О противостоянии Дамаска и Эр-Рияда в Ливане

На фоне продолжающихся боев с «Исламским государством» (ИГ) в Сирии и Ираке продолжает оставаться очень неспокойной ситуация и в Ливане. В принципе это вполне логично, так как Ливан всегда четко реагировал на изменение политической ситуации в Сирии, поскольку позиции сирийцев в этой соседней стране были традиционно мощны. Правильнее сказать, что Ливан стал в последнее время открытой площадкой для растущего противостояния между Дамаском и Эр-Риядом. Позиция последнего в формате «ливанского досье», в общем-то, предельно ясна. Это усиление исламистского сегмента в стране, что дает возможность превратить ливанскую территорию в своеобразный перевалочный узел для материально-технического снабжения подконтрольных ему радикальных группировок (прежде всего «Джабхат ан-нусра») и переправки туда боевиков. Значение Ливана в нынешней околосирийской конфигурации приобретает для саудовцев первостепенное значение по ряду причин. Первая и главная – турецкая территория перестает иметь первоочередное значение в качестве основного логистического пути для переправки исламистов, оружия и боеприпасов в Сирию. Во-первых, Анкара около двух месяцев назад принудительно ликвидировала основные базы «Джабхат ан-нусры» и вытеснила дислоцированных в них боевиков в Сирию. Официально — для участия в боях против отрядов «Исламского Государства». Правда, больших успехов они не достигли: отряды ИГ в результате непродолжительных боев вышли к приграничному ключевому городу Кобани и вступили в непосредственный огневой контакт с курдским ополчением из Партии демократического союза (ПДС), являющейся сирийским филиалом традиционного антагониста Анкары Рабочей партии Курдистана (РПК). Во-вторых, характер боевых действий в Кобани и вообще на всем периметре сирйиско-турецкой границы складывается далеко не в пользу «Джабхат ан-нусры», которая вынуждена из этого района отойти под натиском ИГ. А это означает, что логистические пути подпитки этой группировки серьезно нарушены. В этой связи основным узлом приложения усилий Эр-Рияда в рамках логистической поддержки подконтрольных им боевиков становятся территории Ливана и Иордании. Именно с этой целью в ноябре Амман  посетил Халед бен Бандар (сын бывшего руководителя Управления общей разведки принца Бандара бен Султана). Но большого энтузиазма у иорданской стороны его предложения по дислокации на территории Хашимитского королевства баз исламистов не вызвали. Иорданские власти всегда отрицательно относились к такой перспективе, и даже приняли специальное указание о том, чтобы перешедшие границу боевики немедленно транзитом переправлялись в течение трех дней за границу. Преимущественно в Ливан, власти которого сейчас и пожинают плоды такой «эмиграции». Другой вопрос – организация баз для тренировки нового сегмента вооруженной сирийской оппозиции. Но в данном случае иорданцы четко оговорили с саудовцами условия их участия в данном процессе: четкое согласование с Амманом кандидатур «новобранцев» на предмет их причастности к салафитским группировкам. Отметим, что аналогичное условие в свое время выдвигала и Анкара, но применительно к курдам из РПК или аффилированных с ней организаций.

Отметим, что саудовцы делают ставку не только на исламистов в Ливане. Придет время, когда их надо будет из страны вытеснять, и с этой целью Эр-Рияд согласился финансировать масштабную программу на 3 млрд долларов США перевооружения ливанской армии. Естественно, это делается с прицелом на приход к власти бывшего премьер-министра Саада Харири или его сторонников в рамках создания в лице ливанских вооруженных сил надежного противовеса шиитской «Хизбалле». Но этот процесс в любом случае займет не один год, и в силу условий комплектования ливанской армии она вряд ли, даже при наличии современной техники, сможет составить серьезную конкуренцию как исламистам, так и шиитской вооруженной милиции. По данным большинства военных экспертов, реальную альтернативу армии Ливана в качестве противовеса шиитам могут составить только суннитские экстремисты. И то при условии наличия в их рядах иностранных джихадистов. Один из них — Абу Али аш-Шишани, который сейчас руководит казнями захваченных в плен ливанских военных, как раз из этого числа. Это уроженец Иордании, возглавляет наиболее крупное подразделение «Джабхат ан-нусры» в Ливане. Необходимо также отметить, что в Ливане находятся и отряды ИГ, но в гораздо меньшем количестве. Противостояние между двумя этими группировками также «не за горами», что еще больше осложнит внутриливанскую обстановку

В этой ситуации «Хизбалла» также готовится к решающей схватке, и в настоящий момент именно с исламистами из «Джабхат ан-нусра». ИГ пока сохраняет нейтралитет по отношению к «Хизбалле», что, кстати, гарантировал посол Катара во время своих двух встреч с руководством партии два месяца назад. Недавно «Хизбалла» серьезно усилила свой военный потенциал, создав новое спецподразделение «Черные пантеры» (по цвету униформы). Оно специализируется на совершении точечных операций по ликвидации как отдельных эмиссаров исламистов, так и довольно значительных групп (от 20 до 40 человек). Новое подразделение также в состоянии совершать рейды по глубинной разведке и рейды «на вражеской территории». Все бойцы прошли годичный курс подготовки в Иране на базе спецподразделений КСИР (и по некоторым данным, часть — в России) и в Ливан вернулись сравнительно недавно. Первое их публичное появление состоялось в Бейруте 4 ноября с.г. во время празднования святого для шиитов праздника Ашура. В ближайшее время группы этого спецподразделения должны будут отправиться на боевую «обкатку» в Сирию и Ирак.

43.88MB | MySQL:92 | 0,938sec