах которой немало (до 20%) представителей племен дигиль и мирифле. В то же время бóльшая часть политиков и старейшин этих племен не разделяют идеологию и практическую деятельность исламистов и выступают за создание на юго-западе Сомали федерального региона, в котором племена раханвейн будут играть главенствующую роль.

В новом парламенте и правительстве ФРС раханвейн выделено то же количество мест, что и остальным сомалийским этногруппам, причем в последние годы за раханвейн постоянно сохраняется пост председателя федерального парламента и два-три ключевых поста в кабинете министров и силовых структурах.

К числу наиболее заметных современных политиков, представляющих этногруппу раханвейн, относятся:

— Махамед Осман «Джавари» (из племени элай), председатель федерального парламента Сомали с августа 2012 г.;

— Аден Махамед Нур «Мадобэ» (из племени хадамо), бывший председатель парламента Сомали (2007-10 гг.) и один из лидеров АСР, депутат ФП;

— Шариф Хасан шейх Аден (из племени ашараф), бывший председатель парламента (2004-07, 2010-2010 гг.) и министр финансов Сомали (2009-10), депутат ФП;

— Мадобэ Нуноу Махамед, один из основателей АСР, бывший министр ВФП и временный председатель парламента Сомали (с января по июнь 2012 г.), избранный в марте 2014 г. главой самопровозглашенного Юго-Западного региона ФРС;

— Махамед Ибрагим Хабсадэ (из племени лейсан), один из основателей АРС, занимавший несколько раз министерские посты в ВФП Сомали, депутат ФП;

— Махмуд шейх Хасан Хамуд (из племени джилибле), министр обороны Сомали с января 2014 г.;

— Абдихаким хаджи Махмуд Фики (из племени дабаррэ), бывший министр обороны (2010-11 и 2012-14 гг.);

— Шариф Шехуна Майе (из племени тунни), бывший начальник национальной полиции;

— шейх Мухтар Робоу Мансур (из племени лейсан), один из лидеров «Аш-Шабаб».

К официально признанным вождям племен дигиль и мирифле относятся:

Племя / группа племен Титул и имя вождя
Маалин-уэйнэ / мирифле Малак Мадэй
Гаруале / мирифле Малак Малабоу Хасан
Дисоу / марифле Малак Дэроу Якуб
Уанджел / мирифле Малак Али Шинэ
Хадамэ / мирифле Малак Махмуд Махамед Абди
Лувай / мирифле Малак Исак Ибрагим Хусейн
Джирон / мирифле Маалин Али Баррэ
Эйле / мирифле Малак Абдулькадир Аден Матан
Харин / мирифле Малак Хасаноу Умуроу
Тунни / дигиль Султан Хейдар Суфи Мунъе
Багади / дигиль Султан Буба Абдалла Буба
Дабаррэ / дигиль Угас Аден Дэроу Хасан
Гаррэ / дигиль Угас Нур Шакоу Джибрил
Джиддо / дигиль Султан Уарсамэ Ибрагим Алиёу
Дагинэ / дигиль Угас Абди Сирад Ибрагим
Хубер / дигиль Малак Хасан Шурэ Махмуд (председатель Совета старейшин)
Шанта-алемод / дигиль Султан Хасан Ахмед Муса

 

 

 

Группа этнических меньшинств

К группе этнических меньшинств в Сомали, так называемой «пятой группе племен», относятся различные народности и племена, не вошедшие в четыре вышеупомянутые этногруппы. Эту группу условно можно разделить на три подгруппы:

1) племена и общины бенадири (Banaadiri), проживающие в городах и поселках на побережье Бенадир22 и являющиеся потомками арабов, персов и индийцев, селившихся на этой территории еще с Х-XII в.;

2) племена джарэрвейнэ (Jareerweyne) или муки (Muki), населяющие долины рек Джуба и Шабелле, а также южное побережье Сомали и являющиеся потомками восточных банту, которые либо самостоятельно поселились на этих территориях (как племена суахили), либо были завезены туда из Занзибара в XVIII-XIX вв. в качестве рабов;

3) прочие мелкие сомалийские племена, издавна населявшие территорию Сомали и занимавшиеся различными ремеслами, охотой, рыболовством и собирательством; коллективно их называют саб (sab), а на севере страны – габойе (Gabooye).

Общая численность всех этих народностей и племен по различным оценкам составляет от 1 до 2 млн человек, что соответствует 5-10% от числа всех сомалийцев. Большинство из них в разной степени ассимилировались среди крупных сомалийских этногрупп и стали составной частью сомалийской нации. Они, как и остальные сомалийцы, общаются на языке сомали, исповедуют ислам и считают себя полноправными гражданами Сомали. Тем не менее, у многих «благородных» сомалийцев, каковыми себя считают потомки Самале, сохраняется предвзятое отношение к бенадири, джарэрвейнэ и саб как к более низким по своему социальному статусу группам населения. В бóльшей степени дискриминации подвергаются племена саб и джарэрвейнэ, презрительно называемые кочевниками хабаш (xabash), в меньшей степени – племена бенадири, которые в последние 10-15 лет разными способами сумели обеспечить себе протекцию двух наиболее влиятельных племен группы хавие – абгаль и хабар-гидир.

Среди племен «пятой группы» самыми многочисленными на сегодняшний день являются племена джарэрвейнэ: мушунгули, шанбарэ, шидле, макани, рэр-шабелле и др. По некоторым оценкам, их численность приближается к 1 млн человек. В долине Джубы их называют гоша (Gosha) или уагоша (Wagosha).

Предполагают, что первые племена банту начали заселять низовья Шабелле еще в начале 1 тысячелетия. Это были небольшие племена земледельцев, мигрировавшие с территории современной Кении и, как гласят предания, создавшие в низовьях Шабелле и Джубы древнее государство Шунгвая. Более массовый приток банту в регион происходил в XVIII-XIX вв., в период активной работорговли  в Восточной Африке, когда через занзибарский рынок арабскими торговцами было переправлено в султанат Гелэди (Сомали) свыше 50 тыс. рабов. Рабский труд использовался на плантациях сначала сомалийцами из племен дигиль, а затем – итальянскими колонизаторами вплоть до отмены рабства в 1920 году.

Некоторые общины банту сохранили свой родной язык, традиции и обычаи, но большинство их потомков все же переняли язык и культуру соседних сомалийских племен. С другой стороны, традиционные для народов банту танцы под бой барабанов получили распространение на юге Сомали среди многих местных  племен. Тем не менее, браки между коренными сомалийцами и женщинами из племен джарэрвейнэ крайне редки, и внешние различия между этими этногруппами сохраняются до сих пор.23 В то же время чаще случаются браки между женщинами из джарэрвейнэ и мужчинами из оромо, которые также относятся к этническим меньшинствам в Сомали, однако их потомки все равно считаются отпрысками джарэрвейнэ.

К середине прошлого века племена джарэрвейнэ расселились вдоль русел рек Шабелле и Джуба вплоть до провинций Годэ и Афдэр в Эфиопии. В Сомали они считаются лучшими земледельцами. Городские же общины джарэрвейнэ часто нанимаются на различные стройки, рытьё водосточных канав, расчистку улиц, уборку общественных мест и прочие тяжелые и низкооплачиваемые работы.

Среди тридцати с лишним племен джарэрвейнэ особо выделяются племена баджуни (Baajuuni) и барауани (Baraawani), которые можно считать отдельным сомалийским субэтносом. Они живут на южном побережье Сомали и занимаются в основном рыболовством и торговлей. Эти племена относятся к потомкам суахили, издавна населявшим побережье Бенадир.24 Часть из них до сих пор сохраняют свои культурные традиции и язык (диалекты суахили, называемые ки-баджуни и аф-чимуини).

В период диктатуры Сиада Барре племена джарэрвейнэ часто терпели произвол правящего режима и притеснения со стороны президентского клана марехан. Например, в 1975 г. многие плодородные земельные участки в районах Джилиб и Джамамэ, принадлежавшие общинам гоша, были конфискованы правительством в рамках программы коллективизации сельского хозяйства. В то же время общины баджуни в районе Кисмайо принудительно объединялись в рыбацкие кооперативы во главе с выходцами из марехан, которые раньше никогда не занимались рыболовным промыслом.

В годы гражданской войны в Сомали племена джарэрвейнэ более других подвергались  грабежам и насилию, так как они не имели собственных вооруженных формирований и не были способны защититься от боевиков из племен хавие и дарод. Многие общины джарэрвейнэ в 1990-х гг. вынуждены были бежать в Кению и Танзанию. Другие вошли в состав соседних племен раханвейн, получив их покровительство в обмен на дешевый наемный труд.

Созданная в 1984 г. политическая организация племен джарэрвейнэ SAMO хотя и не смогла добиться обеспечения их законных прав в Сомали, тем не менее, сумела привлечь внимание мирового сообщества к данной проблеме. В настоящее время положение джарэрвейнэ в сомалийском обществе меняется. Под нажимом международных правозащитных организаций эти племена получили больше мест в новом федеральном парламенте и правительстве ФРС. Представитель джарэрвейнэ также входит в состав временной администрации Джубы (Джубаленда). Для защиты своих земель некоторые общины джарэрвейнэ в пров. Средняя Шабелле стали создавать отряды ополченцев. Вместе с тем, часть племен джарэрвейнэ вынуждены искать защиту у «Аш-Шабаб».

Племена бенадири (рэр-хамар, бандабоу, морше, шаншие,  дабар-уэйнэ и др.) представляют собой сравнительно малочисленные городские общины, объединяющие потомков арабских, персидских и индийских торговцев, а также вынужденных переселенцев из Южной Аравии, обосновавшихся в Могадишо и других городах на побережье Бенадир в X-XII вв. Этим переселенцам принадлежит главная заслуга в создании первых городов-государств и распространении ислама и арабской культуры сначала на побережье, а затем и во внутренних районах полуострова Сомали.

Средние века считаются периодом расцвета портовых городов на побережье Бенадир, таких как Могадишо, Мерка и Барауэ. Правление этими городами-государствами осуществляли советы старейшин, в которых были представлены все населявшие их племена.25  После установления в XVI в. португальского господства в морской торговле в западной части Индийского океана начался постепенный закат эпохи сомалийских городов-государств. К этому времени часть арабских и прочих переселенцев уже смешались с местными племенами хавие, раханвейн, суахили, образовав новые племена и рода, коллективно именуемые гибиль-мадоу (Gibil Madow), то есть темнокожие, которые расселились на обширной территории. Другие же потомки арабских переселенцев — гибиль-ад (Gibil Cad), то есть светлокожие, — продолжали сравнительно обособленный образ жизни в портовых городах, по-прежнему занимаясь торговлей, исламской юриспруденцией и просветительством. Из их среды вышло немало известных в Сомали улемов, таких как шейх Суфи из Могадишо, шейхи Али Мае и Ау-Осман из Мерки, шейхи Касим, Авейс и Нурейн из Барауэ.25

В ХХ в. представители бенадири принимали активное участие в организации национально-освободительной борьбы сомалийского народа. Достаточно упомянуть, что шесть из 13 основателей Лиги младосомалийцев (SYL) были выходцами из бенадири.

Благодаря своему знатному происхождению, образованности и особой роли в распространении ислама субэтнос бенадири имеет в Сомали более высокий социальный статус по сравнению с остальными этническими меньшинствами, однако в иерархии традиционного сомалийского общества они все же стоят на ступень ниже племен самале и сааб. В разгар гражданской войны в Сомали общины бенадири также подвергались грабежам и насилию, в связи с чем большая их часть была вынуждена покинуть страну.

В настоящее время положение бенадири несколько улучшилось благодаря установлению родственных связей с племенами абгаль и хабар-гидир, а также вмешательству международных правозащитных организаций. В новом федеральном парламенте Сомали выходец из бенадири Джейлани Нур Икар занимает должность первого заместителя председателя Совета народных представителей (нижней палаты парламента), а в федеральном правительстве эти племена получили по одному посту министра, замминистра и госминистра. Тем не менее, до сих пор торговцы из бенадири нередко испытывают на себе дискриминацию в коммерческой деятельности или становятся объектами рэкета, как со стороны правительственных войск, так и со стороны боевиков «Аш-Шабаб».

Однако самое низшее положение в сомалийском обществе занимают племена саб (габойе, мидган, тумаль, бони, йибир, яхар и др.). Это малочисленные, разбросанные по всей стране общины различных ремесленников, охотников, рыбаков, собирателей ароматических смол, дикого меда и пр. Хотя некоторые племена саб считают себя потомками древнего народа легендарной страны Пунт, большинством сомалийцев они воспринимаются как люди низшего сословия. Согласно сомалийским традициям, саб не имеют права владеть землей, скотом, заниматься предпринимательством или политикой. Им также запрещается жениться на девушках или женщинах из «благородных» сомалийских племен. Нарушение этого запрета ведет к преследованию супружеской пары родственниками жены вплоть до физической расправы над мужем. Если же мужчина из какого-либо племени самале женится на девушке из племени саб, он тоже становится изгоем. Дети саб не могут ходить в одну школу с детьми из других сомалийских племен. Поэтому племена саб стараются вести скрытный образ жизни и не допускать чужаков в свой круг.

В последнее время, надо признать, появились некоторые признаки изменения положение саб в сомалийском обществе в лучшую сторону. В 2012 г. представители саб были включены в состав парламента Сомали, а в 2014 г. племена яхар и тумаль  впервые получили посты министра и замминистра, соответственно, в новом федеральном правительстве. В Сомалиленде представителей габойе стали принимать на государственную службу, в том числе и в силовые структуры. Однако на уровне межплеменных отношений дискриминация саб в повседневной жизни сохраняется, особенно в Могадишо, в центральных и южных провинциях Сомали.

Помимо трех вышеперечисленных подгрупп (бенадири, джарэрвейнэ и саб), традиционно относящихся к группе этнических меньшинств, после Джибутийской конференции по национальному примирению в Сомали27 к этническим меньшинствам стали причислять себя также некоторые общины племен шехаль/хавие, аджуран/хавие, хинтирэ/хавие и ауромале/уарсангели/дарод, проживающие изолированно от основной части своих племен. Возможно, такое решение старейшин этих общин объясняется их стремлением выйти из тени крупных племен хавие и дарод на политической арене и получить адекватное представительство в государственных органах власти по квоте «пятой группы племен».

К этническим меньшинствам в Сомали и Сомалиленде также относятся небольшие общины народа оромо, которые по политическим или иным причинам в конце прошлого и начале этого века покинули Эфиопию и Кению. Многие из них проживают в Сомалиленде нелегально, без необходимой регистрации, и их не причисляют к какой-либо этногруппе. В Сомалиленде выходцы из оромо по своему положению фактически приравниваются к племенам габойе, и им поручают самую низкооплачиваемую и грязную работу. Власти Сомалиленда проводят политику депортации оромо обратно в Эфиопию. На юге Сомали общины оромо, как правило, со временем поглощаются племенами раханвейн.

В число официально признанных вождей племен, относящихся к этническим меньшинствам в Сомали, входят:

Народность/племя Титул и имя вождя
1. Народность джарэрвейнэ
Джарэрвейнэ Бокор Фарах Абди Гурэ (верховный вождь)
Шидле (лихда-шидле) Султан Ахмед Рашид Шуайб
Шанбарэ Султан Абдилахи хаджи Каней
Маканэ Угас Али Хасан Раге
Мауран Угас Абди Хасан Яроу
Мушунгули Угас Авейс Хуссейн Хунеро
Рэр-масад Угас Шейх Хасан Ярэ
Баджуни Угас бани Аден Бани
2. Народность бенадири
Бенадири Малак Махди хаджи Нуноу (верховный вождь)
Бандабоу Малак Суфи Мудэй Али
Амуди Икар хаджи Абдилахи
Морше Малак хаджи Махди Нуноу
Дабар-уэйнэ Малак Абдикадир Шихей
Рэр-марка Султан Абди Шейх Махамед
Рэр-барауэ Угас Амин Али Мумин
Араб-салах (мехри) Султан Абдуллахи Абукар Джама Уарсамэ
Араб-сомали Султан Саид Хасан Ахмед
Гарджантэ Угас Абди Гурэ Махамед
3. Габойе и другие племена саб
Габойе Ид Абдулахи Хирси (верховный вождь)
Мадибан Угас Махамед Башир Хасан
Муса-дариё Султан Насир Абди Измаил
Йибир Султаны Ахмед Джама Хирси, Осман Али Гас
Тумаль Угас Фарах Гааль Гулед
Яхар Султан Умар Баррэ
4. Прочие племена
Хинтирэ Султан Махамед Осман Ороу
Аджуран Султан Абдихалим Абдималик Юсуф
Рэр-ау-хасан/шехаль Угас Абдикадир Ахмед Дэр, султан Абдилахи Ахмед Хасан, султан Осман Халид

 Культурно-бытовые особенности сомалийских этногрупп

Как уже упоминалось выше, в процессе формирования сомалийского этноса внутри него выделилось несколько хозяйственно-культурных типов, которые до сих пор определяют особенности быта и культуры тех или иных групп племен.

Традиционным занятием примерно 60% всех сомалийцев остается кочевое скотоводство. Большинство племен самале ведут кочевой или полукочевой образ жизни и разводят овец, коз, коров и верблюдов. Одногорбые верблюды (драмадеры) – самая ценная часть их многочисленных стад. Верблюды хорошо переносят жару, по много дней обходятся без воды и пищи. При смене стойбища на них грузят разборный дом и скромный скарб кочевников. Все работы, связанные с уходом за этими животными, включая доение верблюдиц, выполняют мужчины. Верблюдица дает больше молока, чем корова или коза, и оно дольше сохраняется в условиях тропической жары. Велика и социальная значимость верблюдов – ведь ими расплачиваются за нанесенный ущерб и пролитую кровь, отдают в качестве выкупа за невесту. От количества верблюдов в стаде зависит престиж и общественное положение кочевника.

Типичное жилье кочевников акаль (aqal) представляет собой небольшое сооружение полусферической формы. Его каркас собирается из нескольких гнутых жердей и покрывается циновками и шкурами домашних животных, которые обвязываются веревками. Под крышей может быть закреплен поперечный шест, на который можно вешать домашнюю утварь и одежду. Работы по сборке и разборке акаля выполняют женщины. С этой работой они справляются за 1-1,5 часа. Входят в дом через узкий и невысокий проем, занавешенный ковром. Внутри дома – простейшая обстановка: несколько низких табуретов и спальных мест, оборудованных из циновок или накрытых шкурами жердей, короба и корзины для хозяйственных нужд, кухонная утварь, бурдюки и канистры для воды. Многие предметы быта кочевники изготавливают из подручных средств — кожи, шерсти, дерева, прутьев, соломы, пальмовых листьев и глины. Например, вместо подушки некоторые кочевники используют специальную деревянную подставку под голову — баркин (barkin), а вместо постельного белья – циновки и коврики, плетеные из пальмовых листьев и лыка. К жилищу кочевника примыкает загон для скота, сооружаемый из срубленных и наваленных друг на друга колючих кустов и веток акации. Рядом с домом может быть определено место для намаза, обычно окаймленное небольшими камнями.

 image232

Рис. 13. Сборка акаля.

Основная пища кочевников – верблюжье, козье и коровье молоко (молодой пастух в сезон дождей за день выпивает до 10 литров молока). Мясо кочевники едят не часто – до нескольких раз в месяц, и то по особым праздничным случаям. К популярным продуктам повседневного питания также относятся сорго, рис, масло, финики и мед. Готовят пищу рядом с домом на костре, для чего используют хворост, дрова или древесный уголь. В семье кочевников первыми принимают пищу мужчины, затем – женщины и дети. При этом часто едят из общего блюда и пьют из одного кувшина. Помимо молока наиболее популярный напиток у сомалийских кочевников – чай, который принято разбавлять молоком.

Повседневной традиционной одеждой мужчин-кочевников является свободная рубаха шати  (shaati) и обертываемая вокруг бедер цветная ткань маавис (macawis), похожая на юбку. На голове мужчины обычно носят цветную накидку, платок или тюрбан. Старейшины и знатные люди также иногда облачаются в традиционное у арабов длинное белое одеяние камис (khamiis). Они также носят кофияд (koofiyad), расшитый узорами цветной головной убор цилиндрической формы, а на плечо накидывают узорчатый шарф. Основной вид обуви у сомалийцев – кожаные сандалии.

image233

 

Рис. 14. Традиционное женское платье гунтин.

Традиционное повседневное женское платье по виду напоминает белое сари, перевязанное на талии, и называется гунтин (guntiin). Замужние женщины накидывают на голову легкий шарф или платок шаш (shaash), а на плечи – шаль гарбасар (garbasaar). Незамужние женщины и девушки могут ходить с непокрытой головой (но только не в районах, контролируемых исламистами, где женщин обязуют носить чадру и никаб). В праздничные дни женщины из зажиточных семей также могут надевать длинные платья из ярких, прошитых золотой ниткой, полупрозрачных тканей, — дира’ (dirac) и шелковые нижние юбки гоггарад (googgarad). В этих случаях также принято надевать различные золотые и серебряные украшения, особенно браслеты и ожерелья.

Обычная сомалийская семья состоит из мужа, одной или нескольких (до четырех) жен и детей. У кочевников принято жениться на девушках из другого рода своего племени, реже – из другого родственного племени. Если у мужа более одной жены, то каждая из них вместе со своими детьми, как правило, живет в отдельном доме. Вместе с ними также могут жить престарелые родители и неженатые или незамужние родственники.  В случае развода, что в сомалийских семьях случается довольно часто, дети, как правило, остаются с матерью, но иногда и с отцом и другой его женой. Кстати, детей в семьях кочевников обычно бывает много – пять-семь и более. В случае смерти отца семейства, имущество семьи переходит к его сыновьям, а дочери имеют право наследовать вдвое меньшую долю имущества. Однако на практике всё ценное имущество, как то крупный домашний скот или наделы земли, достается сыновьям.

Несколько близкородственных семей (например, взрослые сыновья со своими женами и детьми) составляют так называемую большую семью или семейство – рэр (reer).28 Члены рэра ведут общее хозяйство, организуют совместный выпас и охрану скота. Когда ближнее пастбище истощается, в районы, где прошли дожди, отправляют сахан (sahan). Это обычно молодой человек или группа людей, задачей которого является поиск новой территории, пригодной для выпаса скота. Обнаружив подходящее место, сахан роет яму на глубину до влажного слоя почвы. Если глубина ямы не превышает длины вытянутой руки, пастбище считается перспективным.

Семья и рэр – низшие ступени родоплеменной организации сомалийцев. Несколько рэров, восходящих к общему предку, образуют джилиб (jilib), то есть «колено». Несколько джилибов составляют род — лаф (laf, то есть «кость»), несколько родов – небольшое племя коло (qolo) или джифо (jifo). Небольшие племена могут объединяться в более крупное племя  — кабил (qabiil), бэл (beel) или тол (tol), а те – в соплеменность или союзы (группу) родственных племен – бэлвейн (beelweyn) или толвейн (tolweyn). Сомалиец, как правило, точно знает место, занимаемое им в родоплеменной структуре, и, рассказывая о себе, сначала называет свое имя, имя отца и деда, а затем сообщает название джилиба, рода, племени и группы племен, к которым он принадлежит.

Во главе племен стоят вожди. Титул вождя, как правило, передается от отца к сыну. Если наследника нет, новым вождем избирается один из ближайших родственников прежнего вождя. Церемония вступления в должность нового вождя проводится в торжественной обстановке, в присутствии старейшин племени, вождей других племен и почетных гостей. Ее кульминацией становится исполнение обряда анашуб (caanаshub), когда на голову нового вождя медленно выливают разбавленное молоко. Этим дают понять, что он принадлежит всем родам, составляющим племя. В некоторых племенах при вступлении в должность нового вождя его голову посыпают свежими листьями акации. Этот обряд называется алемосар (caleemosaar).

  image235

Рис.15. Обряд анашуб.

В повседневной жизни главная забота кочевников – накормить, напоить  и уберечь скот. На стойбище и пастбище трудятся все. Характер труда зависит от пола и принадлежности к возрастной группе. В этом прослеживается определенная схожесть южносомалийских кочевых племен с другими кушитскими народами, например, оромо и рендиле.

Девочки от семи до двенадцати лет, относящиеся к группе фодлей (foodley), то есть «чубастые»29, учатся ткать ковры, плести циновки, собирать и разбирать акаль. Девушки 12-14 лет, относящиеся к группе син-дэр (sin dheer), то есть «длинноногие», — это невесты, готовящиеся выйти замуж. Они учатся вести домашнее хозяйство. Девушка, не просватанная к 22-23 годам, считается позором семьи.

Процедура сватовства и женитьбы у сомалийцев происходит в соответствии с обычаями мусульман. Жених сначала должен преподнести семье невесты подарок – габати (gabaati) и договориться о свадьбе с отцом невесты, в том числе о подарках родственникам невесты – сорьё (sooryo) и о выкупе за неё – яраде (yarad). Родители невесты собирают для нее приданное (обычно, это акаль и необходимая домашняя утварь). Кроме того, жених обязуется передать избраннице особый имущественный взнос – мегер (meger). Величину взноса определяет сама невеста. Обычно, это скот, который пускают в общее семейное стадо. Однако в случае раздела имущества при разводе мегер возвращается хозяйке, если только она сама не стала инициатором развода. Процедура развода у сомалийцев проста. Чтобы расторгнуть брак, мужу достаточно при свидетелях трижды сказать жене: «Ты свободна!» В случае смерти жены вдовец вправе вступить в брак с одной из ее незамужних сестер. Если свободных сестер нет, семья возвращает ему часть выкупа. Если же умирает муж, вдова выходит замуж за его брата.

Третья возрастная группа объединяет замужних женщин в возрасте до 30-35 лет. Это матери – хоёин (hooyooyin), пользующиеся наибольшим уважением.

Две последние группы составляют женщины в возрасте 35-50 лет — думар (dumar), руководящие домашним хозяйством, а также женщины старше 50 лет – хабро (habro). Круг обязанностей пожилых женщин достаточно широк – воспитание внуков, изготовление домашней утвари, обрезание девочек.30

Мужских возрастных групп также пять. Мальчики и подростки 7-15 лет — уилал (wiilal) -присматривают за козами и овцами, помогают перегонять скот на новое пастбище. Дети с малых лет приучаются к самостоятельности, в них одновременно воспитываются чувства независимости и уважения к окружающим. После распада сомалийского государства большинство детей кочевников не посещают школу. Несмотря на тяготы современной жизни, сомалийские дети растут весёлыми и жизнерадостными. Юноши 15-22 лет, так называемые «щитоносцы» или гашанкад (gaashaanqaad), пасут скот, ведут поиски новых пастбищ и водных источников, а если необходимо, защищают интересы племени с оружием в руках. 22-35 лет – возраст зрелых мужчин, так называемых гар-мадоу (gar madow), то есть «чернобородых». Это воины и отцы семейств. Мужчины 35-50 лет составляют группу джилиб-улус (jilib culus), что значит «твердое колено». Они формируют основу совета старейшин, решающего важнейшие вопросы жизни общины. Мужчины за 50 входят в группу старейшин одаял (odayaal).

Сомалийские кочевники считают себя свободными благородными людьми — гоб (gob) в отличие от остальных оседлых народностей и племен, которых они относят к низшим сословиям — гун (gun). Среди кочевников издавна почитаются такие мужские качества как сила, ловкость, храбрость и хитрость. Отстаивание интересов семьи или джилиба силой оружия – обычное дело среди кочевников, поэтому вооруженные столкновения между соседними кочевыми общинами происходят довольно часто (см. Таблицу 5). При этом дети, женщины, старики и священнослужители (wadaad) не должны подвергаться нападениям.

image236

Рис. 16. Выпас верблюдов.

В то же время у сомалийских кочевников принято проявлять гостеприимство к странникам, оказавшимся по какой-либо причине рядом со стойбищем. Кстати, само название народа сомали, по одной из версий, происходит от выражения “soo maal”, что означает «поди, надои молока» (фраза, которую якобы часто слышали пришельцы в домах кочевников). К сожалению, за годы гражданской войны в Сомали традиции гостеприимства в некоторых районах уступили место подозрительному, а порой и враждебному отношению к выходцам из других племен и чужестранцам.

Среди прочих сомалийских традиций широкой известностью и признанием пользуется поэтическое творчество. Поэзия сомалийцев, основанная на аллитерации, отличается жанровым разнообразием. В зависимости от тематики и структуры стихотворения, выделяют такие жанры как габай, герар, барамбур, джифто и прочие виды сомалийских стихов. Роль хранителей поэзии, которую в письменных культурах играют рукописи и книги, в Сомали до недавнего времени принадлежала особой категории людей. Благодаря феноменальной памяти они могли с первого раза запомнить, а затем безошибочно воспроизвести стихотворение любой сложности и объема. Среди сомалийских традиций – «поединки» поэтов, выливающиеся в длительный обмен посланиями, которые в конечном итоге образуют сильсиляд (silsilad) – «стихотворную цепочку». Особым достоинством считается умение провести через ответное стихотворение аллетерирующий звук, использованный начавшим «дуэль» поэтом.

Другую, достаточно крупную, группу сомалийцев составляют племена земледельцев и скотоводов, ведущих оседлый образ жизни. Эти племена, относящиеся к этногруппе раханвейн, издавна проживают в многочисленных деревнях и поселках в междуречье Джубы и Шабелле. Они общаются между собой на различных диалектах языка май, довольно близкого языкам сомали и оромо.

Типичное жилище деревенских жителей — мундул (mundul) – представляет собой глинобитную хижину с круглым основанием и большой конусообразной соломенной крышей. В некоторых деревнях теперь встречаются и прямоугольные глинобитные дома с плоской крышей из профнастила, называемые ариш (cariish), а также кирпичные и деревянные дома. Обычно помещение в деревенском доме делится на две половины: ближнюю к входу – мужскую и дальнюю от входа – женскую. Внутри сельского дома можно увидеть минимум необходимой мебели, больше глиняной, фаянсовой и металлической посуды и такие же циновки, как у кочевников.

 image238

Рис. 17. В сомалийской деревне.

В рационе сельских жителей по сравнению с кочевниками больше растительной пищи. Это – кукурузные лепешки муфо (muufo), вареная фасоль, сорго, овощи, фрукты, бананы, а также импортируемые рис, макароны, растительное масло. Из напитков наряду с молоком популярны чай и кофе. Пища готовится либо на костре, либо в специальной хижине с печью, выполняющей роль общественной деревенской кухни. Для перемалывания зерна до сих пор применяются примитивные деревянные приспособления — ступка и пестик.

В одежде селян сегодня чаще встречаются свободные укороченные брюки и рубашки. Одежда женщин в земледельческих районах Сомали мало чем отличается от одежды остальных сомалиек, разве что на территориях, контролируемых «Аш-Шабаб», женщины и девушки одеваются более строго: многие носят чадру и никаб (допускается разная расцветка).

Большую часть времени деревенские жители заняты повседневными сельскохозяй-ственными работами: выпасом скота, возделыванием собственных или общественных участков земли, обустройством систем полива плантаций, заготовкой дров и древесного угля, ведением домашнего хозяйства и т.д. У племен дигиль и мирифле также практикуется наемный труд: по договоренности между сельскими старостами бригада, состоящая из молодых работников одной общины, может за определенную плату наняться для работы на плантациях другой общины.

Дети оседлых скотоводов и земледельцев также с малых лет приучаются к сельскому труду. Вместе с тем, они чаще, чем дети кочевников, посещают начальную школу (если таковая существует поблизости), где изучают Коран и обучаются чтению, письму и арифметике.

 image239

Рис. 18. Образцы самодельной деревянной посуды, используемой в южно-сомалийских деревнях: ступка (в центре) и кувшины для хранения молока.

Культура и быт сомалийцев, проживающих в городах, также характеризуется рядом своих особенностей. Большинство сомалийских городов – небольшие по численности населения, в пределах 100 тыс. человек. Изначально они играли роль торговых центров в своих регионах. В каждом городе имеется рынок живого скота и других сельскохозяйственных товаров. В крупных городах также существуют рынки продовольственных и промышленных товаров. Например, рынок «Бакара» в Могадишо занимает территорию нескольких кварталов в двух городских районах. Помимо торговли часть городского населения занята в сферах обслуживания, транспорта и мелкой промышленности.

В приморских городах и поселках издавна существуют артели рыбаков, хотя большинством сомалийцев рыба и морепродукты употребляются в пищу редко и неохотно. В период существования СДР в столице и других городах страны при помощи советских специалистов было построено немало предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности, которые давали работу тысячам сомалийцев. К сожалению, большинство этих предприятий в годы гражданской войны были разрушены и разграблены.

В десятку самых крупных городов Сомали входят Могадишо (1,5-2,3 млн чел.), Харгейса (0,8-1 млн чел.), Босасо (400-450 тыс. чел.), Галькайо (350-380 тыс. чел.), Буръо (250-300 тыс. чел.), Бербера (230-240 тыс. чел.), Мерка (220-230 тыс. чел.), Джамамэ (190-210 тыс. чел.), Кисмайо (180-200 тыс. чел.) и Байдабо (160-180 тыс. чел.) 32

Застройка в городах – довольно плотная. Большая часть жилых строений представляют собой одноэтажные каменные здания прямоугольной формы, с двух- или четырехскатной металлической крышей. Многие дома обнесены каменными заборами. Архитектура городов на побережье Бенадир напоминает староарабскую. Большая часть зданий — это одно- двухэтажные каменные дома с плоскими крышами, выбеленными стенами и зарешеченными окнами. Бытовые условия жизни остаются архаичными. В большинстве домашних хозяйств пища готовится на огне. Водопровод, канализация и электросеть в небольших городах либо вовсе отсутствуют, либо находятся в плачевном состоянии. Для выработки электроэнергии применяются старые дизельные генераторы, работающие на импортируемом топливе, поэтому электроэнергии в Сомали вырабатывается крайне мало и она очень дорогая (около 1 доллара США за 1 кВт/ч). Существующие возможности использовать энергию солнца и ветра практически не реализуются.

 image240

Рис. 19. Город Мерка, расположенный на побережье Бенадир.

В крупных городах встречаются и многоэтажные здания. Обычно это новые государственные учреждения, гостиницы или деловые центры. С 2011 г. в Могадишо идет восстановление центральных районов города, разрушенных за годы гражданской войны: ремонтируются общественные здания, дороги на центральных улицах, где появляется городское освещение и светофоры, восстанавливается адресная система (наиболее активное участие в этих работах принимают турецкие строительные компании). За последние несколько лет в Могадишо появились десятки небольших современных отелей, частных клиник, ресторанов, кафе, владельцами которых часто являются репатрианты, возвращающиеся на родину из западных государств. Они начинают прививать соотечественникам новые вкусы, привычки и обычаи. В ресторанах и кафе, например, предлагается не только национальная, но и итальянская, американская или китайская кухня. Кафе и чайные посещаются в основном мужчинами, которые любят обсуждать там последние городские события и вопросы политики.

Употребление алкоголя в Сомали запрещено законом, зато широко распространен обычай жевать листья ката, обладающие легким наркотическим воздействием и притупляющие чувство голода. Ежедневно из Кении и Эфиопии в Сомали доставляются десятки тонн ката на сумму до 4 млн долларов США (!), при том, что ¾  сомалийцев живут всего на два доллара в день.33

Женщины в городах занимаются в основном домашним хозяйством, а также розничной торговлей. Часть городских детей посещают муниципальные и частные школы (например, в Могадишо открыто около 100 школ), однако большинство детей не имеют такой возможности. Начатая в сентябре 2013 г. правительством Сомали государственная программа начального образования «Идите в школы!» (Aada Dugsiyada)34 спустя полгода потерпела провал из-за недостатка финансирования. В каждом крупном городе имеется один или несколько небольших частных университетов, однако их выпускникам трудно найти работу на родине (уровень безработицы среди молодежи в Сомали достигает 70%). Поэтому многие молодые сомалийцы мечтают эмигрировать в Западную Европу или Северную Америку, чтобы там устроиться на работу и завести семью.

 image241

Рис. 20. Одна из улиц Могадишо в районе рынка Бакара.

Этнический состав населения крупных городов, как правило, смешанный. Такие города как Могадищо, Харгейса, Галькайо, Кисмайо, Мерка являются местами активного экономического взаимодействия и культурного взаимовлияния различных сомалийских этнических групп. Однако и там наблюдается условное деление городских территорий на районы, преимущественно населенные теми или иными племенами. При этом этнические меньшинства проживают, как правило, в определенных кварталах и держатся достаточно обособленно. Например, в Могадишо северную и центральную часть города издавна населяет племя абгаль/мудулод/хавие; в районах Дайниле, Уардигдей и Ходан с 1991 г. доминирует племя хабар-гидир/хавие; в районе Хаулвадаг, где находится большая часть центрального рынка «Бакара», преобладает племя мурусадэ/каранле/хавие; в районе Хелиуа встречаются общины дудубле/хавие; в районе Уабери и старой части города (Хамар-Джаджаб, Хамарвейнэ, Бондэрэ и Шингани) – племена джарэрвейнэ и бенадири. Большинство общин дарод, проживавших в столице до 1991 г., после свержения Сиада Барре были вынуждены покинуть Могадишо из-за репрессий со стороны пришедших к власти племен хавие. В то же время в столице и ее окрестностях появились десятки лагерей беженцев, большинство которых составляют вынужденные переселенцы из юго-западных провинций (раханвейн, джарэрвейнэ и др.). К началу 2014 г. число беженцев в Могадишо и окрестностях превышало 1 млн человек.

Каждая община в городе поддерживает своих соплеменников и сохраняет деловые и культурные связи с родственниками, проживающими как в провинции внутри страны, так и эмигрировавшими из неё. Следует признать, что экономика многих сомалийцев, особенно городских жителей, существенно зависит от денежных переводов, получаемых ими от своих родственников из-за границы. Ежегодно суммы таких денежных переводов достигают 1,5-1,6 млрд долларов США, что в несколько раз превышает суммарный годовой бюджет всех частей Сомали и объемы выделяемой сомалийцам международной помощи.

Вместе с тем, в городских условиях  границы и различия между сомалийскими этническими группами постепенно стираются. Там чаще отмечаются смешанные межэтнические браки. В крупных городах появляются межклановые общественные организации, которые в ближайшем будущем могут стать основой для образования политических партий. Кроме того, городские жители в большей степени подвержены влиянию западной цивилизации, несущей им не только технический прогресс, но и  определенные, причем не всегда благоприятные, изменения в традиционном образе жизни, нормах морали и культуре.

Конечно, наиболее заметное негативное влияние на традиции и обычаи городских общин в Сомали оказала гражданская война. За годы войны в городах еще больше обострились многочисленные социальные проблемы. Могадишо и другие города на юге страны превратились из центров зарождающейся национальной промышленности, торговли, образования и культуры в главные арены вооруженной борьбы за власть между различными политическими, этническими и религиозными группировками, стали очагами терроризма, произвола и коррупции. Там практически прекратили действовать нормы традиционного права, отмечается самый высокий уровень преступности, а насилие и вымогательство стали повседневным делом для многих молодых сомалийцев, в том числе одетых в форму национальной армии.

Тем не менее, население в крупных городах продолжает расти. Отчасти это объясняется снижением продуктивности сельского хозяйства из-за участившихся засух и наводнений, отсутствием общественной безопасности на юге Сомали, стремлением сельского населения получить доступ к элементарной социальной инфраструктуре, отсутствием налаженной сети доставки и распределения международной гуманитарной помощи, прежде всего продовольствия. Кроме того, многие беженцы из сельских районов, по-видимому, уже привыкли годами получать международную гуманитарную помощь и теперь отказываются возвращаться к прежнему образу жизни.

Таким образом, наблюдаемая урбанизация населения в Сомали создает предпосылки к коренным изменениям в устройстве современного сомалийского общества, обусловливая постепенный переход от традиционной системы родоплеменных отношений к системе социальных групп, классов и политических партий.

Влияние трайбализма на становление современной политической системы в Сомали

В современном сомалийском обществе, как, впрочем, и во многих других африканских  социумах, по-прежнему сохраняются черты трайбализма, под которым подразумевается культурно-бытовая и общественно-политическая племенная обособленность. Практика трайбализма заключается в предоставлении привилегий выходцам из одной этногруппы или племени в ущерб другим этногруппам или племенам. Трайбализм в Сомали препятствует достижению национального единства, является источником социального неравенства, коррупции и межплеменных конфликтов.

Между сомалийскими группами родственных племен, а также между наиболее крупными племенами, издавна идет борьба за власть в стране (или ее отдельных регионах) и за распределение общенациональных ресурсов в свою пользу. В колониальный период трайбализм негласно поощрялся и умело использовался западноевропейскими державами, действовавшими по принципу «разделяй и властвуй». Но и с обретением политической независимости в 1960 г. сомалийцам не удалось избавиться от пагубного влияния трайбализма, который к тому времени глубоко укоренился в общественном сознании. Десятки политических партий, возникших в Сомали в 1960-х годах, были основаны на клановых принципах и в своей деятельности ставили узкие интересы определенных племен выше общенациональных интересов, что стало основной причиной военного переворота в октябре 1969 года.

Однако с приходом к власти в стране Верховного революционного совета во главе с Сиадом Барре, а затем Сомалийской революционной социалистической партии (СРСП), объявившей одной из своих задач искоренение трайбализма в обществе, положение дел по сути не изменилось. Ключевые посты в новых органах государственного управления, партийных и силовых структурах постепенно заняли племена марехан, огаден и дулбахантэ (все из дарод). Другие же племена получили второстепенные посты и фактически были отстранены от реальной власти.

После падения режима Сиада Баррэ в январе 1991 г. к власти в Сомали пришли племена хабар-гидир и абгаль (из группы хираб/хавие), между которыми сразу же началась борьба за главенство в столице, переросшая в затяжной и кровопролитный вооруженный конфликт. Это подтолкнуло население северо-западных провинций Сомали (исак и другие племена дир) к отделению и провозглашению независимой Республики Сомалиленд. Позднее, в 1998 году, о создании своей автономии Пунтленд в составе Сомали объявили племена группы харти (дарод), населяющие северо-восточные провинции. За последние 20 лет на территории Сомали появились еще с десяток мелких анклавов, образованных отдельными кланами, однако большинство из них существовали недолго.

В 2000 г. на проходившей в Джибути конференции по национальному примирению сомалийскими политиками, вождями и старейшинами племен была достигнута  договоренность о пропорциональном представительстве всех этногрупп и племен в общенациональных органах государственной власти. Согласно этой договоренности, часто называемой «системой 4,5», четырем основным этногруппам — хавие, дарод, дир (вместе с исак) и раханвейн – выделялись равные квоты в парламенте и правительстве, а все остальные, сравнительно малочисленные, племена получали половину такой квоты. Кроме того, было принято следующее условие: если на должность президента страны избирается представитель племен хавие, то на пост премьер-министра он назначает представителя племен дарод, и наоборот, а пост председателя парламента остается за выходцем из раханвейн. Эта договоренность была подтверждена в 2004 г. на конференции в Эмбагати (Кения), где была принята Хартия переходного периода (некий прототип конституции), предусматривающая восстановление сомалийского государства на принципах демократии и федерализма. На основе этих и последующих договоренностей между основными сомалийскими кланами летом 2012 г. вождями и старейшинами племен было сформировано Национальное учредительное собрание, которое 1 августа приняло временную конституцию страны, провозгласившую Сомали федеративной республикой. В то же время вождями и старейшинами был сформирован новый парламент страны, в котором этногруппы дарод, хавие, дир и раханвейн получили по 61 месту, а так называемая «пятая группа племен» — 31 место.

Однако «система 4,5» фактически прекратила действовать уже после сентября того же года, когда президентом страны был избран Хасан Шейх Махмуд, общественный деятель из племени абгаль/мудулод/хавие, поддерживающий реформаторское течение в исламе, которое в Сомали представлено группировкой «Дам-уль-Джадид»35. Под предлогом обеспечения равноправия для всех сомалийских племен новый президент самовольно отменил действие этой системы и объявил выделение впредь равных квот в органах государственной власти для всех пяти основных групп племен. В действительности, это решение было направлено не на защиту прав этнических меньшинств, а на усиление позиций группировки «Дам-уль-Джадид» и доминирующего положения хавие в политической жизни Сомали, так как им воспользовались в первую очередь такие племена хавие как шехаль и аджуран, получившие дополнительные места в федеральном правительстве и других госструктурах по квоте «пятой группы» (см. Таблицу 4). После очередной смены правительства Сомали, инициированной президентом осенью 2013 г., примерно треть постов в новом кабинете министров получили члены «Дам-уль-Джадид».

Вместе с тем, новый президент, публично заявляя о поддержке идеи федерализма, на деле взял курс на повсеместное укрепление центральной власти и продвижение интересов племен хавие во всех центральных и южных провинциях страны. В первую очередь он заменил всех глав провинций и руководителей силовых структур на верных ему людей. В создаваемой заново национальной армии и полиции он продолжил практику их комплектования за счет племен хавие (прежде всего абгаль и хабар-гидир), причем части и подразделения СНА стали все чаще использоваться в межплеменных конфликтах для силового захвата земель, традиционно принадлежащих другим сомалийским племенам (см. Таблицу 5).

Наряду с этим, Хасан Шейх Махмуд и его администрация сразу же стали всячески тормозить процесс образования новых федеральных округов. Ими затягивается реализация соответствующих положений конституции и утверждение необходимых законов. Ссылаясь на отсутствие необходимой законодательной базы, президент и правительство отказываются официально признавать в качестве субъектов федерации новые федеральные округа, образуемые по инициативе снизу в центральных и южных регионах страны. В то же время центральные власти фактически свернули сотрудничество и с ранее образованными региональными администрациями Пунтленда, Гальмудуга и «Ахлю Сунна уаль-Джамаа», игнорируя прежние соглашения.  Кроме того, в контролируемых президентской администрацией СМИ развернута кампания по дискредитации идеи федерализма как неприемлемой модели для будущего государственного устройства Сомали, настойчиво выдвигаются предложения изменить конституцию страны в пользу унитарного государства.

Такая политика президента Хасана ведет к усилению взаимного недоверия между сомалийскими этническими кланами, побуждая их форсировать создание своих автономных территорий, таких как Джубаленд, Юго-Западный регион, Центральный регион и других. При этом каждый клан стремится включить в состав своей автономии как можно более обширную территорию, что неизбежно вызывает конфликт интересов и угрожает новой вспышкой межплеменных столкновений. Наряду с этим, трайбалистская по сути политика центральных властей вынуждает некоторые племена, притесняемые правящим кланом, искать защиту у исламистов.

В северных частях Сомали – Сомалиленде и Пунтленде – признаки трайбализма в обществе проявляются не столь очевидно, что объясняется, в первую очередь, относительной этнической однородностью населения этих регионов, а также большей степенью развитости их правовой системы, в которой социально-политическая роль вождей и старейшин племен закреплена законом.

В Сомалиленде, например, участие традиционных общественных лидеров в государственном управлении определено конституцией, согласно которой Совет старейшин является верхней палатой парламента. В его функции входит разработка и принятие законов в сферах религии, общественного устройства, социально-экономического развития и национальной безопасности, выработка рекомендаций и критических замечаний по деятельности правительства в этих сферах, заслушивание министров о работе правительства, рассмотрение и утверждение законов, принятых нижней палатой парламента (Советом представителей). Президент Сомалиленда регулярно проводит встречи с вождями племен для обсуждения наиболее сложных проблем внутренней политики. Старейшины обязательно включаются в состав правительственных делегаций по урегулированию конфликтов, возникающих время от времени между общинами исак и других племен и принимают активное участие в мирном урегулировании споров на основе традиционного права и норм шариата.

Хотя конституцией Сомалиленда запрещено создание политических организаций на принципах трайбализма или землячества, и действующие там партии формально представляют все этнические и социальные группы, однако неофициально как правящая партия, так и оппозиционные партии всё же ориентируются в своей деятельности на интересы определенных племен и кланов. Как показали результаты выборов в местные органы власти Сомалиленда в 2012 г., правящая партия «Кульмие» (Kulmiye) поддерживается преимущественно племенами хабар-аваль и хабар-джеэло из группы исак, а ее основные политические соперники — партии «Уаддани» (Waddani) и «Уид» (UCID) — наибольшее число сторонников имеют в районах, населенных племенами гархаджис (тоже исак). Впрочем, это не означает, что президентом Сомалиленда избирается непременно представитель исак. Например, Дахир Раяле Кахин, занимавший президентский пост с 2002 по 2010 гг. и представлявший партию UDUB, был выходцем из племени гадабурси.

И все же абсолютное большинство ключевых постов в органах власти Сомалиленда остается за исак, и соответственно, в интересах этих племен выделяется львиная доля всех государственных ресурсов. Западные и восточные окраины Сомалиленда, населенные племенами исса, дулбахантэ и уарсангели, остаются самыми отсталыми в социально-экономическом отношении  провинциями. Что же касается этнических меньшинств, представленных в Сомалиленде племенами габойе, оромо, гургурэ и акишо, то они по-прежнему подвергаются негласной дискриминации, проявляющейся при устройстве на работу, обращении в суд и другие государственные органы, а также на бытовом уровне.

В Пунтленде процесс преобразования общественно-политического устройства по примеру Сомалиленда находится на начальной стадии. Попытка создания в 2012-13 гг. многопартийной системы и проведения всеобщих выборов потерпела неудачу. Большинство вождей и старейшин племен харти, а также оппозиционные политики, по ряду причин воспротивились проведению выборов на основе многопартийной системы36. Поэтому выборы в парламент осенью того же года проходили по прежней «родоплеменной» системе: новые депутаты парламента отбирались вождями и старейшинами в соответствии с установленной квотой, пропорционально численности населяющих Пунтленд племен.

В январе 2014 г. новым президентом Пунтленда депутаты парламента избрали бывшего премьер-министра Сомали Абдивэли Махамеда Али «Гаса», выходца из крупного рода умар-махмуд, входящего в племя маджертен/харти/дарод. Представители двух других, меньших по численности, племен харти – дулбахантэ и уарсангели – получили, соответственно, должности вице-президента и председателя парламента Пунтленда.

Новый президент Пунтленда обещал народу проводить справедливую социально-экономическую политику в интересах всего населения автономии, включая этнические меньшинства, и повсеместно бороться с проявлениями трайбализма и сепаратизма. В качестве подтверждения своих намерений он распределил посты в новом правительстве пропорционально численности основных племен Пунтленда. Более того, он даже назначил на должность министра внутренних дел одного из политических лидеров непризнанной автономии Хатумо, а также выделил по одному министерскому посту племенам огаден, марехан и суррэ, ранее вовсе не представленным в правительстве автономии. Однако вскоре, когда ажиотаж вокруг формирования нового кабинета министров утих, президент «Гас», как и его предшественники, приступил к обычной практике «тихой замены» руководителей среднего звена своими сородичами и знакомыми. Поэтому вожди и старейшины племен внимательно отслеживают кадровую политику президента и, в случае необходимости, могут в определенной степени воздействовать на него через избранных ими депутатов парламента.

Общественная роль вождей и старейшин племен Пунтленда, как и в Сомалиленде, закреплена законом. Согласно конституции Пунтленда, они непосредственно участвуют в урегулировании межплеменных споров и конфликтов. Выносимые вождями вердикты признаются государственными органами власти, которые обязуются содействовать практическому выполнению принятых решений. При этом традиционное право действует только в тех случаях, когда оно не противоречит нормам шариата, конституции и другим законам автономии. Поэтому при урегулировании межплеменных конфликтов старейшины действуют обычно совместно с улемами.

Конечно, роль вождей и старейшин племен в социально-политической жизни Пунтленда не стоит переоценивать. Экономическая разруха в Сомали, усилившаяся за годы гражданской войны, заметно подорвала традиционные устои общества и в этой части Сомали. Влияние старейшин и традиционного мусульманского духовенства в обществе, особенно в молодежной среде, уже не столь велико, и их миротворческие  усилия и попытки воспрепятствовать распространению бандитизма и пиратства порой просто игнорируются.

Однако в целом примеры использования института старейшин и традиционного права в системе государственного устройства в Сомалиленде и Пунтленде свидетельствуют об их действенности и необходимости на современном, переходном, этапе развития сомалийского общества. Полного отказа сомалийцев от родоплеменной системы общественного устройства в ближайшей перспективе вряд ли можно ожидать. Поэтому черты трайбализма, так или иначе, будут проявляться там еще многие годы, даже если новые власти Сомали смогут реализовать объявленные ими планы по созданию в стране демократических институтов, внедрению многопартийной политической системы и проведению в 2016 г. первых общенациональных выборов.

 

Приложение

 

СОВРЕМЕННОЕ АДМИНИСТРАТИВНОЕ ДЕЛЕНИЕ ТЕРРИТОРИИ СОМАЛИ

Сомали как единое государство — Сомалийская Демократическая Республика (СДР) — перестало существовать с падением режима Сиада Барре в 1991 году. В течение последующих лет на  территории бывшей СДР создавались отдельные квази-государства и автономии, между которыми шла и продолжается до сих пор борьба за власть. В августе 2012 г. с принятием новой временной конституции и формированием нового парламента страны была провозглашена Федеративная Республика Сомали (ФРС), в границы которой включена вся территория бывшей СДР. Однако в действительности состав ФРС ещё не определен. Ориентировочно, в будущем в новую федерацию войдут 5-6 федеральных округов: столичный ФО (Бенадир), Северо-Восточный ФО (Пунтленд), Центральный ФО (часть пров. Мудуг, Гальгудуд, Хиран, Сред. Шабелле), Юго-Западный ФО (пров. Бай, Бакол, Ниж. Шабелле), Южный ФО (пров. Ниж. и Сред. Джуба, Гедо) и, возможно в отдаленной перспективе, Северо-Западный ФО (Сомалиленд, власти которого добиваются его признания в качестве независимого государства).

Хотя ФРС и получила международное признание, ее дальнейшая судьба остается неясной. В настоящее время на территории Сомали фактически существуют следующие относительно независимые и конфликтующие между собой государственные  образования с неопределенным до конца статусом:

— Федеративная Республика Сомали — провинции и районы, контролируемые Федеральным правительством (ФП), администрациями автономий Пунтленд, Гальмудуг, Джуба (Джубаленд), Химан и Хеб и военно-политической организацией  сомалийских суфиев «Ахлю-Сунна уаль-Джамаа» (АСУ);

— Республика Сомалиленд (непризнанное государство, образованное в 1991 г. на северо-западе бывшей СДР);

— исламские вилаяты Сомали* (анклавы в центре и на юге Сомали, контролируемые радикальной салафитской группировкой «Аш-Шабаб»).

В каждом из вышеперечисленных квази-государств установлено собственное административно-территориальное деление, отражающее, как правило, исторически сложившееся расселение определенных сомалийских племен на тех или иных территориях, а также политические интересы новых властей. Границы между этими квази-государствами довольно условны и изменчивы.

Ниже приводится неофициальное государственное и административно-территориальное деление Сомали, фактически сложившееся к 1 апреля 2014 года.

Современное административное деление территории Сомали                                                                                                

Регионы (автономии) Провинции Админ. центры Примечания
  1. Федеративная Республика Сомали (Jamhuuriyadda Federaalka ee Soomaaliya)
Территории, подконтрольные Федеральному правительству (ФП) Бенадир,Ср. Шабелле (юж. часть)Н. Шабелле (сев. часть)Хиран (сев. часть),Бай (центр. часть),Гальгудуд (зап. р-ны)Гедо (сев. р-ны) Могадишо (столица) Джоухар Мерка Беледуэйнэ Байдабо Дуса-МаребГарбахарей ФП претендует на контроль над всей территорией бывшей СДР.
Федеральный округ Пунтленд (Dawlad Goboleedka Puntland) БариКаркарНугалМудуг (сев. р-ны)Сол (вост. р-ны)Айн (Cayn)Санаг (вост. р-ны)Хайлан (Haylaan)Гвардафуй БосасоКардоГароуэ (столица)Галькайо (сев. часть)Лас-АнодБуходлеБаданДахарАлула Фактически – автономия. Правительство Пунтлен-да считает Сол  и Санаг временно оккупирован-ными Сомалилендом. В этническом составе населения преобладают племена харти (дарод).
Автономия Гальмудуг (Dawlad Goboleedka Galmudug) Мудуг (юж. часть)ХобъёБаруако Галькайо (столица)ХобъёАф-Баруако Планируется включить ее в состав ЦФО. Боль-шинство  населения – саад/хабар-гидир, а также мудулод (хавие) и суррэ (дир).
Автономия  Химан и Хеб (Dawlad Goboleedka Ximan & Xeeb) ХиманХеб Ададо (Cadaado) — столицаХарардере (Xarardheere) Официально не призна-на. Планируется вклю-чить ее в состав ЦФО. Большинство населения –  салебан/ хабар-гидир и мудулод (хавие).
Автономия Хатумо Часть пров. Сол и Айн Талех (Taleex) Официально не призна-на. Ее территория оспа-ривается властями Пунт-ленда и Сомалиленда. Большинство  населения – дулбахантэ (дарод).
Федеральный округ Джуба/Джубаленд(в процессе создания) Ниж. ДжубаСр. ДжубаГедо КисмайоБуалеГарбахарей Ср. Джуба и часть Гедо – под контролем «Аш-Шабаб». Большинство населения — огаден, садэ, раханвейн, шехаль, галь-жеэль, аджуран, гоша.
Юго-Западный федеральный округ(в процессе создания) БайБаколНиж. Шабелле БайдабоХудурМерка Состав ФО окончательно не определен. Большин-ство вождей раханвейн выступают за включение в состав этого ФО территории Джубаленда.
  1. Республика Сомалиленд (Jamhuuriyadda Somaliland)
Территория бывшего протектората Британское Сомали Мародиджех(Maroodi Jeex) Харгейса (столица) Наиболее густонаселен-ная провинция. Боль-шинство – племена исак.
Тогдер Буръо Населена племенами хабар-йонис и хабар-джеэло (исак).
Сахиль (Saaxil) Бербера Большинство населения – хабар-аваль (исак).
Габилей (Gabiley) Габилей Земледельческая зона Сомалиленда. Населена племенами хабар-аваль, гадабурси, акишо (дир).
Сол Лас-Анод Населена в основном племенем дулбахантэ. Вост. районы контроли-руются властями Хатумо.
Хауд (Hawd) Балли-Губадле(Balli Gubadle) Большинство населения –  племя арап (исак).
Сарар (Saraar) Айнабо (Caynabo) Большинство населения – хабар-джеэло (исак).
Салал (Sаlаl) Зейла (Seylaс) Большинство населения – племя исса (дир).
Санаг Эригабо Населена уарсангели, дулбахантэ и хабар-йонис. Вост. районы контролирует Пунтленд.
Дад-Марэр(Daad Madheedh) Одуэйне(Oodweyne) Большинство населения – хабар-йонис (исак).
Аудал Борама Большинство населения – гадабурси.
Буходле (Buhoodle) Буходле Фактически контроли-руется властями Хатумо.
Бадан (Badhan) Бадан Фактически контроли-руется Пунтлендом.
  1. Исламские вилаяты Сомали (Wilaаyaadka Islaamiga)*
Юго-восточный регионЮго-западный регион 

 

 

Центральный регион

 

 

 

 

 

 

 

Южный регион

 

Северо-восточный регион (Пунтленд)

Бенадир Могадишо Зона диверсионных действий.
Средняя Шабелле Адале Джоухар контролируется ФП Сомали и АМИСОМ.
Нижняя Шабелле Барауэ Мерка контролируется ФП Сомали и АМИСОМ.
Бай и Бакол Динсор Байдабо и Худур контролируются ФП Сомали и АМИСОМ.
Гедо (юж. р-ны) Бардэрэ Северные районы — под контролем ФП, АСУ и АМИСОМ.
Хиран (включая р-н Мустахиль в Эфиопии) Джалалакси Беледвейнэ контроли-руется ФП и АМИСОМ.
Гальгудуд (юж. р-ны) Эль-Бур Дуса-Мареб и западные районы контролируются АСУ и ФП Сомали.
Мудуг Харардэрэ Галькайо контролируе-тся властями Пунтленда и Гальмудуга.
Ниж. и Ср.  Джуба (включая С.-В. Кению) Джилиб Кисмайо контролируется временной администра-цией Джубы и АМИСОМ.
Бари Галгала Зона диверсионных действий.

(*)неофициальное название территорий, контролируемых «Аш-Шабаб».

 

image242

Пояснения к карте:

1. Синим цветом обозначены территории, контролируемые федеральным правительством Сомали и его союзниками.

2. Светло-оранжевым цветом обозначена территория, контролируемая правительством Сомалиленда.

3. Темно-серым цветом обозначены территории, остающиеся под контролем исламистской организации «Аш-Шабаб».

4. Бледно-сиреневым цветом обозначена территория, условно контролируемая властями Хатумо.

5. Светло-серым цветом обозначены населенные сомалийцами территории соседних  государств – Эфиопии, Кении и Джуибути.

*****************

1. Перепись населения в Сомали не проводилась с 1975 г. Оценки численности населения, приводимые правительством Сомали и региональными администрациями, как правило, в 1,5-2 раза превышают расчетные данные ООН.

2. Некоторые сомалийские и западные этнографы насчитывают четыре подгруппы самале, выделяя в отдельную подгруппу племена исак, которых большинство сомалийских специалистов относят к подгруппе дир.

3. Дабшидка – древняя традиция празднования Нового года по сомалийскому солнечному календарю (примерно 20 июля). Этот праздник раньше отмечался в течение 2-3 дней с разведением больших костров, чтением стихов, танцами и религиозными песнопениями. В районе гор. Афгойе (пров. Нижняя Шабелле) новогодний праздник также сопровождался ритуальными палочными боями (истунка) между двумя командами молодых сомалийцев. На побережье к северу от Могадишо в эти дни было принято устраивать массовые морские купания (бадгалка) и жарить баранину. Распространение в стране исламского фундаментализма вынудило многих сомалийцев отказаться от этих традиций.

4. См. E. Cerulli, “Somalia: Scrutti vari editti ed inediti, vol. 1” (1957); I. M. Lewis, “The Somali Conquest of the Horn of Africa” (1960), “Peoples of the Horn of Africa” (1955).

5. См. H. Lewis, “Origins of Galla and Somali” (1966); H. C. Flemming, “Baiso and Rendille: Somali outliers” (1964); E. R. Turton, “Bantu, Galla and Somali Migrations in the Horn of Africa: a Reassessment of the Jubba/Tana Area” (1975); L. Cassanelli, “The Shaping of Somali Society” (1982); Bernd Heine “A Linguistic Geography of Africa” (2008).

6. См. Mohamed Nuuh Ali, “History in the Horn of Africa, 1000 B.C. — 1500 A.D.: Aspect of Social and Economic Change Between the Rift Valley and the Indian Ocean” (1985); Cristopher Ehret, “The eastern Horn of Africa, 1000 B.C. to 1400 A.D.: The Historical Roots” (1995).

7. См. Abdalla Omar Mansur, “The nature of the Somali Clan System”; Abdi M. Kusow, “The Somali Origin: Myth or reality”; Mohamed Haji Mukhtar, “Islam in Somali History: Facts and Fiction” (1995); Ali Abdirahman Hersi, “The Arab Factor in Somali History” (1977).

8. См. J. Sanches, “High frequencies of Y chromosome lineages characterized by E3b1, DYS19-11, DYS392-12 in Somali males” (2005).

9. Некоторые сомалийские историки называют его Ахмед «Хил», другие — Хил Абронэ (Hiil Abroone), третьи — Рам Наг (Ram Nag). Предполагают, что он был одним из первых мусульман, поселившихся в VII в. в портовом городке Зейла, находящемся на северо-западе современного Сомалиленда. По сведениям арабских историков, «Хил» был похоронен в сомалийском поселке Юркуд (пров. Гедо).

10. В преданиях некоторых сомалийских племен помимо Самале и Сааб упоминается еще один сын «Хила», именуемый Борана, ставший якобы родоначальником народа оромо. Существуют также предположения, что «Хил» был не отцом, а лишь общим предком Самале и Сааба.

11. Четкого критерия разграничения между понятиями «племя», «соплеменность» и «род» у сомалийцев не существует. По мнению профессора И. М. Льюиса, группы сомалийских родственных племен (этногруппы) могут насчитывать до 30 поколений, а племена – 20 поколений и более.

12. Полные имена сомалийцев состоят из собственного имени человека, имени отца и имени деда. Некоторые более или менее известные сомалийцы получают прозвище, которое употребляется вместе с собственным именем и может стать неким подобием фамилии, наследуемой потомками. Например: Али Нур Абди (Али «Дэрэ»), где Али – собственное имя человека, Нур – имя отца, Абди – имя деда и «Дэрэ» (то есть «долговязый») – прозвище. Имя женщин после выхода замуж не изменяется.

13. Это поверье основано на том, что на языке сомали название этого города означает «завоеван Диром» (Diraa dhabay), то есть на том месте, где Дир вонзил в землю своё копьё, был создан город Дире-Дауа.

14. Республика Сомалиленд была провозглашена в мае 1991 г. в гор. Буръо по инициативе политиков и вождей исак и других племен дир, входивших в руководство Сомалийского национального движения (СНД), которое сыграло важную роль в свержении диктаторского режима Сиада Баррэ. С тех пор Сомалиленд де-факто существует как отдельное, независимое от Сомали, государство, однако официального международного признания своей независимости до сих пор не добился.

15. Некоторые филологи полагают, что слово habar, которое часто встречается в названиях сомалийских племен, заимствовано из древнееврейского языка и означает не только «пожилая женщина, мать», но и «семейство». Поэтому в названиях племен оно считается равнозначным более широко употребляемому слову reer.

16. «Кульмие» (Kulmiye) – правящая партия в Сомалиленде, победившая на президентских выборах в июне 2010 г. Образована в мае 2002 г. В 2012 г. на выборах в местные органы власти также была первой, после чего ее ряды пополнили политики из других политических организаций Сомалиленда. Фракция «Кульмие» имеет незначительное большинство в парламенте. Эта партия поддерживается преимущественно племенами хабар-аваль и хабар-джеэло (исак).

17. «Уаддани» (Waddani) – одна из оппозиционных партий Сомалиленда, образована в октябре 2011 г. на базе фракции партии «Уид». Перед выборами в местные органы власти в 2012 г. ее ряды пополнили видные политики из бывшей правящей партии «Удуб». На выборах 2012 г. «Уаддани» заняла 2-е место и получила статус партии. В январе 2013 г. в ее ряды вошли члены еще одной оппозиционной организации — «Умадда» (Umadda). Ныне партия «Уаддани» является основным политическим соперником правящей партии в борьбе за власть в Сомалиленде. Она опирается преимущественно на поддержку племени хабар-йонис и других племен исак.

18. «Уид» (UCID) — оппозиционная социал-демократическая партия. В июле 2011 года из-за споров в руководстве раскололась на две фракции, одна из которых позднее создала политическую организацию «Уаддани». Тем не менее, заняла 3-е место на выборах в местные органы власти в 2012 г. Опирается в основном на поддержку идагалле, хабар-йонис и других племен исак.

19. Политическая организация «Удуб» (UDUB) образована в июле 2001 г. До июля 2010 г. была правящей партией в Сомалиленде, опиравшейся на поддержку преимущественно племен хабар-аваль и гадабурси. С начала 2012 г. переживает организационный кризис, в связи с чем часть членов ЦК перешли в партии «Кульмие» и «Уаддани». В выборах 2012 г. не участвовала и утратила статус партии.

20. «Рас-Камбони» — исламистская военно-политическая группировка, входившая в состав Союза исламских судов и организации «Хизб уль-Ислам». В 2009 г. она раскололась на две фракции: одна во главе с Хасаном «Турки» присоединилась к «Аш-Шабаб», другая во главе с Ахмедом «Мадобэ» поддержала новое ВФП Сомали и включилась в борьбу против «Аш-Шабаб» на юге Сомали. В сентябре 2012 г. группировка «Рас-Камбони» во главе с Ахмедом «Мадобэ» совместно с кенийскими войсками выбила боевиков «Аш-Шабаб» из Кисмайо и возглавила процесс создания на юге Сомали нового федерального округа Джубаленд. Вооруженные формирования «Рас-Камбони» формируются в основном из молодежи племени огаден и других племен абсамэ.

21. См. Mohamed Xaji Mukhtar “Historical Dictionary of Somalia” (2003).

22. Побережьем Бенадир в Сомали называют территорию на берегу Индийского океана, протянувшуюся от поселка Уаршейх, расположенного северо-восточнее Могадишо, до поселка Рас-Камбони, находящегося на границе с Кенией. В древности эта территория являлась северной частью длинного побережья Суахили, протянувшегося ещё дальше к югу до Мозамбика.

23. Выходцы из джарэрвейнэ отличаются типичной внешностью негроидной расы: жесткими курчавыми волосами (jareer на языке сомали), более темной кожей, плотностью телосложения, небольшим ростом, широкими носами и толстыми губами, тогда как для большинства представителей самале характерны «эфиопские» черты лица, высокий рост и стройное телосложение.

24. Названия городов Могадишо, Мерка и Кисмайо происходят из языка суахили, который до XIII в. был основным языком на побережье Бенадир.

25. См. Mohamed M. Kassim “Aspects of the Banadir Cultural History” (1995).

26. См. Anita Adam “Benadiri People of Somalia” (2011).

27. Данная конференция политиков, вождей и старейшин сомалийских племен, состоявшаяся в 2000 г. в городке Арта (Джибути), среди прочего определила квоты для основных этнических групп Сомали при формировании парламента и других органов государственной власти: четырем основным группам племен — хавие, дарод, дир (вместе с исак) и раханвейн – были выделены равные квоты, а все остальные племена «пятой группы» получили половину такой квоты. Такая система распределения мест в государственных органах власти Сомали получила неофициальное название «система 4,5».

28. Слово рэр (reer) часто встречается в составных названиях сомалийских родов и племен. В этом случае оно указывает либо на родоначальника данного племени (рода), либо на основное место его проживания, например, рэр-хасан или рэр-бай.

29. Девочкам в этом возрасте традиционно выбривают макушку, оставляя чуб.

30. Издавна практикуемый сомалийцами обряд обрезания девочек включает процедуру частичного удаления клитора. Новые власти Сомали считают этот обряд вредным пережитком прошлого и добиваются его исключения из народных традиций. В то же время принятая у мусульман практика обрезания мальчиков сохраняется во всех сомалийских этногруппах повсеместно.

31. По версии выходцев из раханвейн, слово «сомали» произошло от словосочетания «sac maal», что на языке май означает «подои корову». В основу еще одной версии этимологии этого слова положено имя мифического прапредка сомалийцев – Самале.

32. Приведена приблизительная численность населения по оценкам ООН и сомалийских властей (последняя обычно отличается в большую сторону).

33. Данные Программы развития ООН и торгово-промышленной палаты Сомали за 2013 г.

34. Образовательный проект «Идите в школы» предусматривает открытие в Сомали нескольких тысяч школ и предоставление бесплатного начального образования 1 млн. детей в течение 2013-16 гг. Проект финансируется UNICEF.

35. «Дам-уль-Джадид» (в переводе с арабского языка — «Свежая кровь») – относительно умеренная исламистская группировка, отколовшаяся от организации «Аль-Ислах» (ячейки «Братьев-мусульман» в Сомали) в 2006 г. и входившая в Союз исламских судов. В руководство «Дам-уль-Джадид» входит немало представителей сомалийской интеллигенции и деловых кругов. Группировка предпочитает действовать скрытно, опираясь на поддержку старейшин абгаль, шехаль и некоторых других племен хавие. Сторонниками группировки являются многие студенты университетов Могадишо. «Дам-уль-Джадид» неофициально получает финансовую помощь из Катара и Кувейта.

36. Летом 2013 г. политические организации Пунтленда, оппозиционные президенту Абдирахману «Фароле», отказались участвовать в выборах по причине отсутствия в автономии правовых условий, необходимых для их проведения, и следовательно, в связи с большой вероятностью массовых нарушений в ходе голосования.

 

Библиография:

Abdalla Omar Mansur, “The nature of the Somali Clan System” (1995).

Abdi M. Kusow, “The Somali Origin: Myth or reality” (1995).

Ali Abdirahman Hersi, “The Arab Factor in Somali History” (1977).

Ali Jimale Axmed “The Invention of Somalia” (1995).

Cristopher Ehret, “The eastern Horn of Africa, 1000 B.C. to 1400 A.D.: The Historical Roots” (1995).

Dastuurka Ku-Meel-Gaarka ee JFS (2012), Dastuurka Puntland (2012), Dastuurka Qaranka Somaliland (2001).

E. R. Turton, “Bantu, Galla and Somali Migrations in the Horn of Africa: a Reassessment of the Jubba/Tana Area” (1975).

Helen Chapin Metz, “Somalia: A Country Study” (1992).

H. Lewis, “Origins of Galla and Somali” (1966).

I. M. Lewis, “Peoples of the Horn of Africa” (1955), “The Somali Conquest of the Horn of Africa” (1960), “Origins of Galla and Somali” (1966), “Blood and Bone: Call of Kinship in Somali Society” (1994), “A Pastoral Democracy: a study of pastoralism and politics among the Northern Somali of the Horn of Africa.” (1999).

International Crisis Group, “Somalia’s Islamists” (2005), “Somalia’s Divided Islamists” (2010).

J. Gundel, “Clans in Somalia” (2009).

Lee Cassanelli, “The Shaping of Somali Society” (1982).

LIFOS, “Government and Clan system in Somalia. Report from Fact Finding Mission to Nairobi, Kenya, and Mogadishu, Hargeisa and Boosaaso in Somalia in June 2012”.

M. Gonnelli, “Somalia: Clans and State Politics” (2013)

Mohamed Nuuh Ali, “History in the Horn of Africa, 1000 B.C. — 1500 A.D.: Aspect of Social and Economic Change Between the Rift Valley and the Indian Ocean” (1985).

 

Mohamed Haji Mukhtar, “Islam in Somali History: Facts and Fiction” (1995), “Historical Dictionary of Somalia” (2003).

Mohamed Diriye Abdullahi, “Culture and Customs of Somalia” (2001).

Mohamed Osman Omar, “Somalia: Past and Present” (2006).

V. Luling, “The Other Somali – Minority Groups in Traditional Somali Society” (1994).

Г. Л. Капчиц, «Сомалийские народные сказки», М. (1997).

Интернет-ресурсы:

so.wikipedia.org

en.academic.ru

abtirsi.com

refworld.org

ecoi.net

beeshadireed. blogspot.ru

isaaq.webs.com

shafisaid.wordpress.com

waajid.wordpress.com

sonna.net

somaliareport.com

42.35MB | MySQL:94 | 1,294sec