Позиция Турции касательно соглашения о свободной торговле между США и ЕС

В Турции растёт обеспокоенность ожидаемым в ближайшем будущем подписанием соглашения о свободной торговле между США и ЕС, так называемого Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства (ТТИП)[i], в котором турецкая сторона участия не принимает.

Несмотря на то, что заключение ТТИП – вопрос с историей, полноценные переговоры между США и ЕС были начаты лишь в 2013 году. Ближайший, пятый по счёту, и, как аннонсировано, заключительный раунд переговоров намечен на период с 19 по 23 мая 2015 года.

Приведём некоторые цифры, характеризующие масштаб данного соглашения, которое по замечаниям аналитиков, в случае подписания, вполне может привести к формированию «экономического НАТО».

Согласно данным Международного валютного фонда, мировой ВВП по итогам 2013 года составил около 77,4 трн долл., включая показатели США — 16,8 трлн и ЕС — 17,5 трлн долл. Таким образом, на долю сторон будущего соглашения приходится около 44% глобальной экономики. Взаимные инвестиции между Соединёнными Штатами и Европой и товарная торговля составляют около 20% и 3,5% общего мирового объема соответственно.

Следует учитывать, что параллельно переговорам по Трансатлантическому «пакту» американцы ведут активные переговоры и по подписанию аналогичного Транстихоокеанского соглашения (ТТП). Перечень стран – контрагентов США включает Австралию, Бруней-Даруссалам, Чили, Малайзию, Новую Зеландию, Перу, Сингапур, Вьетнам, Мексику, Канаду, Японию и Южную Корею.

Если рассматривать два соглашения в комплексе, их общая «зона покрытия» охватит около 60% глобального ВВП и 50% мировой торговли. По оценкам экспертов, подписание ТТИП в перспективе приведёт к росту ВВП США на 0,4% и ЕС – на 0,5% (Германии, как одной из лидирующих стран ЕС – на 1,6%).

Нетрудно убедиться, что ТТИП и ТТП выходят за рамки обычных соглашений о свободной торговле или взаимных инвестициях. Как ожидается, они будут предусматривать координацию между участниками в законодательной сфере: страны будут обмениваться списками будущих законопроектов с целью проведения согласованной экономической политики и устранения барьеров во взаимной торговле. Разумеется, заключение подобных сделок не может не влиять и на третьи страны.

В этой связи в Турции, являющейся членом Таможенного союза с ЕС и ведущей переговоры о полноправном членстве в этом наднациональном образовании, растёт беспокойство относительно негативных последствий подписания ТТИП для страны. В частности, аналитиками указывается на потенциальную возможность беспошлинного проникновения, через Европейский союз, американских товаров на турецкий рынок. При этом симметричной возможности, то есть поставок турецкой продукции в США на льготных условиях, в нынешнем формате для Турции не просматривается. Разумеется, точные оценки негативного эффекта для турецкой стороны на этом этапе дать вряд ли возможно, да и преждевременно, однако звучат цифры ежегодных потерь на уровне 2,5% национального дохода.

На конференции торговых представителей, состоявшейся в Министерстве экономики Турции в начале года, министр по делам ЕС и главный переговорщик Волкан Бозкыр обратил внимание на то, что Европейский cоюз, испытывая экономические трудности начал активно подписывать соглашения о свободной торговле с третьими странами. Он отметил: «Если Турция не будет частью соглашения (имеется в виду ТТИП-авт.), это означает открытие для американских товаров турецкого рынка». В свою очередь Турция, по словам министра, являясь членом Таможенного союза и оставаясь приверженной условиям соглашения с ЕС, в прошлом избегала подписания соглашений подобного рода. Отсутствие соответствующей статьи в Соглашении о Таможенном союзе с ЕС не делает Турцию автоматически частью соглашений о свободной торговле, подписываемых Европой. Приведя в пример, убытки, понесённые Турцией, от аналогичного соглашения, заключённого между ЕС и Южной Кореей, министр отметил, что потери удалось компенсировать лишь через подписание соответствующего турецко-корейского договора.

Общая турецкая позиция в отношении ТТИП была сформулирована министром следующим образом: «В отличие от простого соглашения о свободной торговле, это действительно очень важный, стратегический проект. Это проект сотрудничества, который объединит Американский и Европейский континенты. То, что влияет на нас в первую очередь – особенности соглашения о свободной торговле».

Подчёркивая важность того, чтобы страны, входящие в Таможенный союз с ЕС, автоматически становились бы стороной заключаемых Европой соглашений о свободной торговле, министр отметил, что в противном случае Турция будет вынуждена или заморозить таможенное соглашение с ЕС до достижения аналогичных договорённостей с США или же в течение определённого срока переоценить действующий с Европой документ.

Глава комитета по бюджету и планированию Великого национального собрания (Меджлиса) Турции Реджаи Бербер заявил: «…Прошло уже двадцать лет с момента подписания соглашения о Таможенном союзе с ЕС. С момента начала переговоров о полноправном членстве прошло десять лет… Мы ожидаем, что в Трансатлантическом соглашении будет сделана ремарка “Данное соглашение заключено также и Турцией как членом Таможенного союза”…».

В Турции прямо заговорили о том, что если страна желает вскочить на подножку уходящего поезда, то требуется проводить активную лоббистскую деятельность в США (где турецкие компании, по мнению аналитиков, недостаточно активны) и ЕС.

Глава Турецко-американской ассоциации предпринимателей Бешир Устаоглу заявил, что греческое и армянское лобби препятствует тому, чтобы Турция стала стороной Трансатлантического соглашения. Швейцария, не являющаяся членом ЕС и при этом участвующая в процессе переговоров по ТТИП, являет собой пример, что одно, в принципе, не препятствует другому. Прямая речь: «Для Турции может быть использован аналогичный план. Для этой цели мы организуем четыре конференции в Анкаре, Стамбуле, Вашингтоне и Брюсселе. На этих конференциях мы объясним положение Турции. Также в Вашингтоне потребуется заниматься лоббистской деятельностью».

При этом как отмечают обозреватели, задача представляется весьма непростой с учётом того, что контакты турецкой стороны с Конгрессом находятся на одном из самых низких уровней за всю историю двусторонних отношений. А ведь ещё недавно к характеристике американо-турецких отношений непременно добавлялось прилагательное – «стратегические» и достаточно расхожим был эпитет «образцовые отношения».

Теперь же разочарование турецкой стороны отстранением, иначе не выразишься, от переговоров по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнёрству всё больше напоминает осадок, накопившийся в Турции в результате затянувшегося процесса по вступлению страны в Европейский союз. Разумеется, Турция продолжит свои усилия, как на европейском, так и на американском направлении, однако, доводов в пользу укрепления торгово-экономических отношений с РФ и с альтернативными наднациональными образованиями, создаваемыми при российском участии (скажем ЕЭС), с каждым днём лишь прибавляется.


[i] Название в оригинале звучит как «Transatlantik Trade and Investment Partndership» или «TTIP».

43.9MB | MySQL:87 | 0,818sec