Некоторые аспекты трансформации сирийских силовых структур в условиях вооруженного восстания 2011-2014 гг.

Пожалуй, ни в какой другой стране арабского мира вооруженные силы не играли такой доминирующей роли как в Сирии.

C момента завоевания политической независимости в апреле 1946 г. национальные вооруженные силы являлись одним из ключевых элементов политической системы Сирии.

Однако если в 1950-1960-е гг. армия играла по большей части дестабилизирующую роль в обществе, то после прихода к власти в САР Хафеза Асада сирийские вооруженные силы превратились в мощный оплот правящей элиты в поддержании  внутриполитической стабильности и защите национальных  интересов за рубежами САР.

В период правления Х.Асада фактически было узаконено широкое участие представителей военных в партийном и государственном аппарате сверху донизу, в том числе в правительственном кабинете, в руководящих партийных органах, на дипломатическом поприще, в различных министерствах и ведомствах, хозяйственных, банковских и коммерческих структурах.

Это качественно меняло роль силовых структур в общественно-политической жизни страны и создавало особые условия для доступа военной элиты в высшие эшелоны власти, к ключевым хозяйственным механизмам, основным финансовым потокам страны.

К концу 1990-х гг. армия и спецслужбы превращаются в наиболее мощный «центр силы» сирийского общества и государства. Они становятся

главной опорой власти и начинают принимать самое деятельное участие через своих представителей во властных структурах в выработке политического курса и его практической реализации.

Кончина Х.Асада в июне 2000 г. стала своеобразным «моментом истины» для  национальных вооруженных сил  на верность проводившейся президентом в последние 6 лет его жизни  политики в вопросах преемственности власти в Сирии.  Несмотря на различные ожидания, внутри Сирии и за ее пределами,  военные твердо выступили на стороне Башара Асада и поддержали его избрание новым президентом страны. Именно это обстоятельство в значительной мере обеспечило неконфронтационный переход власти  в САР.

Однако со времени начала сирийского восстания в 2011 году силовые структуры страны претерпели серьезные изменения. Это выразилось, в частности, в значительном сокращении численности их личного состава, количестве вооружений и военной техники. Серьезные изменения произошли в организационной структуре, прежде всего армии.

По данным зарубежных военных экспертов одним из важных факторов произошедшей трансформации, стало то, что к 2013 году большинство подразделений сирийских вооруженных сил приспособилось к особенностям ведения боя в условиях внутреннего вооруженного конфликта. В тоже время в своем нынешнем состоянии сирийские вооруженные силы уже более неспособны вести войну против регулярной армии противника, как это было до 2011 года.

К концу 2013 года численность сирийских вооруженных сил стабилизировалась и стала насчитывать  около 178 тысяч человек против 325 тысяч в 2011 году. Таким образом, к августу 2014 года общие потери сирийских вооруженных сил за время конфликта (убитые, дезертировавшие, перебежчики и т.п.) составили порядка 130 тысяч человек. Военное командование пыталось компенсировать эти потери за счет набора в армию добровольцев и создания отрядов ополченцев из числа сторонников режима.

Так, наряду с регулярными частями в Сирии действуют отряды самообороны, общей численностью  100-120 тысяч человек, так называемой Армии народной обороны(АНО), которые формируются в основном по территориальному признаку и  набираются преимущественно из алавитов и представителей других конфессиональных меньшинств, поддерживающих режим Асада. Эти отряды принимают участие в боевых операциях регулярных частей, но используются главным образом для решения вспомогательных задач.

На стороне сирийских вооруженных сил воюют отряды ливанской «Хизбаллы» (общей численностью около 4 тысяч человек), которые хорошо показали себя в сражениях особенно в районах сирийско-ливанской границы, под Дамаском,  в Хомсе, Халебе, а также в ряде  районов южной провинции Деръа.

Общая численность регулярных частей, отрядов АНО, «Хизбаллы», которые принимают непосредственное участие в боевых действиях, составляет по некоторым экспертным оценкам 100-150 тысяч человек.

На морально-боевом духе вооруженных сил негативно сказывается продолжающиеся случаи дезертирства и перехода на сторону противника  отдельных солдат и офицеров. Однако число подобных эпизодов значительно снизилось по сравнению с началом боевых действий.

Правительственным силам противостоит вооруженная оппозиция общей численностью 75-115 тысяч бойцов, включая 12 тысяч иностранцев. наиболее мощные отряды которой представлены «Исламское государство», «Джабхат ан-нусра» и «Ахрар аш-Шам».

Одним из слабых мест вооруженной сирийской оппозиции является ее фрагментарность. Так, по данным ряда военных экспертов, в Сирии действует до 1,5 тысяч различных вооруженных отрядов и групп оппозиции.

Несмотря на предпринимаемые режимом меры правительственные войска испытывают острый недостаток в живой силе. Данное обстоятельство не позволяет им проводить широкомасштабные наступательные операции, а также контролировать обширные пустынные местности и районы, недавно освобожденные от противника.

В результате военное командование правительственных сил вынужденно сосредоточить свои силы на удержании и расширении жизненно важного для сохранения режима «стратегического коридора» по линии Дамаск — Средиземноморское побережье. Это приводит к тому, что режим вынужден меньше внимания уделять периферии или даже идти на сдачу районов в отдаленных провинциях.

Примером может служить недавнее взятие повстанцами одной из последних военных баз режима в районе Табка провинции ар-Ракка, что нанесло серьезный удар по военному и политическому авторитету режима. Отсутствие притока свежего личного состава в армию ведет к тому, что режим вынужден использовать «истрепанных» в боях солдат и офицеров.

Как было указано выше, структура сирийских вооруженных сил претерпела серьезные организационные изменения. С учетом боевого опыта приобретенного в ходе городских сражений, в сирийской армии были созданы специальные оперативно-тактические подразделения, в состав которых вошли представители различных родов и видов войск. Эти подразделения были более приспособлены для сражения с отрядами вооруженной оппозиции, ведения войн малой интенсивности, но не были функционально предназначены для ведения широкомасштабных наступательных операций по очистке больших районов местности от противника.

Для ведения «ассиметричной войны» сирийское военное командование планирует создание стратегических группировок (соединений) в составе  от 41 до 128 отдельных батальонов.

В целях придания им большей маневренности и успешности действий подобных подразделений предполагается, что во главе них должны встать тактически грамотные и энергичные командиры из числа среднего и младшего офицерского звена. При этом им будет дано больше свободы в принятии решений и самостоятельности  в действиях в боевых условиях.

На сегодняшний день наиболее боеспособными частями сирийских вооруженных сил  являются  сухопутный части ДРГ, а также 1, 3, 4 дивизии, а также 14 и 15 специальные дивизии.

Одним из ключевых факторов, сдерживающих натиск вооруженной оппозиции, являются правительственные ВВС. Половина вылетов боевой авиации отводится сегодня для решения конкретных боевых задач по бомбардировке вражеских сил и проведения разведывательных операций. При этом около 25% вылетов предназначено для тренировочных полетов  и еще 25% для целей военно-транспортных перевозок.

Так, в августе-сентябре 2014 года (до ударов Коалиции) действия правительственных ВВС отличались особой активностью в районах Дейр эз-Зора и Ракка на северо-востоке и севере Сирии, главным образом, против объектов и сил ИГ. В настоящее время  асадовские ВВС интенсивно бомбят районы Дамаска с пригородами и сирийско-ливанскую границу, обеспечивая поддержку наземных операций правительственных войск.

В тоже  время сирийские ВВС несут большие потери в военной технике. Так, к июню 2014 года авиапарк сирийских ВВС по разным причинам лишился 140 боевых самолетов и вертолетов. Большинство боевых машин было уничтожено либо захвачено повстанцами на аэродромах. Много самолетов технически неисправно. Для того, чтобы вернуть их встрой потребуется немало времени и новые запасные части, острый недостаток которых испытывают сирийские ВВС.

Согласно данным ряда западных военных источников авиапарк сирийских ВВС насчитывал в январе 2014 года 275 боевых машин, в том числе 20 бомбардировщиков типа «Су-24», 40 истребителей-бомбардировщиков типа «Су-22», 215 истребителей типа «Миг-29» — 30 машин, «Миг-23» — 90, «Миг-21» — 95.  Сегодня практически полностью утрачены тренировочные самолеты типа «L-39», которые активно использовались в начале военных действий. Главной причиной этого стал захват повстанцами аэродромов авиационного колледжа в районе Халеба.

Наиболее ощутимые потери произошли в парке вертолетной авиации, который до начала войны насчитывал 110 боевых единиц типа «Ми-8» и «Ми-17». В настоящее время сирийские ВВС располагают 71 боевыми вертолетами типа «Ми-24- 36 машин,  «Газель» – 35 единиц. Сирийские ВВС располагают ограниченным  ракетно-бомбовым запасом, прежде всего, ракет типа «воздух-земля», промышленное производство которых в Сирии отсутствует. Зато широко используются так называемые «бочковые бомбы».

Отрицательное влияние на работу ВВС оказывает сокращение числа военных баз, часть из которых захвачена повстанцами или были уничтожены ими, нехватка летной экипировки, усталость летного состава. слабость ремонтной базы.

Война также оказала негативное влияние на возможности систем ПВО, эффективность которых заметно снизилась. Часть из них была захвачена и уничтожена повстанцами. Другие вышли из строя или морально устарели. Кроме этого, за годы военных действий США и их союзники в регионе, главным образом, Израиль смогли «вычислить» основные параметры и характеристики сирийских ПВО и научились эффективно «обходить» их.

В начале 2014 года на вооружении сирийской ПВО стояли 216 различных противоракетных установок, в основном устаревшего образца типа          «S-75», «S-125»,  «S-200». Численность современных систем типа «Бук-2М» и модернизированная «S-125» была значительно меньше. Большинство сирийских радарных установок и средств электронной защиты также были морально устаревшими.

Системы береговой охраны были традиционно плохо развитыми в сирийской армии и  представлены кораблями, построенными в 1970-1980-хгодах. Исключением стали поставленные  Россией в 2011 году       ракетные комплексы береговой охраны типа «Бастион», оснащенные противокорабельными ракетами типа «Яхонт». Согласно сообщениям ряда СМИ в июле 2013 года  израильская подлодка нанесла ракетный удар по ним, уничтожив склады ракет типа «Яхонт» в районе Латакии.

Таким образом, несмотря на свое численное превосходство, наличие военной техники и вооружений, правительственные войска неспособны  сегодня добиться поворотного момента в войне и вернуть в короткое время захваченные противником обширные территории страны.

50.32MB | MySQL:89 | 0,872sec