Размышления о причастности «Исламского государства» к теракту в Грозном

Недавний теракт в Грозном, когда террорист-смертник взорвал себя и полицейских у КПП во Дворец Республики накануне торжественного концерта, в принципе заставляет более пристально отнестись к недавним угрозам в адрес России со стороны боевиков «Исламского государства» (ИГ). Напомним, что эти угрозы прозвучали в прошлом месяце. Несмотря на заверения Р.Кадырова о том, что «террорист никого не представляет», а совершенное им преступление является его личной инициативой, отметим, что здесь не все так просто. Понять лидера Чечни можно: республика уже довольно продолжительное время остается своеобразным «оазисом» спокойствия с точки зрения террористической угрозы, что является разительным контрастом происходящего на этом «фронте» в соседних республиках Северного Кавказа. Нарушать эту «идиллию» ему, естественно, не хочется. Но факты — вещь упрямая.

Если мы рассмотрим грозненский теракт более пристально, то будем вынуждены отметить несколько моментов. Количество погибших и раненых полицейских свидетельствуют о том, что мощность СВУ была приличной для кустарного мастера-одиночки. Если бы террористу удалось пройти в зал, где должен был проходить концерт, жертв было бы значительно больше. Все это говорит о том, что террорист-смертник, который не имел никакого боевого опыта, республику на длительной срок не покидал (а значит, вариант обучения в лагерях террористов за границей исключается), соответствующего опыта по изготовлению взрывного устройства не имел. Отсюда следует очень простой вывод — он действовал в составе группы.

Члены последней изготовили «пояс шахида», организовали смертнику поддельные документы прикрытия сотрудника МВД Чечни. А также доставили его к месту совершения теракта. Кроме того, смертник, по полученным позднее данным, ушел из дома три недели назад. Где он проживал все это время, никто из родственников, якобы, не знает. Если это соответствует действительности, то террорист жил все это время на конспиративной квартире. Учитывая, что за три недели террориста-смертника подготовить из совершенно постороннего человека предельно сложно, это означает то, что он имел контакты с джихадистами гораздо более продолжительное время. Мотивы его поступка могут быть разными: от убежденности в правильности целей джихадизма до желания заработать денег своим близким. Как версия, на лечение какого-либо родственника. Все это свидетельствует о существовании устойчивой «спящей» структуры бандподполья в столице Чечни или его пригородах.

Возникает вопрос: в связи с чем такая попытка резонансного теракта была предпринята. Прежде всего, теракт был нацелен, грубо говоря, на «партхозактив» республики и членов их семей, которые пришли на праздничный концерт. Несомненно, что это был прямой вызов лично Р.Кадырову, и он его принял. При этом сознательно или нет, но лидер Чечни косвенно признал наличие организованной группы, заявив, что «все лица, причастные к совершению теракта, будут найдены и уничтожены». Для того чтобы так насолить Р.Кадырову, нужно иметь очень сильную мотивацию. Предположим с большей долей уверенности, что основной мотивацией в данном случае был хорошо оплаченный заказ. Любой теракт требует финансов, но данный должен был быть оплачен по двойному тарифу, поскольку люди, его организовавшие, рискуют не только своими собственными жизнями, но и жизнями своих ближайших родственников.

Теперь попробуем предположить, кому это надо. По нашей оценке, за этим терактом стоят люди из структур, которые замыкаются на окружение покойного Д.Умарова. Собственно, оттуда и пришел заказ на совершение теракта, как это ранее было в случае теракта в аэропорту Домодедово. Вместе с финансами, естественно.

Поэтому и теракт состоялся именно в Чечне, а не где-нибудь еще. Напомним, что после того, как саудовский принц Бандар старался «испугать» Москву за ее позицию по «сирийскому досье» угрозами терактов перед проведением Олимпиады, то были совершены  теракты в Волгограде, и совершили их дагестанские джихадисты. Это было легко объяснимо, поскольку на чеченский сегмент исламистского подполья саудовцы имели несравненно меньше влияния и рычаги воздействия. Просто в силу того, что Д.Умаров и отряды чеченских боевиков в Панкиссии к тому времени находились в плотной орбите Катара, в общем-то и подрядившего их воевать на стороне «Исламского государства» (ИГ) сначала в Сирии, а затем в Ираке. Это исключало какие-либо доверительные контакты с саудовцами. Тем более, что тот же Д.Умаров открыто порвал с фактически саудовским наместником в Чечне — Моганнедом, обвинив его в попытке расколоть чеченское сопротивление по религиозному признаку. При этом отметим, что часть чеченцев-кистинцев перебралась позднее в просаудовскую «Джабхат ан-нусра», но саудовцам что-либо предпринимать против Москвы в данный момент просто нет большого резона. Все их помыслы сейчас связаны с Ираком.

Таким образом, если наши вышеизложенные выводы верны, то заказчиков теракта следует искать в Панкиссии, Ираке и возможно – Катаре. И это очень неприятный момент, который необходимо учитывать в выработке дальнейшей стратегии в рамках контртеррористических мероприятий. Участие в данном случае катарских «заказчиков» имеет весьма предположительный характер, поскольку Дохе это сейчас тоже вроде бы незачем.

Более оправданной была бы версия о том, что чеченцы, воюющие в составе ИГ, разыграли эту партию самостоятельно при поддержке местных исламистов. Цель – практическое поддержание своих угроз плюс намек Москве на снижение своего участия в контртеррористической коалиции. Отметим, что, несмотря на то, что Россия формально в ней не участвует, но, тем не менее, поставки вооружения (в том числе самолетов и вертолетов) иракскому режиму осуществляются. В любом случае, если это ИГ, то в самом скором времени было бы логично ожидать соответствующего видеообращения.

50.29MB | MySQL:89 | 1,021sec