Афганистан и Исламская Республика Иран: нынешний этап отношений

В Лондоне 3 – 4 декабря прошла Международная конференция, посвященная ситуации в Афганистане и ближайшим перспективам ее развития. Это уже двенадцатый форум после первой встречи в Бонне в 2001 г. Как и все эти годы, нынешняя встреча оказалась достаточно представительной. Уровень участников был весьма высок. Исламское Государство Афганистан представляли недавно избранный президент Ашраф Гани Ахмадзай и глава исполнительной власти Абдулла Абдулла. Среди других участников форума – британский премьер-министр Дэвид Кэмерон, госсекретарь США Джон Керри, премьер-министр Пакистана Наваз Шариф, делегаты из многих стран Запада и региона Ближнего Востока. Присутствовали и представители 24 международных организаций, заинтересованных в нормализации обстановки как внутри Афганистана, так и на региональном уровне после вывода из страны международных сил по поддержанию там мира и стабильности. Афганские лидеры проинформировали участников форума о перспективах реформирования политической и социально-экономической жизни в стране, сделав акцент на том, как это поможет добиться коренного перелома в строительстве мирного и стабильного Афганистана. Президент и премьер-министр Афганистана выразили надежду на то, что и после вывода из их страны международных сил она  продолжит получать финансовую поддержку, которая позволит проводить необходимые реформы в направлении демократизации. Это было услышано: заинтересованные международные организации уже обратились с призывом оказать Кабулу необходимую финансовую поддержку. А Д. Кэмерон и Дж. Керри заверили афганских лидеров, что их страны и международное сообщество не оставят Афганистан без необходимой помощи.

С большим вниманием на конференции был заслушан доклад руководителя иранской делегации, зам. главы МИД ИРИ по вопросам Азии и Тихоокеанского бассейна Эбрахима Рахимпура. Обратив внимание на важность основных обсуждаемых проблем – борьбы с терроризмом, необходимости усиления безопасности в стране, противодействия производству и трафику наркотиков, возвращения на родину афганских эмигрантов, развитие региональной кооперации, привлечение инвестиций, Э. Рахимпур информировал участников конференции о развитии двустороннего сотрудничества и важнейших проектах ирано-афганского взаимодействия.

Отметим, что Иран является непременным участником всех международных встреч по афганской тематике. К этому его обязывают достаточно специфические отношения между двумя странами, наличие этнокультурной близости их народов, ведь основные этносы и Ирана, и Афганистана имеют единое происхождение по линии иранской общности. На этой базе в последние годы формируется «Союз персоязычных государств» куда входят Иран, Таджикистан и Афганистан. Союз до сих пор остается весьма аморфным объединением. А немалой мере это объясняется нем, что нет однозначного ответа на вопрос – в какой степени между странами и народами трех стран существует тождество и взаимное влечение? Что касается Афганистана, политически господствующая нация страны – пуштуны – состоят в непростых, зачастую достаточно конкурирующих, отношениях с местными таджиками, которые являются носителями близкого к фарси языка дари и обладают более весомым культурным наследием. Разумный компромисс решается созданием «тандема» — президент-пуштун вынужден сосуществовать с реальной властью таджиков, что стабилизирует ситуацию в стране. У афганцев издавна совсем не простые отношения и с Ираном, проистекающие из-за некоторого высокомерия, которое иранцы испытывают по отношению к афганцам, считая последних людьми более низкого интеллектуально уровня. Надо учесть и достаточно непростые отношения между суннитами и шиитами. Суннитами является большинство населения Афганистана, а Иран – преимущественно шиитская страна. С приходом к власти в Афганистане в 1996 г. талибов – суннитских фундаменталистов, их отношения с Ираном приняли настолько конфронтационный характер, что не раз чуть было не выливались в кровавые столкновения или даже локальные войны. Однако на афганском направлении для Ирана есть и плюсы. Они связаны с тем, что здесь у Ирана налицо возможность наладить диалог с США, ибо объективно обе страны заинтересованы в стабильном и сильном Афганистане. Влияние США останется в Афганистане значительным даже после вывода из страны основного контингента их войск.

Вместе с тем, три страны – Иран, Таджикистан и Афганистан не раз декларировали необходимость крепкого союза. В кулуарах восьмого саммита ШОС в августе 2008 г. состоялась встреча глав Афганистана, Ирана и Таджикистана. Выступая на ней, президент Ирана М.Ахмадинежад заявил, что все три страны объединяет общая история, культура и цивилизация, их лидеры придерживаются единых точек зрения на мировые процессы, страны стоят перед идентичными вызовами своей безопасности и все три президента убеждены в необходимости развития связей и дальнейшей интеграции. При этом до последнего времени несомненно значимые и актуальные вопросы экономического и политического порядка были отнесены за скобки приоритетов первого порядка. Все три страны являются членами Организации экономического сотрудничества — ЭКО, в рамках которого и развивались экономические связи  и реализовывались крупные инфраструктурные проекты. Дополнительно к этому между странами начал формироваться и оборонительный союз. Его инициатором выступил Иран, заявивший в мае 2010 г. устами тогдашнего министра обороны Ирана Ахмада Вахиди, что военное сотрудничество трех персоязычных стран – Афганистана, Таджикистана и Ирана – может быть гарантом безопасности в регионе. Слова Вахиди могут быть растолкованы и как намерение его страны попытаться выстроить в центральноазиатском регионе устраивающий ее военно-политический союз. На деле Иран пытался затормозить действия международных сил в Афганистане, и в случае, если это приведет к успеху, влиять на обширнейшие районы Афганистана с таджикоязычным населением. Ныне создается как раз такая ситуация. Это еще более актуализирует необходимость сотрудничества двух стран.

Новое правительство Афганистана не раз заявляло о насущной необходимости налаживания диалога с соседним Ираном. Этот диалог может иметь максимально диверсифицированное содержание. На днях об этом высказался Генеральный консул Афганистана в иранской провинции Южный Хорасан Амин Садики. По словам афганского дипломата, в Кабуле считают одним из реальных предпочтений развитие торгово-экономических и культурных отношений с Ираном. По словам Садики, новый президент страны надеется на существенный рост товарооборота с Ираном. Уже сегодня он оценивается более чем в 2 млрд долл. в год и имеет тенденцию к неуклонному увеличению. Реализуются важные инфраструктурные проекты, в частности, в сфере железнодорожного и автомобильного транспорта. Большую важность для обеих стран имеют прокладываемые железные дороги Хаф-Герат и Чахбахар – Серахс. С пуском в эксплуатацию они свяжут страны Южной Азии с регионом Центральной Азии и Афганистаном. Что касается сроков введения их в строй, то выделенные иранским правительством безвозмездные кредиты позволяют начать движение на дороге Хаф-Герат уже через год. Эта дорога протянется на 191 км, 77 км из которых пройдут по иранской территории и 114 км – по афганской. Для Афганистана она является одним из важнейших проектов, завершение которого свяжет между собой западные и северные провинции Афганистана, значительно облегчит коммерческую деятельность на большой территории, отвечая таким образом, как пишет российский интернет-портал iran.ru «интересам правительства и народа Афганистана». Обе страны развивают и региональные связи. Та же иранская провинция Южный Хорасан и афганская – Фарах имеют большие возможности для сотрудничества в самых различных сферах. Так что открываются реальные перспективы, в том числе торгово-экономического сотрудничества, приграничной торговли. Их реализация предусмотрена в подписанном  недавно меморандуме о взаимопонимании по вопросам сотрудничества в области культуры, торговли и сельского хозяйства, который в ближайшее время будет одобрен центральным правительством Афганистана. Обе страны планируют также создать совместную торговую компанию в свободной экономической зоне Чахбахар на юге Ирана. Она будет работать и на экспорт, и на импорт, позволив укрепить пограничные с Афганистаном рынки для облегчения доступа к региону Центральной Азии.

По словам президента иранского Союза инженеров Акбара Торкана, восточные провинции Ирана станую форпостом развития для граничащих с ними западных регионов Афганистана. Они должны превратиться в своеобразный торговый полюс, аккумулирующий в себе все возможности  для экономического диалога двух стран. Жители иранского и афганского региона связаны между собой веками тесных отношений и это является залогом достижений в сближении двух стран. Уже сейчас начата разработка проектов в разных сферах, которые помогут поднять экономику депрессивных регионов запада Афганистана, вдохнуть в них новую жизнь. Ряд бизнесменов иранских провинций, граничащих с Афганистаном, изъявили желание инвестировать в экономику соседних регионов Афганистана, считая, что там имеется достаточно условий для экономического роста. Зам. министра иностранных дел Ирана Хасан Кашкави, открывший в ноябре 2014 г. отделение иранского МИДа в г. Бирдженде, центре провинции Южный Хорасан, сказал, что эта восточная провинция, граничащая с Афганистаном, станет оплотом развития отношений с западными регионами этой страны. «Мы готовы к развитию диверсифицированных отношений с Афганистаном, тем более, что восточным провинциям Ирана есть чем поделиться с афганскими братьями. У нас есть богатый опыт в ирригации, сельском хозяйстве, есть развитая дорожная инфраструктура, есть современный аэропорт. Мы оптимистно смотрим на возможности взаимодействия с восточным соседом».

Иран и Афганистан наметили и ряд общих проектов по интенсификация усилий по возвращению на родину из Ирана афганских эмигрантов. В Афганистане считают этот процесс одним из важнейших государственных приоритетов. Сотни тысяч до сих пор находящихся в Иране афганских эмигрантов, покинувших свою родину во время гражданской войны, являются неотъемлемой частью своего народа, которая может внести вклад в реализацию перехода страны к полноценной мирной жизни, где их труд будет максимально востребован. Иран, как писала 4 декабря газета «Ресалат», готов посильно финасировать это благое дело. О конкретных  планах объявил днем ранее зам. министра внутренних дел ИРИ Хоссейн Зульфикар. По его словам, процессы перестройки в Афганистане и возвращение на родину эмигрантов – все стороны очень важного процесса созидания нового Афганистана. Интересным фактом, сказал Х.Зудьфикар, является то, что в одном из исторических городов Ирана — Казвине в конце ноября 2014 г. прошла конференция афганских выпускников иранских вызов. Ее участники выразили желание как можно активнее участвовать в процессах модернизации в воей стране. Иранские власти постараются максимально финансировать реализацию этого начинания.

Еще одна сфера возможного взаимодействия связана с тем, что Афганистан остается мировым лидером по производству наркотиков. По сообщениям иранского информагентства ИРНА, урожай наркосодержащих культур в Афганистане побил в этом году национальный рекорд. Это создает большие проблемы для нового руководства страны, подчеркивает ИРНА. Производства наркотиков превратилось в основное средство финансового обеспечения талибов. Под наркотиками сегодня в Афганистане занято 214 тысяч га, что на 7% больше чем в 2013 г. Афганистан дает сейчас примерно 80% нелегального производства наркотиков в мире, и доходы от его продажи обеспечивают деятельность формирований талибов. С наркотиками напрямую связаны такие злободневные проблемы сегодняшнего Афганистана как нестабильность и достигшая небывалого уровня коррупция. Неудачи борьбы с наркотиками в стране ставят перед новыми властями страны задачу резкого усиления государственной деятельности на этом направлении, требующей введения в действие эффективных экономических рычагов. Иранская пресса приводит такие цифры: власти США с 2001 г., то есть после ввода своего военного контингета на территорию Афганистана, потратили более 7,5 млрд долл. на борьбу с производством и оборотом наркотиков в этой стране. Иран готов поделиться с соседом своим богатым опытом борьбы с производством и трафиком наркотиков. Еще несколько лет назад эта проблема достаточно остро стояла в восточных и юго-восточных провинциях. В результате серьезных мер Иран достиг перевеса в больбе с производителями опасного зелья и наркодилерами. Сейчас намечено масштабное сотрудничество соответствующих служб двух стран.

Начал формироваться и политический диалог. Министр иностранных дел ИРИ Мохаммад-Джавад Зариф выразил удовлетворение прошедшими выборами и началом деятельности правительства национального единства в Кабуле. В Тегеране заинтересованно следят за первыми внешнеполитическими шагами нового руководства, в частности, за зарубежным турне президента Ашраф Гани Ахмадзая в Саудовской Аравию и Китай. В Иране отмечали положительную символику того, что глава Исламского Государства Афганистан посетил важнейшую в идеологическом плане страну исламского мира. Там понимают и то, что Кабул вынужден вновь заниматься внешнеполитическим маневрированием. Это и понятно: Афганистан  вступает в окончательную фазу вывода военных соединений США и НАТО, что влечет за собой массу проблем в сфере  безопасности, реализации мирного процесса, борьбы с терроризмом и производством наркотиков, реформирования экономики. Важно, чтобы политическая многовекторность Афганистана находила понимание в Тегеране, что особенно проблематично на нынешнем этапе обострения отношений Ирана с Западом на фоне нерешения его атомной проблемы. 

50.21MB | MySQL:89 | 0,852sec