Что стоит за наступлением ИГИЛ в Ираке

Нынешняя неделя ознаменовалась неожиданно-успешной атакой боевиков иракской радикальной исламистской организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) на севере страны. Уже захвачено два города Мосул и Тикрит, не считая ряда более мелких населенных пунктов и городов в провинции Анбар. Нынешнее наступление, безусловно, стало одной из главных «сенсаций» недели, поскольку свою основную боевую активность боевики ИГИЛ демонстрировали главным образом в соседней Сирии, где они противостояли курдским отрядам самообороны и просаудовской радикальной организации «Джабхат ан-нусра». Отметим также, что наступление боевиков проходит при общей пассивности иракских военных, фактически без попыток сопротивления покидающих свои позиции. О серьезности ситуации свидетельствуют и призывы нынешнего иракского премьер-министра Н.аль-Малики ввести чрезвычайное положение в стране и объявление всеобщей мобилизации.

По данным ряда экспертов, ИГИЛ на сегодняшний день располагает примерно 5-6 тыс. боевиков. Из них, как минимум, половина дислоцирована в Сирии. Таким образом, нынешнее победоносное наступление исламистов, которые хотят создать «справедливое государство на части территории Сирии и Ирака основанного  на законах шариата», проводится явно не только силами самой ИГИЛ.  Ряд аналитиков также связывают ИГИЛ с пакистанской «Аль-Каидой» и даже приписывают руководству последней чуть ли не центральную роль в создании ИГИЛ. Данное утверждение является, мягко говоря, сильной натяжкой, поскольку «пакистанская» «Аль-Каида», по сути, является одним из основных механизмов распространения саудовского влияния в арабском мире, а ИГИЛ находится на диаметрально противоположных позициях и проводит ярко выраженную антисаудовскую политику. Собственно, этот момент и поддержка ИГИЛ со стороны Дохи стали основными пунктами обвинения Эр-Риядом своих катарских «друзей», вплоть до отзыва послов рядом заливных государств. Таким образом, была отброшена в сторону версия и подконтрольности ИГИЛ сирийским спецслужбам, которые де тем самым создавали противовес в исламистском сегменте сопротивления просаудовским силам. В действительности этот противовес создавался катарцами и был направлен четко против просаудовских джихадистских группировок. При этом минимизировались столкновения непосредственно с сирийской армией, а, до недавнего времени, с курдскими отрядами. Причем, если таковые и происходили, то основному давлению подвергались именно те группы, которые были лояльны либо лидеру курдской автономии в Ираке М.Барзани, либо созданы под патронажем турецкой МИТ. Такая «избирательность» и дала повод аналитикам выдвинуть версию о причастности ко всему происходящему сирийских спецслужб. Но в реальности все проще – основные противники для ИГИЛ и сирийской армии в настоящее время одни, и, соответственно, тактические цели на нынешний момент времени совпадают.

Если рассматривать создавшуюся ситуацию в Ираке с чисто военной точки зрения, то нельзя не отметить несколько моментов. Успешное наступление ИГИЛ и захват крупных населенных пунктов  типа Мосула возможен только при абсолютном согласии воинских частей, дислоцированных в данном районе, эти города сдать без боя. Общее количество боевиков, отсутствие у них тяжелой артиллерии и танков, а также поддержки с воздуха не оставляют наступающим никаких шансов на долгосрочный оперативный успех. А уж тем более – разворачивание наступления на Киркук и Багдад, как было объявлено вчера руководством ИГИЛ. Правда, по нашим данным это неравенство исламисты сегодня ночью постараются минимизировать: готовится акция по уничтожению боевого крыла вертолетов Ми-8 на одной из военных баз под Тикритом. Основным преимуществом ИГИЛ на сегодняшний день является только один очень важный фактор – недовольство суннитского населения (а вернее – суннитской элиты) Ирака итогами прошедших парламентских выборов, на которых вновь одержали победу шииты во главе с Н.аль-Малики. В общем-то не случайны и массовые теракты в шиитских районах накануне нынешнего наступления боевиков, что свидетельствует о масштабности и подготовленности выражения такого недовольства.

Совершенно не случаен в этой связи тот факт, что успешное наступление ИГИЛ началась с Тикрита — родины бывшего суннитского диктатора Ирака С.Хусейна, где сильны позиции именно старой «баасистской гвардии». При этом Эль-Фалуджа, откуда собственно родом большинство руководителей ИГИЛ, и где до недавнего времени располагалась их штаб-квартира, гораздо ближе к Багдаду. Но боевики пошли ровно в противоположном направлении, явно целясь в нефтяные месторождения. Этот момент четко свидетельствует о том, какие конечные цели преследуют боевики ИГИЛ. А вернее – поддержавшая их (в том числе и штыками) старая баасистская верхушка и суннитские шейхи. Это, конечно, не создание «всеиракского халифата», поскольку на это просто нет сил и средств, а элементарный торг за места в правительстве, который сейчас пытается формировать Н.аль-Малики. Если хотите – это «последний довод королей». Причем с использованием ливийского опыта, где нефтяная блокада со стороны федералистов поставила нынешнее правительство в Триполи на грань политического выживания.

ИГИЛ в данном случае представляет отличный механизм для достижения этих целей. Во-первых, потому что позволяет суннитским политикам дистанцировать себя от чисто вооруженных методов борьбы. А, во-вторых, — сильно испугать американцев (что удалось) с целью вынудить их прессинговать Н.аль-Малики, который должен в результате дать «зеленый свет» на реальное инкорпорирование суннитской верхушки в исполнительные органы власти страны и косвенно — к распределению нефтяной экспортной выручки. Никаких иных причин в быстром военном успехе далеко не самой многочисленной группировки нет. Успешно воевать на два фронта в Сирии и в Ираке возможно только при наличии мощной государственной поддержки, которой, несмотря на закамуфлированную помощь со стороны Дохи, у ИГИЛ просто нет.

Иракские сунниты в очередной раз очень доходчиво продемонстрировали свое недовольство нынешним положением вещей в Ираке, и призвали «делиться». При этом рассчитывать на какие-то новые резонансные военные успехи им не приходится. И не только по чисто военным причинам. Атака на Киркук натолкнется на активное сопротивление курдов, а на Багдад – задействованием авиации и массовой мобилизацией шиитов. Но вот дестабилизировать ситуацию и поставить под угрозу экспорт углеводородов ИГИЛ вполне по силу, что, собственно, и является их основной задачей.

42.91MB | MySQL:92 | 1,025sec