Боестолкновение на саудовско-иракской границе

5 января 2015 г. саудовское Министерство внутренних дел распространило сообщение о произошедшем в тот же день боевом столкновении на саудовско-иракской границе в районе контрольно-пропускного пункта Эс-Суэйф (обычно используемого иракскими паломниками в период хаджа), находящегося на расстоянии около 60 км от центра провинции Северные границы (Аль-Худуд аш-шималийя) города Арар. Как заявил официальный представитель министерства, пограничный патруль воспрепятствовал «незаконному пересечению границы» со стороны группы, «состоявшей из четырех человек». В ходе преследования двое из них были убиты, а еще двое — взорвали себя. Потери со стороны саудовских пограничников были, тем не менее, значительны — трое погибших (включая офицера) и двое раненых.

Заявление Министерства внутренних дел четко расставило необходимые акценты, — нарушители границы были объявлены «террористами, принадлежащими к группировке ИГИЛ». Тому были представлены необходимые доказательства, — последующий осмотр места боевого столкновения позволил обнаружить оружие — автомат, пистолет, гранаты, а также пояса смертников. Там же был обнаружен небольшой чемодан с находившимися в нем денежными банкнотами. В свою очередь, по сообщению «Аш-Шарк Аль-Аусат», террористы смогли преодолеть разделяющую Саудовскую Аравию и Ирак первую полосу препятствий, используя для действующий только в период паломничества проход для иракских граждан. Лишь затем их дальнейшее передвижение (в ночное время) было зафиксировано инфракрасными камерами слежения, что и определило необходимость выдвижения пограничного патруля в район нарушения границы.

Итак, если исходить из официального заявления саудовского МВД, речь идет о первой попытке пересечения сторонниками «Исламского государства» государственной границы Саудовской Аравии. Такого рода действия не могут рассматриваться как неожиданные, — зона контроля этой организации в пределах Ирака уже давно приблизилась к саудовской территории. Задолго до событий 5 января саудовская пресса не раз писала о возможности совершения террористических акций против саудовских граждан, а также жизненно важных экономических объектов инфильтрантами со стороны Ирака. Тем не менее, сообщения, поступающие из Эр-Рияда, создают впечатление, что то, что произошло 5 января, стало неожиданным для сотрудников МВД (которому подчинена пограничная служба), что лишь доказала значительность их потерь в ходе произошедшего боевого столкновения. Но, кроме того, созданная в течение последних лет линия пограничных сооружений (протянувшаяся на расстояние более 900 км вдоль границы с Ираком и Йеменом), позволивших создать то, что в Саудовской Аравии называют «умной границей» — заградительные стены, башни наблюдения и современная электроника, не доказали своей полной эффективности.

Конечно, вышедшие 6 января 2015 г. саудовские издания опровергают любые сомнения, связанные с недостаточной эффективностью «умной границы». В стране уже славят «доблесть героически погибших» пограничников и их раненых коллег, которых в госпиталях посещают высшие чиновники МВД и государства. Для осуждения «Исламского государства» и его сторонников, пытавшихся нарушить «безопасность и стабильность королевства», используются все доступные каналы пропаганды — от печатной и электронной прессы до членов Совета высших улемов, либо доказывающих «принципиальную несовместимость» истинного ислама и тех его «искаженных форм», которые предлагаются «Исламским государством», «Аль-Каидой» и другими «террористическими организациями», либо преуменьшающих опасность этих структур для Саудовской Аравии. Как писал 6 января 2015 г. в «Аш-Шарк Аль-Аусат» ведущий колумнист этой газеты и генеральный редактор телевизионного спутникового канала «Аль-Арабия» Абдель Рахман ар-Рашид, «ИГИЛ предлагает на информационном рынке фальшивый товар, выступая то в роли защитника сирийцев, то защитником иракских суннитов, то создателем халифата, то противником Запада и арабских правительств, и создавая на этой основе свой образ непобедимой силы». На самом же деле, продолжал этот журналист в статье «ИГИЛ и его наступление на саудовскую границу», «для отражения нападения ИГИЛ достаточно сил пограничников».

Все же существует и другая сторона проблемы, кроме той пропаганды, которая, вне сомнения, необходима для «внутреннего потребления». Эта сторона состоит в том, что саудовское руководство не может игнорировать не только опасность существования «Исламского государства» в окружающем страну геополитическом пространстве, но и опасность произошедшей 5 января попытки инфильтрации его сторонников на саудовскую территорию.

Суть этой опасности (как в геополитическом масштабе, так и в масштабе пограничного инцидента) связана с тем, что десятки молодых саудовцев едва ли не ежедневно отправляются воевать на стороне «Исламского государства» в Сирию и Ирак. Они видят в этой структуре (сколько бы ни говорил А.Р.ар-Рашид о «фальши» предлагаемого им «информационного товара» или члены Совета высших улемов об «искажении» им «истинного ислама») защитника «религиозного идеала», а в своем правительстве, уже заявившем о предстоящем открытии саудовского посольства в Багдаде, «предателя» этого «идеала». Но сколько еще таких саудовцев, сочувствующих и симпатизирующих «исламскому государству», в самой Саудовской Аравии?

В уже цитировавшейся статье А.Р.ар-Рашида есть, тем не менее, несколько положений, которые связаны с, несомненно, ощущаемой саудовским руководством опасностью «Исламского государства». Он, в частности, писал: «Опасность террористических организаций для арабских государств кроется не вовне этих государств, а внутри них. Мы все живем, — продолжал далее этот журналист, — в обстановке религиозного рвения, а, собственно, оно и есть та почва, на которой вырастает экстремизм». Далее следовала не менее разумная мысль: «Религиозное рвение превращает верующее общество в союзника терроризма, а не в борца с ним. Экстремисты обращаются к той же [религиозной] литературе, что и верующее общество, и также не видят в нем настоящего противника». Отсюда следовал вывод: «Проблема ИГИЛ — внутренняя. Он не импортирован из Ирака, Сирии или Йемена. … Мы [в Саудовской Аравии] не сможем покончить с ним до тех пор, пока не признаем простую истину — его идейные истоки кроются в нас самих».

Наконец, завершая статью, А.Р.ар-Рашид подчеркивал: «В этом смысле мы сможем победить причины существования ИГИЛ только если начнем бороться с религиозным рвением — кровеносной артерией экстремистских организаций. …. Внутренние ИГИЛы гораздо опаснее заграничных ИГИЛов».

Золотые слова! Но как же быть, если само государство построено на «религиозном рвении»?!

43.95MB | MySQL:92 | 0,964sec