Торгово-экономическое сотрудничество между Грузией и Ираном (часть 2)

Иран к настоящему времени стал одним из значительных торговых партнеров Грузии. На грузинском рынке можно легко найти разнообразные иранские товары, главным образом — электронику и продукты питания. Начиная с 2000 г., несмотря на частые взлеты и падения, динамика товарооборота между Грузией и Ираном демонстрирует тенденцию к развитию. Вот его основные показатели за первое десятилетие XXI  в.:

— 2000 г.– товарооборот – 12,7 миллиона долларов (экспорт – 6,8 миллионов долларов, импорт – 5,9 миллионов долларов),

— 2001 г. – товарооборот –10,6 миллионов долларов  (экспорт -4,3 миллиона долларов, импорт – 6,3 миллиона долларов),

— 2002 г. – товарооборот – 11,4 миллионов долларов (экспорт – 3,3 миллиона долларов, импорт – 8,1 миллиона долларов),

— 2003 г.  – товарооборот – 10,4 миллионов долларов (экспорт – 3,4 миллиона долларов, импорт — 7 миллионов долларов),

— 2004 г.  – товарооборот – 19,7 миллионов долларов (экспорт – 4,5 миллиона долларов, импорт – 15,2 миллиона долларов),

— 2005 г.  – товарооборот – 30,7 миллионов долларов (экспорт – 4,7 миллиона долларов, импорт —  26 миллионов долларов),

— 2006 г. – товарооборот – 43 миллиона долларов (экспорт – 2,7 миллиона долларов, импорт – 40,3 миллионов долларов),

— 2007 г. – товарооборот – 57,8 миллионов долларов (экспорт – 6 миллионов долларов, импорт —  51,7 миллион долларов),

— 2008 г.  – товарооборот – 62,1 миллиона долларов (экспорт – 10 миллионов долларов, импорт  — 52,1 миллиона долларов),

— 2009 г.  – товарооборот – 36,3 миллионов долларов (экспорт – 6,4 миллионов долларов, импорт – 29,9 миллионов долларов

2010 г.  – товарооборот – 67,2 миллионов долларов ( экспорт 12,1 миллионов долларов, импорт 55.1 миллионов долларов.

В разрезе номенклатуры в иранском экспорте в Грузию преобладали продовольствие, швейные изделия, строительные материалы, товары бытового и медицинского назначения, канцелярские принадлежности и водонагреватели. Иранский импорт из Грузии составляли в основном машинное оборудование, трубы, алюминий и паровые котлы. Однако обозревая в целом торгово-экономические отношения Грузии с внешним миром, можно констатировать невысокий удельный вес Ирана. Так, в 2005 г. среди самых  крупных торговых партнеров этой страны лидировала Россия, за ней конкурировавшая с Ираном в регионе  Турция,  затем – сосед Грузии — Азербайджан,  далее Украина и Германия. Даже объявленные несколькими годами ранее в качестве  стратегического партнера США располагались лишь на 8 месте. Общая структура  грузинского экспорта  не претерпела к этому времени значимых изменений со времени объявления грузинской независимости  – основным ее компонентом оставался  лом черных металлов, составлявший  14% объема экспорта,  далее шли  ферросплавы, летательные аппараты, натуральные вина,  медные руды и концентраты. Говоря об объемах торгово-экономического сотрудничества,  нужно оперировать следующими цифрами: в 2004 г. весь торговый оборот Грузии составлял 2 миллиарда 350 миллионов долларов,  при этом   экспорт равнялся 649 миллионам долларов, а импорт был почти в три раза больше – 1 миллиард 800 миллионов долларов. Как объясняла ситуацию заместитель министра  экономического развития Грузии  Тамуна Новзиридзе, «экономика Грузии находится в стадии развития, поэтому она не может быть страной-экспортером». На долю России приходилось 14-15%  международного товарооборота, а 30 % составляла торговля со странами Евросоюза.  При этом в стране обращали внимание на то, что внешнеэкономические отношения  развиваются в 4-5 раз быстрее, чем экономика внутри страны. Это означало, что Грузия все интенсивнее вовлекается  в международное разделение труда. «Увеличился не только экспорт, но и импорт.  Наши внутренние производители нашли нишу на мировом рынке. В 2004 г. экспорт увеличился на 45% по сравнению с 2003 г.  Причиной является резкое сокращение объема теневой экономики». Многое приходилось и до сих пор приходится импортировать — нефтепродукты на сумму почти 200 миллионов долларов,  легковые автомобили –  на сумму почти 120 миллионов долларов,  трубы, лекарственные препараты,  а также  муку, электроэнергию,  турбореактивные двигатели и многое другое.

Несмотря на декларируемый высокий уровень грузино-иранского партнерства, существует громадный разрыв между реальным и потенциально возможными экономическими отношениями между двумя странами. Начиная с 2000 г., и Иран, и Грузия  неоднократно озвучивали свое недовольство уровнем и объемами двустороннего взаимодействия, заявляли о необходимости расширять экономическое сотрудничество. Так, во время переговоров в Тегеране в январе 2003 г.  между заместителем министра  иностранных дел Ирана Мехди Корбасияном и его грузинской коллегой Тамарой  Баруджашвили было отмечено, что «несмотря на хорошие связи Тегерана и Тбилиси в культурной и политической областях, экономические отношения оцениваются как «несоответствующие»» и в этой связи «нужно расширить уровень взаимодействия». Выступая на этих переговорах, М.Корбасиян выразил мнение, что увеличение  взаимного  товарооборота может быть приращено  за счет возможностей частного сектора двух стран. Со своей стороны, Т.Баруджашвили заявила о стремлении грузинской стороны начать качественно новый этап в двусторонних связях. Для достижения этой цели обе стороны договорились о проведении взаимных консультаций и интенсификации работы совместной комиссии по экономическим вопросам с целью снятия существующих проблем в ирано-грузинских связях. В частности, было решено развивать отношения и на региональном уровне. В декабре 2004 г. в регионах Ирана побывала делегация Министерства экономического развития Грузии. На встрече с губернатором  провинции Восточный Азербайджан Мохаммад- Али Сабханом  Эллахи  обсуждались вопросы заинтересованности Грузии в развитии торгового сотрудничества с ИРИ. Делегация призвала  Иран более активно использовать транзитные возможности грузинского порта Поти на черноморском побережье. Грузинские представители сообщили также  о готовности построить завод по производству легких самолетов в провинции Восточный Азербайджан, если для этого будут созданы подходящие условия. Иранцы были проинформированы и о том, что в случае активизации торгового сотрудничества есть возможность организации авиалинии Тебриз – Тбилиси.  В свою очередь, глава провинции Восточный Азербайджан отметил необходимость развития торговых отношений с Грузией, учитывая ее географическое положение,  и заявил о заинтересованности в развитии сотрудничества,  в первую очередь в сфере транзита и транспорта. Подходящим плацдармом для развития экономического сотрудничества и деятельности инвесторов Сабхан Эллахи назвал Свободную зону «Арс» в Джульфе.

Грузия не раз озвучивала и идею о том, что ее территория может быть эффективным коридором для транспортировки энергии в кавказском регионе. С таким предложением на конференции по вопросу  энергетических возможностей Грузии в регионе Центральной Азии и Южного Кавказа  выступил в 2004 г.  тогдашний министр топлива и энергетики Грузии Исхак Новрузов. «Страны, богатые энергоносителями, могут использовать территорию Грузии как удобный транзитный коридор. Республика Азербайджан уже воспользовалась такой возможностью для экспорта своей нефти».

 

Подобные декларации подкреплялись и заявлениями иранских министров, руководителей более высокого ранга.  Например, министр труда и социальных вопросов Ирана  Насер Халеки, находившийся с официальным визитом в Грузии для участия в 4—ом заседании совместной грузинско-иранской Комиссии по экономическому сотрудничеству, высказался за расширение экономического сотрудничества с Грузией как частью постсоветского пространства. Министр возглавлял  иранскую часть этой комиссии, а министр  финансов Грузии Н.Чачалашвили – грузинскую. Халеки отметил возможность широкого использования Грузии в качестве транзитного пути в реализации торгового сотрудничества между Грузией и европейскими странами. Министр призвал к введению различных торгово-экономических преференций для иранских бизнесменов со стороны грузинского правительства. По его словам, имеются большие возможности  для сотрудничества  двух стран в сфере технических и инженерных  услуг. Министр финансов Грузии подтвердил готовность его правительства к предоставлению  такого рода преференций.  На закрытии  заседания присутствовали  д-р Мохаммад-Реза Ареф – первый вице-президент Ирана (в Иране это соответствует посту премьер-министра)   и премьер-министр Грузии  Зураб Ногаидели.  Были подписаны  соглашения о развитии сотрудничества в сферах банковского дела, энергетики, технических и инженерных услуг, образования. Д-р Ареф в интервью  информационному агентству ИСНА сказал, что Грузия представляет собой  хороший рынок для иранской экономики. По словам Арефа, за прошедшие годы Иран приложил  много усилий для построения диалога с постсоветскими странами. «К счастью, новое руководство Грузии активно действует в направлении укрепления  диалога с Ираном.  Я встречался с премьер-министром и спикером парламента Грузии и убедился в их положительном настрое по отношению к нашему двустороннему диалогу. Я участвовал в работе очередного заседания двусторонней комиссии по сотрудничеству между Ираном и Грузией. Мы  подписали 5 документов по развитию сотрудничества в области науки, таможенного дела, торговли и транспортировки энергии, участию частного сектора в торгово-экономическом сотрудничестве между нашими странами, провели важные переговоры по проблеме транспортировки нефти и газа в Европу через грузинскую территорию».

Интервью д-ра Арефа было посвящено  намеченному на июль 2004 г.  визиту в Иран президента  Грузии Михаила  Саакашвили, в ходе которого подробно обсуждались вопросы экономического сотрудничества.  В публикациях иранской прессы в дни визита подчеркивалось, что Грузия всегда играла роль экономического моста между Ираном, Европой и западным миром. В качестве перспективных сфер взаимодействия называлась сфера топливной энергетики. Так, Иран изъявил готовность предоставить Грузии товарный кредит для закупок иранского природного газа.  Ранее уже осуществлялись поставки этого вида топлива. Например, в 1374 иранском году (21.03.1995 – 20.03.1996 г.) Иран поставил в Грузию 12 миллионов кубометров природного газа. В декабре 2003 г. во время визита министра финансов Грузии в Иран было подписано соглашение об отсрочке платежей по грузинскому долгу за поставленный иранский газ. В ходе визита отмечалось, что некоторые из документов двустороннего сотрудничества нуждаются в пересмотре и расширении. Именно поэтому были намечены к подписанию новое торговое соглашение, соглашение о сотрудничестве таможенных органов, соглашение о воздушном сообщении и меморандум о соглашении по вопросам культурного сотрудничества. Сделанные Ираном в дни пребывания там М.Саакашвили в июле 2004 г. заявления о роли Грузии как транзитного моста и важности топливной энергетики как основы сотрудничества дополнялись и грузинскими декларациями подобного содержания. Так, в Тбилиси не раз повторяли, что склонны рассматривать Иран как эффективный  запасной вариант  для обеспечения своих потребностей в энергоносителях, а также транзите и продвижении своих товаров.  Это диктовалось геополитическими факторами. В марте 2006 г.  в Лондоне  прошла Международная конференция  «Каспий и Центральная Азия: региональная стабильность, политические и экономические изменения». На ней с докладом выступил заместитель министра иностранных дел Грузии Николос Натбиладзе. Он заявил, что в случае, если Россия прекратит поставки нефти и газа в Грузию, его страна вновь обратится за помощью к Ирану. Натбиладзе  напомнил участникам конференции, что в 2005 г., когда неожиданно создалась ситуация с временным прекращением поставок российского газа в Грузию, правительство его страны приняло решение обратиться за помощью к Ирану. Как сказал грузинский дипломат,  Россия или Турция могут перекрыть и другие магистрали, например, железные дороги. В этом случае Грузия будет  вынуждена обращаться за помощью к Ирану.  Как резюмировал Н.Натбиладзе, «Россия из–за своих политических и экономических амбиций играет дестабилизирующую роль во всём регионе», а Иран в силу своих геополитических возможностей, помогает избегать кризисные явления.

В данном случае речь шла об инциденте в январе 2006 г., когда необходимость в срочной поставке газа из Ирана возникла из-за двух взрывов на юге России,  выведших из строя газопровод, поставлявший газ в Грузию. Это произошло в период сильнейших зимних морозов в Грузии, что создало тяжелую ситуацию для ее жителей. Иран согласился срочно поставлять Грузии ежедневно примерно 2 миллиона кубометров газа, быстро решив проблемы цены за это топливо. Как объявил тогда президент М.Саакашвили,  его страна достигла соглашения о срочном обеспечении газом,  и с   30 января 2006 г. началась поставка иранского газа в Грузию. Что касается цены за поставляемый Ираном газ, то, как написало 27 января 2006 г. иранское информагентство ИРНА, она «определена на уровне 120 долларов за тысячу кубометров». При этом ИРНА отмечает, что это на 10 долларов дороже российской цены и цитирует М.Саакашвили, сказавшего: «Однако  мы полностью удовлетворены таким положением»

Самым серьезным документом сотрудничества на рубеже второго десятилетия нынешнего века явилось Соглашение в сфере транзита товаров и пассажиров, подписанное в марте 2011 г.  по окончании третьего совместного заседания  по вопросу сотрудничества  в транспортной области. Документ предусматривает  принятие мер для выдачи соответствующих санкций на передвижение грузовых автомобилей Ирана и Грузии для транспортировки товаров и повышение уровня сотрудничества между двумя странами в сфере перевозок.  Соглашение включает пункты о создании совместных компаний и расширении сотрудничества в области международного дорожного транспорта посредством учреждения частных организаций.

Резюмируя состояние грузино-иранских торгово-экономических связей на стыке двух десятилетий XXI в.,  можно сделать вывод, что ожидаемого в начале установления двустороннего диалога тесного партнерства не случилось. Надежды   грузинских производителей на открытие для них иранского рынка оставались нереализуемыми, и иранский экспорт продолжал  в разы превышать грузинский. Эпизод поставки иранского газа в Грузию остался единичным и не имел продолжения, ибо маячившие на горизонте перспективы сотрудничества в энергетической сфере совпали с осложнением в грузино-иранских отношениях в 2007-2008 гг. и так и не были реализованы. Пытаясь интенсифицировать двусторонние отношения на этом направлении, Грузия и Иран в конце 2010 г. пошли на достаточно неожиданный шаг.

 

24.62MB | MySQL:59 | 0,467sec