Социально-экономическая ситуация в Иране: октябрь – ноябрь 2014 г.

Социально-экономическая ситуация в Иране во второй половине осени 2014 г. развивалась весьма неоднозначно. С одной стороны, состояние основных макроэкономических показателей свидетельствовало о том, что страна медленно, но уверенно выходит из того кризиса, в который ее ввергли режим международных санкций, структурные проблемы и ошибки предшественников нынешнего президента Х.Роухани. С другой стороны, имеющиеся проблемы также давали о себе знать, наглядно демонстрируя, что без проведения необходимых преобразований и снятия, наложенных США, ЕС и их партнерами мер экономического давления, говорить о скором выходе экономики ИРИ из складывающегося тяжелого положения пока рано.

Развитие внутренней ситуации в ИРИ в октябре – ноябре 2014 г. также показало существенную степень влияния внешнеполитических процессов и фактора общественного ожидания на экономическое развитие исламской республики. Так, существовавшие в иранском обществе надежды на скорое урегулирование проблемы иранской ядерной программы (ИЯП) простимулировали активность местных инвесторов и биржевых игроков, а также привели к тому, что ряд экономических показателей оказался неоправданно завышенным в преддверии переговоров в Вене между представителями ИРИ и «шестерки» (состоялись 18 – 24 ноября 2014 г). В свою очередь, неспособность сторон в ходе этой встречи достичь сколь-нибудь внятных результатов имела отрицательное влияние на экономическую ситуацию в Иране, сопровождаясь снижением курса национальной валюты и, в ряде случаев, существенным падением биржевых котировок.

Бюджетная политика руководства ИРИ

По данным инвестиционного агентства Turquoise Partners (одно из ведущих агентств, специализирующихся на анализе инвестиционного климата ИРИ), в период с апреля по сентябрь 2014 г. (первые шесть месяцев текущего иранского года по солнечной хиджре) ненефтяные доходы иранского правительства составили 15,3 млрд долл. США. Из них 77% пришлось на долю налоговых сборов. Вместе с тем, несмотря на то, что доходы правительства выросли на 43% по сравнению со схожим периодом предыдущего года (в том числе, на 55% выросли налоговые сборы), правительственные расходы также увеличились на 34%, достигнув 25,7 млрд долл. США. В итоге, текущий дефицит бюджета в период с апреля по сентябрь 2014 г. составил 10 млрд долл. США (против 8,9 млрд долл. США в схожий период 2013 г.). Как и ранее он покрывался правительством средствами, получаемыми от экспорта нефти. За первые шесть месяцев текущего иранского года, по данным Turquoise Partners, нефтяные доходы правительственного бюджета составили 13,5 млрд долл. США. Часть этих средств (4,2 млрд долл. США) была направлена на инвестиции в развитие экономики ИРИ и формирование основных фондов. Аналитики Turquoise Partners не уточняют, но речь идет именно о бюджете правительства, а не о государственном бюджете ИРИ, который традиционно состоит из двух частей – расходов госпредприятий и расходов правительства.

Эксперты Turquoise Partners отмечают, что практическая реализация бюджетных планов правительства в 2010 – 2013 гг. шла с переменным успехом. Как правило, большинство статей бюджета получало 85 – 96% запланированного финансирования. Исключение составляли расходы на экономическое развитие и формирование основных фондов, которые в 2012 – 2013 гг. составляли лишь 40% от намеченных. Вместе с тем, результаты деятельности правительства ИРИ по реализации бюджетных планов на текущий иранский год, по мнению аналитиков Turquoise Partners, будут отличаться от предыдущих лет в лучшую сторону. В частности, прогнозируется, что кабинету министров удастся существенно улучшить свою деятельность в сфере капитальных вложений и расходов на экономическое развитие.

Нефтегазовый и нефтехимический сектор

В октябре 2014 г. жертвой положительных ожиданий иранских инвесторов от ноябрьских переговоров в Вене стал нефтехимический сектор ИРИ. В указанны месяц акции его предприятий упали на 7%. По данным ряда аналитических агентств, это было связано с ожиданием местных деловых кругов, что снятие наложенных на Иран экономических санкций приведет к укреплению курса иранского риала по отношению к доллару США в краткосрочной перспективе. В свою очередь, это могло снизить доходность ориентированного на экспорт нефтехимического сектора. По оценкам иранских аналитиков, нефтехимические компании ИРИ в значительной степени зависят от колебаний обменного курса иранского риала. Так, некоторые экономисты заявляют, что 10% изменение в стоимости национальной валюты может привести к 18% изменению доходности нефтехимического сектора.

В ноябре 2014 г. падение мировых цен на нефть вызвало в Иране целый ряд спекуляций о предстоящем скором снижении цен и на продукты нефтехимической отрасли. Это, в свою очередь, посеяло панику среди местных производителей. В частности, как отмечают рыночные аналитики, хотя в ноябре 2014 г. не существовало каких-либо фактических тенденций к снижению цен на продукцию газопереработки, компании ИРИ, работающие в этой сфере, стали активно распродавать запасы продукции по заниженным ценам, поддавшись влиянию общих негативных ценовых ожиданий. В результате, по подсчетам местных экономистов, впервые за последние 2 года коэффициент цена-прибыль в нефтехимическом секторе упал до 4 единиц при среднем показателе по региональному рынку 5.5.

Исполнительный директор Национальной иранской нефтяной инжиниринговой и строительной компании (National Iranian Oil Engineering and Construction Company, NIOEC, НИНИСК) Мир Али Асгар Саджади (Mir Ali Asghar Sajedi) заявил о заинтересованности ИРИ в участии в проектах по развитию нефтеперерабатывающих мощностей Ирака и Туркменистана. Вместе с тем, как отмечают эксперты, Иран и сам нуждается в помощи для строительства и модернизации собственных НПЗ. В наследство от предыдущих правительств Х.Роухани и его кабинету министров досталась до сих пор пробуксовывающая с точки зрения ее практической реализации программа по увеличению объемов производства бензина в стране и улучшению его качества. По состоянию на ноябрь 2014 г., НИНИСК прилагала все усилия для завершения строительства НПЗ им. Имама Хомейни в Шазанде (Центральная провинция), модернизации Тегеранского НПЗ, увеличению  производственных мощностей НПЗ в Бандар-Аббасе и Исфагане. Предполагается, что после завершения работ на НПЗ в Бандар-Аббасе объем выработки бензина на ней будет выведен на уровень 6 млн. литров. На исфаганской НПЗ, в свою очередь, будет увеличено производство бензина премиумной марки (т.н. «супер»). Помимо этого, в ноябре 2014 г. НИНИСК вела работы по модернизации Абаданской НПЗ, после которой нефтеперерабатывающий завод будет способен производить бензин стандарта ЕВРО-5. В планах компании, по словам М.А.Саджади, также значится строительство НПЗ «Анахит» в провинции Керманшах. Однако практическая реализация этого проекта отложена пока не будут найдены необходимые средства.

В ноябре 2014 г. замглавы Национальной нефтехимической компании (National Petrochemical Company, NPC, ННК) Ирана Мохаммад Хасан Пейванди (Mohammad Hassan Peyvandi) завил о необходимости активизировать развитие нефтехимической отрасли ИРИ. С его точки зрения, несмотря на то, что в последнее время указанный сектор демонстрировал весьма удовлетворительные показатели роста, они все же не соответствовали темпам развития нефтедобывающей промышленности. Только ускорив развитие нефтехимического производства, по словам М.Х.Пейванди, можно помочь развитию иранской экономики и решить существующие в ней проблемы (что, в целом, отражало позицию министра нефти ИРИ Бижана Намдара Зангане (Bijan Namdar Zanganeh)). Замглавы ННК подчеркнул, что необходимость развития нефтехимической отрасли, полностью укладывается в стратегию создания устойчивой иранской экономики, сформулированной Верховным лидером ИРИ А.Хаменеи, которая направлена на снижение роли ресурсодобывающих отраслей в развитии страны. По словам управляющего директора ННК Аббаса Шеэри-Мокаддама, планируется, что реализация новых нефтехимических проектов и завершение реализации уже начатых должно увеличить объемы производства продукции с уже имеющихся 60 млн тонн до 180 млн тонн в год. Вместе с тем, существенного ускорения развития нефтехимической отрасли добиться будет сложно без привлечения значительных инвестиций, включая зарубежные.

В ноябре 2014 г. губернатор провинции Бушер Мостафа Салари (Mostafa Salari) заявил о скором начале строительства НПЗ на севере провинции. Общая стоимость проекта оценивается в 667 млн долл. США. При этом сообщается, что строительство будет вестись частным сектором. По словам губернатора, все необходимые согласования уже практически завершены и возведение НПЗ должно начаться до марта 2015 г. Расположение места строительства нового нефтеперерабатывающего завода было выбрано неслучайно: на севре провинции находится нефтяное месторождение Бахреган. НПЗ также получит удобный доступ к портовой инфраструктуре.

Ситуация на Тегеранской бирже ценных бумаг

По своим показателям, октябрь 2014 г. был вторым (после июля 2014 г.) самым удачным месяцем для Тегеранской биржи ценных бумаг (ТБЦ). Ее основной индекс в этом месяце продемонстрировал 3,5% рост. Объем торгов составил 1,1 млрд долл. США, на 29% превысив показатели сентября 2014 г. Биржевые игроки особенно активизировались во второй половине октября 2014 г., что было обусловлено их уверенностью в положительном исходе переговоров между представителями ИРИ и т.н. «шестеркой» международных переговорщиков по проблеме ИЯП, которые должны были состояться 18 – 24 ноября 2014 г. в Вене. Иранские аналитики отмечали, что бизнес был обнадежен тем фактом, что предыдущий раунд переговоров прошел в Омане, чьи власти, как считалось, эффективно сыграли роль посредника в диалоге между США и ИРИ, создав, таким образом, почву для прорыва в решении ИЯП в Вене. Вместе с тем, чрезмерное влияние политических факторов на биржевую ситуацию имело негативные последствия в ноябре 2014 г., когда вслед за провалом переговоров ожидания инвесторов сменились на пессимистичные.

В октябре 2014 г. практически все компании, чьи акции торгуются на ТБЦ, опубликовали отчеты о своей деятельности за летние месяцы 2014 г. В большинстве случаев для инвесторов не было никаких сюрпризов. Бизнес, в целом оправдал ожидания, демонстрируя постепенное улучшение результатов своей деятельности. Исключение составили только предприятия цементной и фармакологической отраслей, чье поведение было несколько отличным от прогнозов рыночных аналитиков. Так, фармакологические компании продемонстрировали 54% увеличение доходности по сравнению с летним периодом 2013 г. Вместе с тем, котировки их акций в октябре 2014 г. упали на ТБЦ на 2%. По мнению экспертов, это объяснялось тем, что инвесторы воспринимали вложение денег в эту отрасль как «консервативный» выбор, направленный на защиту своих прибылей, в то время как в октябре 2014 г. биржевые игроки были заинтересованы во вложении средств в более рисковый бизнес в преддверии переговоров по ИЯП.

Решение иранского правительства увеличить цены производимой цементными предприятиями продукции на 15% с лета 2014 г. обеспечило увеличение доходов указанных компаний. К осени 2014 г. прогнозировалось, что общая прибыль цементных заводов за год увеличится на 22% по сравнению с 2013 г. Это, в свою очередь, привело 7% росту котировок их акций в октябре 2014 г.

В ноябре 2014 г. на фоне переговоров иранцев с представителями «шестерки» ситуация на ТБЦ была чрезвычайно нестабильной. В первой половине месяца положительные ожидания относительно итогов предстоящей встречи в Вене привели к тому, что акции, торгуемые на иранской бирже, демонстрировали тенденции к росту. Основной биржевой индекс к началу переговоров вырос на 3%, а к 24 ноября 2014 г. рост котировок достиг своего пика. Однако как только инвесторы узнали, что иранцам удалось добиться лишь очередного продления переговорного процесса ситуация на ТБЦ изменилась в отрицательную сторону. Основной индекс упал на 6%, в результате чего ноябрь 2014 г. завершился для биржи в минусе: общее падение основного индекса оценивалось в -3,4%. Всего, по оценкам специалистов, в период с января по ноябрь 2014 г. данный показатель потерял 18%, деля 2014 г. третьим худшим годом в истории ТБЦ. Вместе с тем, несмотря на падение основного индекса в ноябре 2014 г. общий объем торгов, проводимых на ТБЦ в последний месяц осени, вырос (во многом благодаря краткосрочным операциям) практически вдвое по сравнению с октябрем 2014 г. и составил 2,1 млрд долл. США.

Банковский сектор

Худшие показатели доходности за летний период 2014 г. продемонстрировали иранские банки. По некоторым подсчетам, прибыли финансовых институтов ИРИ упали на 20% за период с апреля по сентябрь 2014 г. Считается, что во многом это было обусловлено жесткой монетарной политикой государства. Рост доходности государственных облигаций не был компенсирован корректировкой процентной ставки по банковским кредитам. Вместе с тем, в октябре 2014 г. реакция ТБЦ на негативные отчеты банков о своей деятельности была неадекватной. Котировки акций иранских финансовых институтов выросли на 7%. Как отмечают биржевые эксперты, это опять же было определено позитивными политическими ожиданиями инвесторов. Последние считали, что снятие санкций с финансового сектора ИРИ, которое может стать результатом ноябрьских переговоров по ИЯП, значительно улучшит ситуацию в иранском банковском секторе и приведет к росту его прибылей.

В результате, в ноябре 2014 г. на торгах ТБЦ именно акции банков ИРИ продемонстрировали наибольшую волатильность и зависимость от изменения внешнеполитической конъюнктуры. Так, стоимость акций иранских банков на ТБЦ в преддверии переговоров иранских представителей с «шестеркой» взлетела на 10%. Однако после завершения венской встречи их цена упала на 11%, что было обусловлено объективными факторами: если в преддверии ноябрьских переговоров биржевые спекулянты активно скупали акции иранских банков, то после их завершения они столь же активно стали избавляться от купленных акций, считая их неспособными принести ожидавшуюся прибыль.

В октябре 2014 г. ЦБ ИРИ опубликовал отчет о состоянии финансового сектора страны на сентябрь 2014 г. В документе отмечалось, что объем финансовых обязательств госсектора перед банками и  кредитно-финансовыми институтами ИРИ составил 34,8 млрд долл. США против 203 млрд долл. США обязательств частного сектора перед банками ИРИ. Характерно, что доля госсектора в кредитах выданных иранской банковской системой в последние два года имеет тенденцию к росту. Так, на сентябрь 2014 г. она составляла 17,2%, в 2013 г. этот показатель был равен 15,6%, а в 2013 г. – 13,4%. Подобная ситуация, по мнению иранских экспертов, необычна для экономики ИРИ и весьма опасна, т.к. делает иранские банки все более зависимыми от платежеспособности государства.

По данным доклада ЦБ ИРИ, к октябрю 2014 г. вклады частного сектора в банковскую систему Ирана составили 234 млрд долл. США. Из них 78,4% пришлось на долю срочных депозитов. Характерно, что в последние 2 года этот показатель также имел тенденцию к росту. В 2013 г. он составлял 74,5%, а в 2012 г. – 73%. Количество же бессрочных вкладов сокращалось. Некоторые экономисты трактовали эту тенденцию как результат положительных макроэкономических изменений, происходящих в стране (таких как сокращающиеся темпы роста инфляции, и экономическая стабилизация), а также как следствие роста доходности гособлигаций. Структура срочных вкладов распределилась следующим образом. Краткосрочные депозиты составили 44%, остальное пришлось на долгосрочные вклады. Значительная доля последних связана с происходящим в ИРИ ростом доходности долгосрочных банковских вкладов.

Валютно-финансовый рынок

Жертвой провала переговоров в Вене стал и иранский риал, существенно потерявший в цене по итогам переговоров с «шестеркой». Впервые после прихода Х.Роухани на пост президента национальная валюта ИРИ продемонстрировала тенденцию к существенному падению в цене на свободном рынке. В период с 24 ноября по 1 декабря 2014 г. иранский риал за краткий момент времени потерял от 5 до 7% в стоимости по отношению к доллару США. Такое поведение национальной валюты ИРИ существенно контрастировало с ситуацией на валютном рынке в течение предыдущих 11 месяцев 2014 г.: в отличие от весьма нестабильного курса риала в 2013 г., когда стоимость 1 доллара США на свободном рынке могла в зависимости от месяца варьироваться от 29 тыс. до 37 тыс. иранских риалов, вплоть до конца ноября 2014 г. обменный курс в основном плавал в коридоре 31 тыс. – 33 тыс. иранских риалов за 1 доллар США на свободном рынке.

В результате падения в последнюю неделю ноября 2014 г. курс иранской национальной валюты по отношению к доллару США на свободном рынке составил 34 – 35 тыс. риалов при сохраняющемся официальном курсе в 26500 иранских риалов за 1 доллар США. Вместе с тем, по мнению американского экономиста иранского происхождения Джавада Салехи-Исфагани, процесс девальвации национальной валюты ИРИ был неизбежен и оказался далеко не окончен по состоянию на 1 декабря 2014 г. Со слов Д.Салехи-Исфагани, провал переговоров 24 ноября 2014 г. был не единственным моментом, который определил развитие ситуации на валютном рынке исламской республики (хотя, конечно, спекулятивные операции, происходившие на рынке ценных бумаг и валютном рынке как накануне, так и сразу после переговоров в Вене, внесли свою лепту в развитие ситуации). Он справедливо отмечает, что постепенное снижение официального курса иранского риала по отношению к доллару США до 28500 в бюджете на 1394 г. по иранской солнечной хиджре (март 2015 – март 2016 гг.) планировалось правительством ИРИ еще до 24 ноября 2014 г. Необходимость данного шага была обусловлена двумя причинами: падением цен на нефть на мировом рынке и высокими темпами роста инфляции.

В первом случае, экономисты уже давно были озадачены тем фактом, что снижение стоимости барреля нефти никак не повлияло на курс национальной валюты ИРИ. Напомним, что поступления от экспорта углеводородов обеспечивают не менее 40% наполняемости госбюджета ИРИ. Особенно контрастно стабильность иранского риала выглядела на фоне стремительного падения российского рубля. Такая ситуация могла объясняться только жестким контролем за курсом национальной валюты со стороны правительства ИРИ. Во втором случае, тот же Д.Салехи-Исфагани указывает на явное несоответствие курса иранского риала уровню инфляции в стране, что также наводит на мысль о принудительном государственном вмешательстве в процесс валютного курсообразования. Политика госконтроля, в этой связи, имела для ИРИ, как минимум, два негативных последствия. С одной стороны, она, как правило, затратна. С другой стороны, завышение стоимости иранского риала существенно ослабляло позиции иранских экспортеров, с успешной деятельностью которых руководство Ирана связывает свои надежды на выход из существующей тяжелой экономической ситуации.

По данным некоторых экспертов, в период с победы Х.Роухани на президентских выборах в июне 2013 г. и по конец ноября 2014 г. общий уровень потребительских цен в ИРИ вырос на 23%. В этих условиях, с точки зрения аналитиков, конкурентоспособность иранских экспортеров могла сохраниться только при девальвации национальной валюты, как минимум, на те же 23%. Иными словами, при «правильном» развитии ситуации к ноябрю 2014 г. за 1 долл. США должны были давать не менее 32500 иранских риалов по официальному курсу и 38 тыс. иранских риалов на свободном рынке. На этом фоне, происшедшее в ноябре 2014 г. снижение стоимости риала было позитивно оценено целым рядом иранских экономистов.

Характерно, что вполне спокойно ноябрьские колебания курсов восприняли и биржевые аналитики. С их слов, обесценение национальной валюты может активизировать деятельность инвесторов. В частности, они ссылались на опыт 2012 г., когда 60% снижение стоимости иранского риала по отношению к доллару США привело к небывалому пику активности инвесторов.

Автомобилестроение

В октябре 2014 г. автомобилестроение привлекло наибольшее внимание иранских инвесторов и биржевых игроков, что стало результатом некоторых позитивных изменений, произошедших в этом секторе. В частности, сообщается, что в период с апреля по сентябрь 2014 г. объемы производства автомобилей выросли на 74% по сравнению с указанным периодом 2013 г. Однако рыночные аналитики также указывают на то, что автомобильная индустрия ИРИ все еще не вышла из затяжного кризисного периода. По состоянию на октябрь 2014 г. она все еще работала на 70% своих мощностей. При этом текущий уровень производительности в автомобильной отрасли ИРИ делал выпуск части продукции экономически неоправданным. Более того, по некоторым сообщениям, в августе – сентябре 2014 г. значительно сократился спрос на иранские пассажирские автомобили на внутреннем рынке ИРИ и значительная часть продукции шла на склады. Вместе с тем, акции автомобилестроительных компаний в октябре 2014 г. торговались на ТБЦ весьма хорошо. Ожидалось, что возможное скорое снятие санкций приведет к возвращению иностранных инвесторов и возрождению совместных предприятий в сфере автомобилестроения.

Строительный сектор

По состоянию на октябрь – ноябрь 2014 г. жилищностроительный сектор иранской экономики находился в затяжном кризисе. Для обсуждения возможных вариантов выхода из него в октябре 2014 г. состоялась встреча министра дорог и городского развития ИРИ Аббаса Ахмада Ахунди (Abbas Ahmad Akhoundi) с руководителем ЦБ Ирана Валиоллой Сейфом (Valiollah Seif).  По сообщениям местных СМИ, демонстрировать признаки рецессии жилищностроительный сектор исламской республики начал еще в 2011 г. С 2013 г. в ИРИ наблюдается существенное сокращение количества выданных разрешений на строительство. Снижалась и доля выдаваемых кредитов на строительство и покупку жилья. Во многом, по мнению А.А.Ахунди ситуация была обусловлена возросшим разрывом между доходами иранских домохозяйств и стоимостью жилья. Видя критическое положение в отрасли, министр дорог и городского строительства в октябре 2014 г. направил совместное с В.Сейфом письмо на имя Х.Роухани с просьбой обратить внимание на текущую ситуацию в жилищном секторе. В послании отмечается, что жилищное строительство имеет огромное значение для иранской экономики. Оно якобы связано со 130 отраслями. На его долю приходится 12% существующих в стране рабочих мест. На нужды жилищного строительства выдано 25% банковских кредитов, а доля расходов на покупку и строительство собственного жилья в бюджете иранских домохозяйств составляет 33%.

В том же письме указывается, что в ближайшие пять лет Ирану потребуется 4 миллиона новых квартир и жилых помещений. Вместе с тем, текущий невысокий уровень спроса и предложения в ИРИ не способны стать стимулом для развертывания масштабного жилищного строительства. В этой связи А.А.Ахунди и В.Сейф выступили с инициативой по реализации новой кредитной программы, которая будет способна поднять спрос на жилье. Текущая неспособность финансового сектора обеспечить население необходимыми кредитами на приобретение собственных квартир объясняется высокой процентной ставкой по ним, делающей заем средств непопулярным. В этой связи в октябре 2014 г. руководством ИРИ планировалось предоставлять людям впервые покупающим жилье льготные кредиты в размере 50% стоимости будущей квартиры или дома по ставке в 14%, что было значительно ниже уровня процентной ставки по банковским депозитам. Покрыть банкам разницу в процентных ставках должно было государство.

В октябре 2014 г. отдельное внимание правительство ИРИ предполагало уделить программам по ремонту и реконструкции старого жилищного фонда. Для активизации работ на этом направлении государство приняло решение выделить частным лицам микрокредиты на ремонт жилья в размере 18,7 тыс. долл. США на человека в крупных городах, 11,2 тыс. долл. США в средних и малых городах, а также 7,5 тыс. долл. США для сельской местности по ставке в 9%. Всего на эти нужды в ближайшие 6 лет предполагается выдать 1,8 млн. кредитов.

Сельское хозяйство

По данным Министерства сельскохозяйственного джихада ИРИ, на ноябрь 2014 г. годовые объемы производства молока в исламской республике достигли 8,2 млн тонн. При этом страна не только удовлетворяет свои внутренние потребности в молоке и молочных продуктах, но и экспортирует их за рубеж. В число основных импортеров иранских молочных продуктов входят Ирак, Афганистан, Пакистан, Азербайджан, а также страны ССАГПЗ. Помимо этого, в число 24 стран, закупающих продукцию ИРИ, входят Канада и Сингапур.

По имеющимся данным, объем производства молока и молочных продуктов в Иране устойчиво рос с 1996 г. и позволил к 2011 г. достичь полной самодостаточности в них. Характерно, что в период с 1996 по 2014 г. выросли и доходы страны от экспорта молочной продукции: с 400 до 670 млн долл. США. По мнению иранских производителей молочной продукции, если принять во внимание текущие объемы производства сырого молока и поголовье животных молочных пород в исламской республике, то Иран ежегодно мог бы производить до 12 млн тонн молочной продукции. Однако, с их слов, по состоянию на ноябрь 2014 г. отрасль работала лишь на 50%. Более того, некоторые предприятия были вынуждены остановить свою деятельность или сократить объемы производства. Во многом такому состоянию, по словам иранских производителей молочных продуктов, способствует не всегда высокий спрос на молочные продукты внутри ИРИ, а также их плохое позиционирование на внешних рынках. Вероятно, что на внутрииранском спросе сказалась и начатая еще при М.Ахмадинежаде реформа по частичной отмене и монетизации субсидий, предоставляемых населению. Указанные преобразования вызвали рост цен на ряд потребительских товаров, включая и молочную продукцию. Впрочем, к декабрю 2014 г. руководству ИРИ удалось удержать этот рост на уровне 15%.

Транспорт

По результатам прошедших 5 и 6 ноября 2014 г. в Лиссабоне переговоров, Иран и Португалия подписали соглашение о транспортном сообщении между странами. Со слов иранской стороны, это первый документ подобного рода, подписанный представителями ИРИ со странами, входящими в ЕС за последние 35 лет. В соответствии с соглашением, авиакомпании стран могут совершать до 7 рейсов в неделю по расписанию при неограниченном количестве чартерных рейсов. С португальской стороны авиаперевозчиком будет выступать Euro Atlantic Airways, а с иранской – Иран Эйр (Iran Air).

На ноябрь 2014 г. Иран Эйр выступала основным авиаперевозчиком ИРИ, совершая пассажирские рейсы по 80 направлениям. Ее дочерняя компания – Иран Эйр Карго (Iran Air Cargo), занимающаяся воздушными грузоперевозками, осуществляла плановые рейсы по 20 направлениям и чартерные по 5. Главными аэропортами базирования для Иран Эйр Карго считались Международный аэропорт им. Имама Хомейни (для международных перелетов) и Мехрабадский аэропорт (для внутренних рейсов) в Тегеране.

В октябре 2014 г. президент ИРИ Х.Роухани призвал иранских чиновников активизировать работы по завершению строительства железной дороги Иран-Туркменистан-Казахстан и ветки Хаф-Герат (Khaf-Herat), связующей Иран с Афганистаном. Им была поставлена задача завершить реализацию указанных проектов в течение нескольких последующих месяцев.

Внешняя торговля     

В ноябре 2014 г. Иран экспортировал товаров на сумму 4,5 млрд долл. США, в то время как импорт составил 4 млрд долл. США. В итоге, торговый баланс за указанный период был положительным и составил 521 млн долл. США, что было лучшим показателем за 11 месяцев 2014 г. В период с апреля по ноябрь 2014 г. иранский товарооборот (за вычетом прибыли, полученной от экспорта углеводородов) составил 65,7 млрд долл. США, что было на 11 млрд долл. США больше по сравнению со схожим периодом 2013 г. При этом, на долю экспорта товаров из Ирана пришлось 31,4 млрд долл. США, а на долю импорта 34,3 млрд долл. США. В результате, дефицит торгового баланса ИРИ в указанный период составил 2,8 млрд долл. США. Для сравнения, в период с апреля по ноябрь 2013 г. этот показатель был равен 2,2 млрд долл. США. Существенное увеличение объемов экспорта иранской ненефтяной продукции (на 5,2 млрд долл. США) было достигнуто за счет роста зарубежных поставок иранских газовых конденсатов и нефтехимических продуктов в апреле – ноябре 2014 г. (на 3 и 1,6 млрд долл. США соответственно).

Афганистан

Объем годового товарооборота между Ираном и Афганистаном, по данным иранской стороны, достиг 4 млрд долл. США

КНР

В ноябре 2014 г. исполнительный директор Национальной иранской нефтяной инжиниринговой и строительной компании (National Iranian Oil Engineering and Construction Company, NIOEC, НИНИСК) Мир Али Асгар Саджеди (Mir Ali Asghar Sajedi) заявил, что между ИРИ и КНР согласовывается вопрос о финансировании 20 иранских проектов в области нефтехимии и нефтепереработки.

Оман

В ноябре 2014 г. глава ТПП (Chamber of Commerce, Industries, Mines and Agriculture) ИРИ Голамхосейн Шафайе (Gholamhossein Shafeie) заявил, что иранский частный сектор заинтересован в участии в реализации инфраструктурных проектов на территории Омана.

США

Объем импорта товаров из США в ИРИ в период с января по сентябрь 2014 г. составил 132 млн долл. США.

31.33MB | MySQL:62 | 0,638sec