Политические приоритеты президента АРЕ А.Ф.ас-Сиси

По мере того, как ситуация вокруг нового обострения палестино-израильского конфликта продолжает накаляться, многие арабские СМИ концентрируют свое внимание на роли Каира, одного из традиционных посредников между израильтянами и палестинцами, в нынешнем кризисе. Новые египетские власти во главе с президентом А.Ф.ас-Сиси демонстрируют заметно меньше энтузиазма к посредничеству по сравнению с прежним президентом-исламистом М.Мурси в период последнего палестино-израильского обострения осенью 2012 года. Каирская инициатива о перемирии, мало отличавшаяся от аналогичного плана Мурси, была категорично отвергнута руководством ХАМАСа. Тем временем, катарский канал «Аль-Джазира» в своих новостных сообщениях и аналитических программах последовательно развивает мысль о том, что Египет не только потерял свой авторитет и роль в урегулировании конфликта, история которого насчитывает уже более 60 лет, но и является одним из препятствий для его разрешения.

Между тем, политические приоритеты недавно избранного президента А.Ф.ас-Сиси охватывают преимущественно внутригосударственную повестку: экономика пребывает в плачевном состоянии, вооруженные столкновения сил безопасности и исламистских группировок на Синае продолжаются, проблема использования вод Нила не урегулирована, парламент так и не избран, общество остается резко поляризовано. Возникает вопрос  – насколько Каиру сегодня важно активное участие в урегулировании палестино-израильского конфликта

Геополитически принципиальным аспектом  палестино-израильского противостояния являются исторически сформировавшиеся в обществе имиджи Израиля, «сионистского врага и оккупанта», и ХАМАСа, лидера арабского сопротивления «американо-израильскому империализму» в регионе. «Обязанностью» — своей и своих правительств – «арабская улица» считает противостояние «сионистской оккупации». И государства Ближнего Востока и Северной Африки, следуя этому, своего рода, правилу этикета, традиционно, пусть только на словах, поддерживали палестинцев и демонстративно осуждали Израиль. По выражению профессора американского Университета Дрейка М.Хамада, отношение к Израилю стало «инструментом легитимации арабских режимов». Отсюда следует логическое заключение: «кто не против сионистов, тот с ними заодно» — именно эту идею в последние недели активно насаждают посредством своих СМИ Катар и Турция, рассорившиеся с Каиром после свержения поддерживаемого ими «брата-мусульманина» Мурси. Доха и Анкара, имеющие свои амбиции в региональной гонке за передел сфер влияния, не могли упустить шанс лишний раз «уколоть» неудобный им режим А.Ф.ас-Сиси и сместить его с позиции главного посредника такого принципиально важного вопроса на Ближнем Востоке, как палестино-израильское урегулирование.

Турецкие и катарские представители активно включились в переговорный процесс, пользуясь своими связями с региональной сетью «Братьев-мусульман», частью которой является ХАМАС: при их непосредственном участии уже состоялись встречи на высоком и высшем уровне во Франции и Турции, постоянно происходят контакты с представителями руководства ХАМАСа, а также с представителями Госдепартамента США. Примечательно, что ХАМАС заявил о готовности к взаимодействию с Каиром по данному вопросу только при условии посредничества Дохи, в свою очередь, израильская сторона настаивает на участии египтян в процессе катарского медиаторства. Тем временем, А.Ф.ас-Сиси ведет себя крайне осторожно.

Не менее геополитически принципиальным моментом в современных условиях региональной исламистской проблемы, ставшей новым определяющим и, можно сказать, «легитимирующим» фактором ближневосточного баланса сил, можно считать отношение к сети «Братьев-мусульман». Именно этот фактор в последний год поляризовал «арабскую улицу» в масштабах всего региона и соответствующие государства, поставив Катар, Турцию и все аффилированные с исламистской сетью силы с одной стороны баррикад, а Египет, Саудовскую Аравию и их союзников – с другой.  Каир и Эр-Рияд последовательно ведут борьбу с «братьями», объявив их террористической организацией, однако борьба осложняется принадлежностью  к ней ХАМАСа, традиционно символизирующего противостояние «сионистскому врагу». Египет, при этом, поставлен в крайне неоднозначное положение.

Объявленная осенью 2013 года после свержения Мурси внутриполитическая война «Братьям-мусульманам» с занесением их в список террористических организаций не могла не сказаться на отношениях с ХАМАСом и роли Каира в палестино-израильском конфликте. Фактически, этот конфликт приобрел новое измерение в форме принявшего общерегиональный охват противостояния с «братьями», и нынешний Каир является частью этого противостояния. Борьба А.Ф.ас-Сиси с исламистами, обострившая отношения египетских властей с ХАМАСом, исключает его роль посредника – к радости турецкого премьера Р.Т.Эрдогана, поспешившего объявить о том, что деятельность Каира теперь направлена против арабов сектора Газа. Свергнутый в 2011 году президент Х.Мубарак закрыл контрольно-пропускной пункт Рафах между Египтом и Газой, не препятствуя функционированию туннелей, по которым контрабандой палестинцам поставлялась еда и медикаменты, а также вооружения. Пришедший в 2012 году к власти Мурси открыл Рафах в добавок к туннельной контрабанде. Президент А.Ф.ас-Сиси вновь закрыл Рафах и активно принялся за уничтожение туннелей. Это позволило находчивому турецкому лидеру поставить нынешнего египетского лидера в один ряд с израильтянами, а «Аль-Джазире» недвусмысленно констатировать «отсутствие должной реакции Каира» на инцидент во время операции Израиля по борьбе с контрабандой,  в результате которой жертвами стали несколько египтян. Такие обвинения в адрес президента А.Ф.ас-Сиси нацелены на подрыв его имиджа – как на региональной, так и внутриегипетской арене, что особенно критично.

Очевидно, что перед египетским президентом стоят более важные задачи, чем региональное лидерство, однако конфликт с «братьями» и ХАМАСом, в частности, имеет принципиальное значение для внутренней политики. В первую очередь, с точки зрения безопасности: обострившаяся после свержения Мурси ситуация на Синае так и не нормализована, борьба сил безопасности с экстремистскими группировками продолжается с переменным успехом, отнимая много сил. Недавний инцидент на египетско-ливийской границе наглядно демонстрирует существующие пробелы в системе безопасности государства.

Кроме того, конфликт с «братьями» сказывается на политической жизни египетского общества, остающегося крайне поляризованным. Менее 50% явки на президентских выборах свидетельствуют о существующем неприятии нового лидера египтянами, значительная часть которых является сторонниками «братьев», призвавших к бойкоту «недемократических выборов». Не меньшую долю негативно настроенных к А.Ф.ас-Сиси составляет молодежь, поддержавшая бывшего министра обороны 3 июля 2013 года, но разочаровавшаяся в нем в связи с введением жестких мер безопасности. Таким образом, одним из ключевых приоритетов А.Ф.ас-Сиси сегодня является объединение этих трех частей общества, на которых, по сути, направлена риторика Анкары и Дохи, рисующих египетского лидера «другом» ненавистного арабам Израиля и мечтающих об ослаблении неугодного режима.

Единению египтян, вероятно, способствовало бы улучшение экономической ситуации в стране. Правительственные СМИ акцентируют внимание на заявления президента о том, что в течение трех ближайших лет темпы роста ВВП Египта достигнут 4-5,8%, что доход от международного пользования Суэцким каналом – главного источника бюджетных поступлений – за первое полугодие 2014 года превысил на 136 млн долл. доход за аналогичный период 2013 года. Сам президент проехал на велосипеде в марафоне, призывающем к сокращению потребления топлива, а проектно-техническая группа ВС Египта разработала новое средство лечения ВИЧ.

Между тем, египетский государственный долг превышает объем ВВП, темпы роста которого на сегодня составляют немного более 1%, уровень безработицы выше 10% , причем среди молодежи этот уровень достигает более 25%. Иностранные инвесторы неохотно возвращаются в Египет. Более четверти людей живут на менее 2 долл. в день. Тюрьмы переполнены с более, чем 22 тыс. арестованных за последние 10 месяцев. Подобная ситуация гораздо больше ухудшает имидж президента в глазах египтян и не способствует единению общества. Кроме того, на фоне ежегодного прироста населения на 2,6% все острее становится энергетическая проблема и проблема пользования водами Нила, которая, следует отметить, в последние недели приобретает положительную тенденцию к развитию на фоне возобновившихся переговоров Каира с Аддис-Абебой и Хартумом по вопросам долей распределения ресурсов Нила между государствами и строящейся в Эфиопии плотины Возрождение, которая потенциально негативно может отразиться на водопользовании египтян и суданцев.

Таким образом, очевидно, что у Каира есть более важные задачи, чем отстаивание роли эксклюзивного посредника между палестинцами и израильтянами, особенно в условиях подготовки к предстоящим парламентским выборам, дата проведения которых пока не определена. Однако проведение их в условиях поляризации общества, усугубленной экономическими проблемами, может стать лишь очередной формальностью – каковой более половины египтян считают прошедшие президентские выборы – и лишь еще сильнее обострить социо-политическую ситуацию.

42.38MB | MySQL:92 | 1,106sec