Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (10-16 ноября 2014 года)

На минувшей неделе в регионе сохранялась сложная, а в ряде стран нестабильная и напряженная обстановка. В столице Иордании Аммане 13 ноября состоялась встреча короля Иордании Абдаллы II, премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху и госсекретаря США Дж. Керри. Участники встречи договорились принять меры по снижению напряженности в Иерусалиме. Правительство Ирака и власти курдской автономии достигли предварительных договоренностей по урегулированию разногласий по вопросам продажи курдской нефти и бюджетных выплат Иракскому Курдистану. Тем временем 14-15 ноября иракская армия освободила от боевиков «Исламского государства» (ИГ) город Байджи и крупнейший в стране нефтеперерабатывающий завод. В Сирии продолжаются боевые действия правительственных сил против боевиков экстремистских исламистских группировок и вооруженной оппозиции. Нестабильной остается ситуация в Йемене, Ливане, Ливии, Египте, Афганистане и на северо-западе Пакистана.

Напряженная обстановка сохраняется в зоне палестино-израильского конфликта в Восточном Иерусалиме и отдельных районах Западного берега реки Иордан (ЗБРИ). 13 ноября в Аммане прошла трехсторонняя американо-иордано-израильская встреча, в ходе которой были «согласованы шаги, ведущие к снижению напряженности в Иерусалиме и возвращению спокойствия в этот священный город». По словам госсекретаря США Дж. Керри, глава израильского правительства Б. Нетаньяху «подтвердил твердую приверженность соблюдению статус-кво в Иерусалиме» и заявил «об уважении роли Иордании как страны, покровительствующей иерусалимским святыням, что зафиксировано в двустороннем мирном договоре 1994 года». Дж. Керри также провел отдельную встречу с палестинским президентом М. Аббасом. По словам Керри, в итоге все участники переговоров «договорились способствовать восстановлению доверия между сторонами и созданию атмосферы, которая бы позволила палестинцам и израильтянам вернуться к переговорам и возобновить мирный процесс». Однако, как признал глава американской дипломатии, «потребуется время, чтобы принятые конструктивные шаги привели к разрядке». По оценке местных политических наблюдателей, главным итогом встречи в Аммане, судя по всему, стало примирение двух ближайших союзников США – Израиля и Иордании. Иорданский король после переговоров с госсекретарем США заявил, что единственным путем к миру на Ближнем Востоке остается создание «независимого и жизнеспособного палестинского государства в границах по состоянию на 4 июня 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме».

14 ноября израильская полиция впервые за последние месяцы отменила возрастные ограничения на доступ мусульман к мечетям иерусалимской Храмовой горы для традиционной пятничной молитвы. Вместе с тем, столкновения палестинцев с израильской полицией продолжались как в Иерусалиме, так и в других местах на ЗБРИ. Ранее, 12 ноября власти Израиля в предварительном порядке санкционировали строительство 200 единиц жилья для еврейских семей в одном из спорных районов Иерусалима. 16 ноября радикальное палестинское движение ХАМАС призвало к новой, третьей интифаде (восстанию) против израильской оккупации.

Тем временем назревает новый внутрипалестинский кризис. Отношения между движениями ХАМАС и ФАТХ, договорившихся в апреле о создании правительства национального согласия, обостряются после серии нападений на сторонников ФАТХа в секторе Газа.

На минувшей неделе правительство Ирака и власти курдской автономии достигли предварительных договоренностей по урегулированию разногласий между сторонами по продаже курдской нефти и бюджетных выплат Иракскому Курдистану. В частности центральное правительство согласились возобновить выплаты госслужащим в автономии, а в ответ на курдские власти будут возвращать в федеральный бюджет Ирака доходы от продажи 150 тыс. баррелей нефти ежедневно, что равняется примерно половине от общего объема экспорта курдской нефти. Ожидается, что в ближайшее время делегация во главе с премьер-министром курдского регионального правительства Н. Барзани направится в Багдад для выработки «более комплексного соглашения» с иракскими властями.

12 ноября президент Ирака Ф. Маасум посетил с официальным визитом Саудовскую Аравию во главе делегации в составе министра иностранных дел страны И. аль-Джаафари, главы МВД М. аль-Габбана и министра финансов Х. Зибари. В Эр-Рияде Маасум провел переговоры с саудовским королем Абдаллой, министром иностранных дел КСА принцем С. аль-Фейсалом и  принцем  Бандаром. Визит президента Ирака в КСА стал частью усилий нового руководства в Багдаде по укреплению отношений с соседними странами. Достигнута договоренность о возобновлении работы саудовского посольства в Багдаде, закрытого в 1990 г. после иракской агрессии против Кувейта.

Премьер-министр Ирака Х. аль-Абади 12 ноября произвел крупные перестановки среди высших должностных лиц иракской армии. По обвинению в некомпетентности уволены 26 высокопоставленных военных, 10 человек отправлено на пенсию, в их числе начальник генштаба ВС Ирака Б. Зибари (курд). Этот пост занял его заместитель генерал С. Доски, тоже курд. Уволены четыре заместителя начальника генштаба и несколько командующих региональных оперативных командований, в том числе в Багдаде.

15 ноября Ирак с необъявленным визитом посетил председатель Комитета начальников штабов ВС США генерал И. Демпси. Генерал провел переговоры с премьер-министром Ирака Х. аль-Абади, главой курдской автономии М. Барзани, министрами обороны и внутренних дел Ирака по вопросам борьбы с ИГ.

Глава Пентагона Ч. Хейгел заявил 13 ноября, что американская стратегия борьбы с «Исламским государством» в Ираке и Сирии дает положительные результаты и в кампании против ИГ «достигнут прогресс». По словам Хейгела, наступление боевиков ИГ «в некоторых районах Ирака приостановлено, а в ряде случаев повернуто вспять силами иракцев, курдов и местных племен при поддержке США и их партнеров по коалиции». Так, иракская армия при содействии шиитских ополченцев 14-15 ноября после длительных боев освободила от боевиков ИГ город Байджи и находящийся рядом нефтеперерабатывающий завод – крупнейший в Ираке.

Сложная обстановка сохраняется в Сирии. В различных районах страны не прекращаются боевые действия правительственных войск против вооруженных формирований противников режима Асада. Бои ведутся также между различными вооруженными группировками из числа противников официального Дамаска. Наиболее напряженная обстановка сохраняется на юге САР, где боевики экстремистской исламистской группировки «Джабхат ан-нусра» и Сирийской свободной армии, захватив города Нава и Шейх-Мискин, угрожают перекрыть пути снабжения правительственных войск в городе Дераа на границе с Иорданией. Противник ведет наступление и в северном направлении на города Израа и Эс-Санамейн.

Спецпредставитель ООН по Сирии С. де Мистура после переговоров в Дамаске сообщил, что правительство САР «серьезно и конструктивно отреагировало на инициативу по Алеппо, которая предусматривает прекращение там сторонами военных действий». Сообщается, что 14 вооруженных группировок оппозиции, действующих в Алеппо, подписали соглашение о создании «Революционного совета», что рассматривается «как сигнал их готовности вести переговоры по предложенному ООН плану прекращения огня в этом городе». Имеется информация, что представители ИГ и «Аль-Каиды» договорились о совместных действиях против своих противников в Сирии.

Вашингтон и Анкара достигли согласия о подготовке боевиков «умеренной» сирийской оппозиции на территории Турции. Всего планируется обучить до 2 тыс. человек. Кроме того, администрация президента США Б. Обамы «взвешивает» планы подготовки сирийских боевиков (до 400 человек ежемесячно) силами ЦРУ и на базах этой организации. 16 ноября Б. Обама вновь категорически отверг возможность сотрудничества с режимом президента САР Б. Асада в деле борьбы с «Исламским государством».

Нестабильной остается ситуация в Йемене. В центральной провинции Байда продолжаются бои вооруженных формирований шиитских мятежников хоуситов с боевиками «Аль-Каиды на Аравийском полуострове».

Движение «Ансар Алла» (хоуситы) намерено в течение недели объявить о создании Военного совета по защите революции. Появление нового органа, по словам руководителей движения, связано, в том числе и с нежеланием официальных властей Йемена внести изменения в состав недавно сформированного правительства страны. Хоуситы считают, что ряд министров этого кабинета «были замешаны в коррупционных скандалах, что и вызвало протест среди революционеров».

10 ноября Министерство финансов США вслед за Совбезом ООН ввело санкции в отношении бывшего президента Йемена А. А. Салеха и двух лидеров хоуситов – А. Х. аль-Хоуси и А. Я. аль-Хакима. Им запрещен въезд на территорию США, а их активы в американских банках в случае обнаружения будут заморожены.

На прошедшей неделе в различных районах Египта, в том числе в Каире и на севере Синайского полуострова вновь было совершено несколько терактов. Ответственность за большинство из них взяла на себя группировка «Ансар Бейт аль-Макдис», сообщившая 10 ноября о своем союзе с «Исламским государством». Вооруженное нападение 13 ноября было совершено на патрульный катер ВМС Египта в Средиземном море. Атака была отбита.

Между тем «Братья-мусульмане», «Салафитский фронт» и некоторые другие организации, входящие в «Национальную коалицию поддержки легитимности», призвали к проведению 28 ноября массовой антиправительственной акции протеста.

Президент Египта А. Ф. ас-Сиси 13 ноября сообщил, что парламентские выборы в стране должны пройти в марте 2015 года.

Пакистан 13 ноября провел испытание баллистической ракеты средней дальности «Шахин-II» («Хатф- IV»). Ракета, имеющая максимальную дальность полета 1500 км, способна нести как обычный, так и ядерный заряд.

Посол России в Пакистане А. Дедов сообщил 12 ноября, что сделка по поставке Исламабаду ударных вертолетов Ми-35 со стороны Москвы на политическом уровне одобрена. Дедов отметил, что министр обороны России С. Шойгу посетит Пакистан с визитом в ближайшее время. По словам посла, дальнейшие переговоры по деталям контракта перейдут из политической в коммерческую плоскость. Ранее сообщалось, что Пакистан намерен приобрести в России 20 вертолетов Ми-35, которые необходимы национальной армии для поддержки проведения контртеррористических операций.

Президент Афганистана А. Г. Ахмадзай 14-15 ноября посетил Пакистан с официальным визитом. Главу государства сопровождали высокопоставленные чиновники и группа предпринимателей. После Саудовской Аравии  и Китая Пакистан стал третьей по счёту страной, которую Ахмадзай посещает со времени вступления в должность президента Афганистана. В Исламабаде он провел переговоры с пакистанским президентом М. Хусейном и премьер-министром Н. Шарифом. Главной темой переговоров стали вопросы безопасности в регионе и планы продолжения мирных переговоров Кабула с группировками афганской вооружённой оппозиции.

На минувшей неделе в столице Омана Маскате прошли переговоры делегаций Ирана и «шестерки» международных посредников при участии представителя Евросоюза К. Эштон по остающимся вопросам по ядерной программе Тегерана «в интересах выхода на всеобъемлющую договоренность в установленный срок» — 24 ноября 2014 года. Следующий полноформатный раунд переговоров предполагается провести в Вене 18-24 ноября.

12 ноября президент США Б. Обама продлил еще на один год действие санкций в отношении Ирана, введенных в ноябре 1979 г. и предусматривающих замораживание всех находящихся под юрисдикцией США активов Центробанка и правительства ИРИ.

Приложение

 

 

О некоторых особенностях внешней политики ОАЭ

Для внешнеполитического курса Объединенных Арабских Эмиратов традиционно характерны продуманность, взвешенность, сбалансированность и одновременно динамичность. При этом всячески подчеркивается арабская и исламская идентичность страны. В Абу-Даби гибко реагируют на изменения, происходящие в зоне Персидского залива, на Ближнем Востоке и на международной арене.

Внешнюю политику ОАЭ следует рассматривать в контексте сложного и неоднозначного геополитического окружения страны, расположенной в регионе, насыщенном противоречиями и кризисами, подчас острыми, периодически возникающими вооруженными конфликтами и войнами. В этих условиях руководство ОАЭ уделяет постоянное внимание вопросам обеспечения безопасности государства. Ввиду отсутствия полноценных собственных возможностей для надежного обеспечения внешней безопасности и обороны ОАЭ сделало упор на развитие военно-политического партнерства, фактически союзнических отношений с ведущими странами Запада – США, Францией и Великобританией, с которыми в 1990-е гг. были подписаны соглашения о военном сотрудничестве. Одновременно большое внимание уделяется укреплению военно-политического взаимодействия в рамках Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Значимость для ОАЭ отношений с Западом обусловлена также встроенностью страны в глобальную экономику в качестве крупного поставщика нефти и важного международного финансово-экономического центра. Одновременно Запад является главным источником получения ОАЭ современных технологий и техники, в том числе военной. В Абу-Даби считают, что пока регион Залива остается в зоне интересов США, объектом долгосрочных политических, экономических и военных интересов Вашингтона, это будет гарантировать безопасность ОАЭ. Вместе с тем, опора на всестороннее сотрудничество с Западом вовсе не означает отказа ОАЭ от проведения независимого внешнеполитического курса.

Сложный характер имеют отношения ОАЭ с Ираном. Камнем преткновения здесь является спор о принадлежности трех небольших островов — Абу-Муса, Большой и Малый Томб, расположенных восточной части Залива и оккупированных Ираном в 1971 году. Этот спор имеет давнюю историю, причем каждая из сторон считает свое право на владение островами «не подлежащим сомнению». Проблема островов не имеет перспективы быстрого решения, и еще в течение длительного времени будет негативно сказываться на двусторонних отношениях. Серьезное опасение в ОАЭ вызывает наращивание военной мощи ИРИ, что расценивается как серьезная угроза безопасности и стабильности в зоне Залива. ОАЭ выступают против создания Ираном ядерного оружия, с озабоченностью воспринимают проблему нетранспарентности иранской ядерной программы», выступают за выполнение Тегераном требований соответствующих резолюций Совбеза ООН и полного сотрудничества ИРИ с МАГАТЭ. ОАЭ ввели некоторые ограничения на финансовые и торговые связи с Ираном в связи с введением Совбезом ООН санкций в отношении Тегерана из-за его ядерной программы. И хотя в Абу-Даби выступают за решение иранской ядерной проблемы политико-дипломатическим путем, в последнее время ОАЭ, как и большинство аравийских монархий, опасаются реального улучшения американо-иранских отношений в случае урегулирования ситуации вокруг ядерной программы ИРИ, полагая, что это может усилить иранское влияние в регионе. В целом же наличие территориальной проблемы и сложности военно-политического характера не мешают развитию торгово-экономических отношений между ОАЭ и Ираном.

Одним из ведущих направлений внешней политики ОАЭ является развитие всесторонних и тесных связей с аравийскими монархиями, входящими в ССАГПЗ. Абу-Даби поддерживает многие интеграционные проекты в рамках этой региональной организации — экономические, политические, военные. В то же время Эмираты не желают саудовского доминирования в Совете сотрудничества. Во многом именно поэтому ОАЭ не вошли в Валютный союз ССАГПЗ, не поддержали создание единой аравийской валюты и вместе с Оманом оказывают противодействие саудовским планам по преобразованию Совета сотрудничества в более тесный союз. Эмираты справедливо полагают, «что их страна, достигнув значительных успехов в сфере экономики и наработав достаточно солидный политический капитал, имея значительный престиж в мировом сообществе, а, также превратившись в крупнейший финансовый центр в Заливе, уже не вправе оставаться на вторых ролях в ССАГПЗ».

Вместе с тем, позиции ОАЭ и КСА совпадают по ряду ключевых региональных вопросов: в отношении Ирана и его ядерной программе, по ближневосточному урегулированию, борьбе с терроризмом, вопросам безопасности и др. Две страны зачастую выступают единым фронтом, отстаивая свою «заливную» линию на различных арабских, исламских и международных форумах. Много общего у ОАЭ и КСА и по отношению к событиям, происходящим в последние годы в арабском мире, в частности, в Ираке, Бахрейне, Сирии, Ливии и Йемене. В частности, ОАЭ поддержали действия Эр-Рияда по подавлению протестных выступлений в Бахрейне в марте 2011 г., направив в эту страну свой военный контингент вместе с КСА и Кувейтом. В целом отношения между ОАЭ и КСА нельзя назвать конфронтационными. Для Абу-Даби «Саудовская Аравия останется влиятельным региональным соседом и партнером, с интересами которого им придется считаться в рамках прежнего ССАГПЗ или уже обновленного Союза Залива».

В марте 2014 г. КСА, ОАЭ и Бахрейн отозвали своих послов из Катара, обвинив его во вмешательстве во внутренние дела соседей и дестабилизации обстановки в Заливе и на Ближнем Востоке. Разногласия трех стран с Катаром во многом связаны с их разным отношением к «Братьям-мусульманам». В Абу-Даби считают, что «Братья-мусульмане» «не поддерживают национальные государства и не уважают суверенитеты. Они действуют для того, чтобы подорвать суверенитет, нарушить законы». 15 ноября ОАЭ внесли «Братьев-мусульман», «Исламское государство» (ИГ) и сирийскую исламистскую группировку «Джабхат ан-нусра» в список террористических организаций.

ОАЭ были в числе инициаторов и активных участников международной интервенции в Ливии в 2011 г., приведшей к свержению режима М. Каддафи. В 2012 г. ОАЭ совместно с другими аравийскими монархиями принимали участие в урегулировании политического кризиса в Йемене.

В сирийском конфликте, начавшемся в 2011 г., ОАЭ встали на сторону сил, выступающих за свержение режима президента САР Б. Асада. ОАЭ оказывают им политическую поддержку и материальную помощь, однако, в отличие от КСА и Катара, не предоставляют оружие боевикам радикальных антиасадовских вооруженных формирований. Поступает в Сирию и эмиратская гуманитарная помощь. Руководство ОАЭ называет «варварскими» методы подавления оппозиционных сил сирийским режимом. Абу-Даби поддержал все санкции, введенные ЛАГ против официального Дамаска, и разорвал дипломатические отношения с САР.

Отношения между ОАЭ и Египтом в период правления ставленника «Братьев-мусульман» президента М. Мурси характеризовались как напряженные. В Абу-Даби сразу же поддержали свержение Мурси летом 2013 г. и приход к власти политических сил во главе с нынешним президентом АРЕ А. Ф. ас-Сиси. Более того, ОАЭ вместе с КСА и Кувейтом стали «опекунами» нового египетского режима, оказали каирским властям крупную финансовую помощь.

ОАЭ присоединились к формируемой США антитеррористической коалиции для борьбы с экстремистским исламистским образованием «Исламское государство» в Ираке и Сирии. Самолеты эмиратских ВВС принимают участие в нанесении ударов по боевикам ИГ на сирийской территории. ОАЭ предоставили свои базы для военных контингентов стран-участниц антитеррористической коалиции.

ОАЭ выступают за сохранение территориальной целостности Ирака, его суверенитета, независимости, арабской и исламской идентичности страны. В Абу-Даби заявили о готовности оказать всестороннюю поддержку новому правительству Ирака во главе с Х. аль-Абади.

Руководство ОАЭ считает, что мир на Ближнем Востоке не может быть достигнут при израильской оккупации палестинских и других арабских территорий. ОАЭ поддерживают создание независимого палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. ОАЭ осудили недавнюю израильскую военную операцию в секторе Газа, оказывают палестинцам политическую, экономическую и гуманитарную поддержку.

Таким образом, благодаря гибкому и сбалансированному внешнеполитическому курсу Объединенные Арабские Эмираты сумели обеспечить свою внешнюю безопасность и занять прочные позиции в системе региональных и международных отношений.

50.46MB | MySQL:89 | 0,825sec