Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (22-28 сентября 2014 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Сирией. В ночь на 23 сентября США и их арабские союзники начали наносить воздушные удары по объектам боевиков экстремистских исламистских группировок на сирийской территории.

Первые удары были нанесены по боевикам группировки «Исламское государство» (ИГ) в районе города Ракка на севере Сирии и в районе Абу-Камаль у границы с Ираком. В дальнейшем удары стали наноситься ежедневно. Всего с 23 по 28 сентября по территории САР было нанесено до 60 воздушных ударов. Расширилась и территория, подвергаемая бомбардировкам. Это северные провинции Ракка, Дейр-эз-Зор, Хасаке, Алеппо (включая пригороды города), Идлиб и центральная провинция Хомс. Ударам подвергались не только цели ИГ, но и боевики группировок «Хорасан», «Джабхат ан-нусра» и «Ахрар аш-Шам». США задействовали в операции стратегические бомбардировщики B-1В, истребители F-15, F-16 и F/А-18, БПЛА MQ-1 «Предатор» и самолеты-заправщики КС-135. В операции впервые приняли истребители 5-го поколения F-22. Корабли американских ВМС, находящиеся в Красном море и Персидском заливе, наносят удары крылатыми ракетами «Томагавк». Арабские страны используют истребители F-15 (КСА) и F-16. Самолеты Бахрейна и Катара участвовали только в первом налете.

Удары по позициям боевиков в Сирии Пентагон назвал «очень успешными». Сообщается об уничтожении НПЗ и месторождений нефти, тренировочных баз террористов, штаб-квартир, командных центров, складов и живой силы противника. Авиация союзников потерь пока не имеет. В то же время американские авиаудары не смогли остановить наступление боевиков ИГ на курдский город Кобане (Айн-эль-Араб) у границы с Турцией.

Председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал М. Демпси считает, что для того, чтобы отвоевать территории, захваченные боевиками ИГ в Сирии, потребуется до 15 тыс. бойцов вооруженной сирийской оппозиции. Кроме того, по мнению генерала, для успешной борьбы с ИГ необходима наземная операция в Ираке и Сирии, так как воздушных ударов по противнику недостаточно.

США уведомили Сирию о предстоящих ударах по боевикам на её территории, но как заявили в Вашингтоне, не спрашивали разрешения Дамаска и не намерены согласовывать свои действия с сирийским правительством. Президент САР Б. Асад заявил, что его страна «приветствует любое международное усилие, направленное на борьбу с террором». Министр Сирии по вопросам национального примирения А. Хайдар отметил, что США движутся в правильном направлении, осуществляя в составе коалиции авиаудары по позициям боевиков. В то же время глава МИД САР В. Муалем 27 сентября заявил, что возглавляемая США антитеррористическая коалиция создана без санкции Совбеза ООН и не имеет международной легитимности. По словам Муалема, США информируют власти САР об ударах по ИГ на территории страны, но это не значит, что Дамаск одобряет их действия. Часть сирийской оппозиции приветствует воздушную операцию против исламистов, другая же опасается, что авиаудары будут способствовать укреплению режима Асада.

Министр иностранных дел России С. Лавров заявил, что борьбу с «Исламским государством» в Сирии нельзя вести без сотрудничества с Дамаском. Муалем 27 сентября на встрече с Лавровым подтвердил готовность САР сотрудничать в борьбе с ИГ со всеми, кто занимает конструктивную позицию. Со своей стороны, Лавров подчеркнул, что Россия продолжит поддерживать правительство Сирии «перед лицом опасного вызова терроризма».

Президент Ирана Х. Роухани считает, что нанесение авиаударов по боевикам ИГ на сирийской территории не имеет под собой законных оснований. Вашингтон заранее предупредил Тегеран о том, что планирует нанести воздушные удары по базам ИГ в Сирии. США также заверили Иран, что не будут наносить удары по сирийским правительственным силам.

Президент Турции Р. Т. Эрдоган предложил срочно создать зоны безопасности на границе с Сирией и бесполетной зоны над приграничной с Турцией территорией САР. США пока не рассматривают вопрос о закрытии части воздушного пространства Сирии и создании буферной зоны на ее границе с Турцией, но такая зона «на каком-то этапе может стать возможностью».

На минувшей неделе в различных районах Сирии продолжались боевые действия правительственных войск с вооруженными формированиями противников режима Асада. Сирийские военные при поддержке авиации освободили от боевиков большую часть промышленной зоны и города Адра вблизи Дамаска.

Сложная обстановка сохраняется в Ираке, где правительственные войска, курдские силы пешмерга и отряды шиитских добровольцев ведут боевые действия с отрядами ИГ и их местными союзниками. На минувшей неделе наиболее интенсивные бои велись в западной провинции Анбар и северо-восточной провинции Дияла. Позиции боевиков ИГ подвергаются постоянным ударам американской авиации. Активно действует и авиация Ирака.

24 сентября в Нью-Йорке состоялась встреча премьер-министра Ирака Х. аль-Абади с президентом США Б. Обамой, в ходе которой глава вашингтонской администрации выразил готовность продолжать оказывать поддержку Ираку в деле возвращения территорий, захваченных боевиками ИГ. Обама также одобрил политику, проводимую новым иракским премьер-министром. Со своей стороны, Х. аль-Абади подчеркнул важность «уважения суверенитета Ирака и территориальной целостности Ирака» при проведении антитеррористической операции. Глава иракского правительства поблагодарил США за оказанную поддержку «с военным обеспечением» в борьбе против «Исламского государства».

Турция сделает все возможное для борьбы с террористами группировки «Исламское государство», заявил президент страны Р. Т. Эрдоган. Она может поддержать операции против ИГ политическими или военными методами. Эрдоган «позитивно» оценил операции коалиции в Сирии и Ираке, которые, по его мнению, «должны быть продолжены без пауз».

Напряженностью характеризуется ситуация в Йемене. В стране продолжается противостояние властей с шиитскими мятежниками хоуситами. На минувшей неделе хоуситы захватили большую часть столицы страны Саны, после чего их лидер А. аль-Малик аль-Хути объявил о победе над правительственными войсками. В ответ президент Йемена М. Хади предупредил, что страна находится на грани гражданской войны. В настоящее время мятежники контролируют в столице многие правительственные и военные объекты, военно-воздушную базу и аэропорт Саны. Сообщается, что успехи хоуситов во многом были достигнуты благодаря прямой поддержке сторонников бывшего президента Йемена А. А. Салеха. 26 сентября сторонники хоусистов провели в Сане массовую акцию «Пятница победы». При посредничестве представительства ООН в Йемене 27 сентября мятежники подписали ту часть мирного соглашения с властями от 21 сентября, которая предусматривает разоружение отрядов хоусистов и их отвод из захваченных районов. Нефтяная государственная компания Йемена 24 сентября объявила о сокращении на 15% цен на топливо, что было одним из главных требований мятежников. Тем не менее, хоуситы отказываются покидать Сану и совершают вооруженные нападения на госучреждения. 28 сентября в столице мятежники разогнали демонстрацию протеста против их присутствия в городе.

25 сентября враждующие палестинские движения ХАМАС и ФАТХ достигли в Каире соглашения о возвращении к власти в секторе Газа единому правительству Палестины. ХАМАС, в частности, одобрил передачу под его юрисдикцию контроля над пограничными переходами с Израилем, а также ответственность за восстановление палестинского анклава, разрушенного во время последней израильской военной операции. В то же время остались нерешенными вопросы, связанные с дальнейшей судьбой силовых структур и правительства исламистов Газе.

Палестинский президент М. Аббас, выступая 26 сентября на Генеральной Ассамблее ООН, обвинил Израиль в срыве мирных переговоров. Аббас потребовал определить «жесткий график» ухода Израиля с занимаемых им палестинских земель. Он также обвинил Израиль в военных преступлениях во время недавнего вооруженного конфликта с ХАМАСом в секторе Газа.

На прошедшей неделе высокой активностью отличалась внешнеполитическая деятельность Ирана. В Нью-Йорке «на полях» 69-й сессии Генассамблеи ООН президент ИРИ Х. Роухани встречался с президентом Франции Ф. Олландом и премьер-министром Великобритании Д. Кэмероном, а глава МИД ИРИ Д. Зариф провел переговоры с главой МИД РФ С. Лавровым, госсекретарем США Дж. Керри и главой МИД КСА принцем С. аль-Фейсалом. Обсуждались ситуация в Сирии и Ираке, борьба с терроризмом, ядерная программа ИРИ и состояние двусторонних отношений. Кроме того, президент Роухани сделал ряд важных заявлений. Так, он заявил, что «Иран является якорем стабильности на Ближнем Востоке», а Ближний Восток, Центральная Азия и Кавказ превратились в убежище для террористов и экстремистов из-за стратегических ошибок Запада в этих регионах. Роухани подтвердил, что Иран никогда не откажется от мирной атомной программы, но не намерен создавать ядерное оружие. Ход переговоров по ядерной программе ИРИ Роухани назвал «крайне медленным». Он заявил, что пока ведутся переговоры об урегулировании иранской ядерной проблемы, «не должно быть предварительных условий и санкций».

Глава МИД России С.Лавров 28 сентября заявил, что соглашение между «шестеркой» международных посредников и ИРИ по иранской ядерной программе «готово на 95 процентов», но в оставшихся пяти процентах «кроется дьявол». По оценке Лаврова, остаются несогласованными «два – три важнейших вопроса».

На минувшей неделе ВМС Ирана и Китая провели совместные учения в Персидском заливе. Отрабатывались вопросы взаимодействия между боевыми кораблями двух стран, тактики совместных действий при операциях по защите судов от нападения морских пиратов, проведения операций по спасению на море, борьбы с последствиями морских катастроф.

Сложная обстановка сохраняется в Ливии. Бои идут на подступах к столице страны Триполи. Контролирующие город боевики исламистских формирований альянса «Рассвет Ливии» пытаются сдержать наступление военизированных подразделений, лояльных правительству А. А. ат-Тани и Палате представителей ( новый парламент).

25 сентября генсек ООН Пан Га Мун провел в Нью-Йорке совещание по Ливии с участием представителей 32 стран. Его участники отметили, что «растущее присутствие террористических группировок при политическом вакууме в Ливии создает основную угрозу не только для стабильности в регионе, но и для международного мира и безопасности».

Утвержденный 22 сентября парламентом Ливии список нового правительства страны не включает министра обороны. 28 сентября правительство А. А. ат-Тани принесло присягу.

27 сентября власти Ливии через Генассамблею ООН обратились к международному сообществу с просьбой о предоставлении им оружия для борьбы с незаконными вооруженными формированиями.

26 сентября в Нью-Йорке состоялась первая официальная встреча президентов Египта и США А. Ф. ас-Сиси и Б. Обамы. Обсуждались ситуация в секторе Газа, Ливии, Сирии и Ираке, а также вопросы борьбы с ИГ. Обама отметил, что, «очевидно, отношения между США и Египтом являются важным краеугольным камнем нашей политики в сфере безопасности и нашей политики на Ближнем Востоке в течение долгого времени».

В Эр-Рияде сообщили, что Саудовская Аравия приобрела в Китае баллистические ракеты DF-21, «чтобы защитить Мекку и Медину». Кроме того, ракеты будут использоваться для создания «оборонительного зонта» для защиты союзников КСА в Персидском заливе, и «не предназначены для нападения». Ракета DF-21 имеет дальность полета от 1850 до 3150 км. Эр-Рияд подписал контракт с Пекином на приобретение этих ракет еще в 2007 г., но до сих пор ни одна из сторон публично не объявляла об этой сделке.

Приложение

 

 

О состоянии вооруженных сил Сирии

За время, прошедшее с начала гражданской войны в стране в 2011 г., вооруженные силы Сирии претерпели очень значительные изменения: сократилась их численность, уменьшилось количество вооружения и военной техники, большие перемены произошли в организационной структуре, прежде всего, в сухопутных войсках. Однако, как считают зарубежные военные эксперты, самым важным стало то, что в 2013 г. сирийская армия в основном адаптировалась к особенностям ведения боевых действий в условиях внутреннего вооруженного конфликта. В то же время ВС Сирии в их нынешнем состоянии уже не способны, как это было до 2011 г., вести военные действия против «обычной» регулярной армии.

К концу 2013 г. численность сирийских ВС стабилизировалась и в настоящее время составляет примерно 178 тыс. человек (в 2011 г. – 325 тыс. человек). Потери правительственных войск по состоянию на август 2014 г. (боевые потери, дезертиры, перебежчики) оцениваются в 130 тыс. человек. Правительство и военное командование компенсируют потери путем призыва в армию сторонников режима, а также за счет набора добровольцев.

Наряду с регулярной армией в Сирии действуют Силы народной самообороны (СНС, 100-120 тыс. человек) – территориальные формирования, укомплектованные сторонниками режима, в основном из числа алавитов и представителей других религиозных меньшинств. Эти формирования принимают участие в боях с боевиками, но в основном используются для решения вспомогательных задач.

На стороне сирийской армии действуют отряды ливанской «Хизбаллы» (примерно 4 тыс. человек), хорошо проявившие себя в боях в районах, прилегающих к сирийско-ливанской границе, под Дамаском, Хомсом и Алеппо, а также в южной провинции Дераа.

Общая численность военнослужащих, бойцов СНС и боевиков «Хизбаллы», непосредственно участвующих в боевых действиях, оценивается в 100-150 тыс. человек.

Негативно на положении в армии сказывается продолжающееся дезертирство и переход военнослужащих на сторону противника, хотя масштабы этих явлений в настоящее время значительно меньше, чем в начале войны.

Правительственным войскам противостоят формирования боевиков общей численностью 75-115 тыс. человек, в том числе порядка 12 тыс. иностранцев. Наиболее крупными силами обладают экстремистские исламистские группировки «Исламское государство», «Джабхат ан-нусра» и «Ахрар аш-Шам». Слабостью вооруженных противников режима является их раздробленность. Так, по информации Национальной разведки США, в Сирии действуют до 1,5 тыс. различных вооруженных группировок и групп.

Несмотря на принимаемые властями меры, сирийская армия испытывает растущий дефицит живой силы. Это не позволят проводить масштабные наступательные операции и одновременно надежно контролировать тыловые районы и территории, недавно освобожденные от противника. В итоге командование правительственных войск вынуждено концентрировать основные усилия на удержании и расширении жизненно важного для сохранения режима «стратегического коридора» Дамаск – побережье Средиземного моря. Отсюда и меньшее внимание и даже пренебрежение к периферийным районам. В частности, это привело недавно к захвату боевиками последней правительственной военный базы в Табака в провинции Ракка. Отмечается, что «захват этой базы был большим имиджевым ударом по режиму». Важно и то, что нехватка личного состава ведет к его интенсивному использованию и, соответственно, к измотанности солдат и офицеров.

В ВС САР произошли значительные организационные изменения. На основе опыта войны, в том числе в городских условиях, были созданы специальные тактические группы из подразделений различных родов войск. Эти группы более приемлемы для вооруженного противостояния повстанческим и партизанским силам, но в то же время не предназначены для ведения масштабных наступательных действий по очистке больших территорий от противника. Сообщается, что для ведения «ассиметричной войны» против боевиков командование планирует сформировать еще 41 тактическую группу и 128 отдельных батальонов. Больше прав и свободы действий получили энергичные и тактически грамотные офицеры низшего и среднего звеньев.

В сухопутных войсках наиболее боеспособными являются дивизия Республиканской гвардии, 1-я, 3-я и 4-я танковые дивизии, 14-я и 15-я дивизии спецвойск.

Отмечается, что именно правительственные ВВС являются одним из ключевых факторов сдерживания вооруженной оппозиции. Половина всех вылетов военной авиации приходится на выполнение боевых задач по нанесению ударов по противнику и ведение воздушной разведки (25% — вылеты на обучение и боевую подготовку летчиков, и 25% — транспортные перевозки и другие задачи).

В августе-сентябре (до начала налетов авиации США и их союзников) сирийские ВВС наиболее активно действовали в провинциях Дейр-эз-Зор и Ракка на северо-востоке и севере страны, нанося удары по различным объектам группировки «Исламское государство». В настоящее время они интенсивно действуют в районе Дамаска и сирийско-ливанской границы, оказывая поддержку сухопутным войскам.

Велики потери ВВС в авиационной технике. По состоянию на июнь 2014 г. в боевых действиях по разным причинам было потеряно не менее 140 самолетов и вертолетов. Причем большинство летательных аппаратов были уничтожены на земле или захвачены боевиками на аэродромах. Много летательных аппаратов находится в технически неисправном состоянии, а возвращение их в строй действующих проблематично, в основном по причине нехватки запчастей.

По информации западных источников, в январе 2014 г. в сирийских ВВС насчитывалось 275 боевых самолетов, в том числе 20 бомбардировщиков Су-24, 40 истребителей-бомбардировщиков Су-22 и 215 истребителей (МиГ-29 — 30, МиГ-23 – 90, МиГ-21 – 95). Потеряны почти все учебные самолеты L-39, которые очень активно использовались в качестве легких штурмовиков в первый период войны. Это произошло главным образом по причине захвата боевиками большинства аэродромов авиационного колледжа в районе Алеппо. Наибольшие потери понес парк вертолетов Ми-8/Ми-17, которых до войны насчитывалось 110 единиц. В боевом строю находится 71 ударный вертолет: Ми-24 – 36, SA-324 «Газель» — 35.

ВВС имеет ограниченный запас ракет, в том числе класса «воздух-воздух», а также бомб. Их промышленное производство в Сирии отсутствует. Отсюда, как видится, и ставшее повсеместным использование т. н. «бочковых бомб».

Негативно сказывается на деятельности правительственной авиации сокращение числа авиабаз, часть из которых захвачена боевиками или находится в зоне их огневого воздействия, износ техники, усталость личного состава от войны, слабость ремонтной базы.

Гражданская война негативно отразилась на состоянии системы ПВО САР, возможности которой значительно снизились. Ряд позиций ЗРК и РЛС были захвачены и уничтожены боевиками. Сказывается устарелость и физический износ вооружения и техники. К тому же США и их союзникам давно и хорошо известны основные параметры и особенности работы сирийских средств ПВО, разработаны эффективные способы противодействия им. Об это красноречиво свидетельствуют успешные налеты израильских ВВС на сирийские объекты в последние годы.

По состоянию на начало 2014 г. на вооружении ПВО САР состояло 216 ЗРК различных типов, преимущественно устаревших С-75, С-125, «Квадрат» и С-200. Количество современных комплексов («Панцир-1С», «Бук-2МЕ» и модернизированных С-125) в целом невелико. Устаревшим является и подавляющее большинство сирийских РЛС и средств РЭБ.

Военно-морские силы традиционно представляют наиболее слабо развитый вид вооруженных сил САР. Их корабельный состав представлен устаревшими кораблями и катерами постройки 1970-х – начала 1980-х гг. Новейшим оружием являются поставленные в 2011 г. из России два ракетных комплекса береговой обороны «Бастион» (8 ПУ), оснащенные противокорабельными ракетами «Яхонт». По информации СМИ, в июле 2013 г. подводная лодка ВМС Израиля нанесла ракетный удар по месту хранения ракет «Яхонт» в районе Латакии.

В целом в настоящее время сирийская правительственная армия остается «самой мощной военной силой» в стране. В то же время, как показывает анализ хода военных действий, вооруженные силы САР, несмотря на локальные успехи не в состоянии добиться коренного перелома в войне и в короткие сроки вернуть обширные территории, захваченные вооруженными формированиями противников режима.

51.94MB | MySQL:101 | 0,370sec