О кадровых перестановках в Саудовской Аравии

Как и предполагалось, спустя несколько дней после вступления на трон новый король Сальман провел существенную кадровую «перетряску» всего кабинета министров и других государственных структур. Он значительно обновил состав чиновников, хотя многие посты остались за прежними лицами. Отметим наиболее интересные моменты последних указов саудовского монарха от 29.01.2014 г. Сохранили свои министерские кресла ветеран саудовской дипломатии – принц Сауд аль-Фейсал, который недавно вернулся в страну после прохождения курса лечения за рубежом, а также многоопытный министр нефти и минеральных ресурсов Али ан-Нуейми. Принц Митеб бин Абдалла также сохранил свой пост командующего Национальной гвардией в ранге министра и вошел в состав нового кабинета. Однако можно предположить, что его позиции и влияние в государстве уже совсем не такое, как это было при его отце. Кроме того, возможно ожидать, что определенные перемены затронут Нацгвардию в будущем, особенно ее статуса и структуры в составе вооруженных сил КСА. Что касается, наследника престола принца Мукрина, то его положение также явно не укрепилось, т.к. он не получил отдельного министерского портфеля и других должностей, сохранив за собой только пост заместителя председателя кабинета министров, в отличие от своих предшественников. Поэтому его влияние на политическую жизнь страны в значительной степени сократилось.

Помимо кадровых перестановок король Сальман создал две новые правительственные структуры внутри кабинета министров — Совет по вопросам политики и безопасности, который возглавил министр внутренних дел и второй заместитель премьер-министра принц Мухаммед бин Найеф, и Совет по вопросам экономики и развития, главой которого назначен председатель Королевского совета и министр обороны принц Мухаммед бин Сальман, что еще больше повысило их статус в саудовском истеблишменте. По всей видимости, эти новообразованные советы являются внутренним структурами для принятия политических решений, которые потом уже будут утверждаться расширенным кабинетом министров. Однако любопытно отметить, что принц Мухаммед бин Найеф не входит в Совет по вопросам экономики и развития, который возглавляется сыном короля, а вот принц Мухаммед бин Сальман в силу своей должности является членом Совета по вопросам политики и безопасности, что явно дает ему преимущество. Другой сын короля Сальмана – принц Абдель Азиз также получил повышение, став заместителем министра нефти и минеральных ресурсов (прежде он занимал должность помощника министра), что дает ему фактический контроль за нефтяной отраслью королевства и особенно за всеми сделками по продаже.

Серьезнее изменения произошли и в губернаторском корпусе, король Сальман отправил в отставку двух сыновей короля Абдаллы – губернатора провинции Эр-Рияд принца Турки и губернатора провинции Мекка принца Мишааля, заменив своими сторонниками. Новым губернатором провинции Мекка стал опытный управленец принц Халед аль-Фейсал, он фактически вернул себе эту должность, т.к. управлял этой провинцией Эр-Рияд в 2007-2013 гг. Главой столичного региона стал принц Фейсал бин Бандар, с 1992 г. занимавший пост губернатора провинции Эль-Касим. Интересно также отметить, что его сменил на этом посту принц Фейсал бин Мишааль бин Сауд бин Абдель Азиз (1959 г.р.) — внук короля Сауда (второй монарх из саудовской династии) и соответственно правнук короля-основателя, т.е. в высшие властные структуры страны приходит четвертое поколение королевской семьи. Новым начальником Управления общей разведки в ранге министра стал генерал-лейтенант Халед бин Али аль-Хумейден. Это первый случай, когда руководителем этого ведомства назначен не член королевской семьи. Прежний руководитель принц Халед бин Бандар не получил отдельного министерского поста, а был сделан личным советником короля, но эта должность явно неравнозначна той, которую он до этого занимал.

Однако наибольшее внимание экспертов привлекла отставка принца Бандара бин Султана со всех своих постов, когда королевским указом он был лишен должности спецпосланника и советника короля, а также председателя Совета по национальной безопасности, который был вообще ликвидирован отдельным указом. Считается, что главной причиной этого стали не только прежние провалы принца Бандара на «сирийском направлении» или явные нынешние неудачи в Ираке, но в большей степени его участие в закулисной деятельности во время передачи власти в королевстве. По мнению ряда аналитиков и некоторым сведениям, просочившимся на страницы арабской прессы, принц Бандар действовал в союзе с бывшим председателем Королевского совета Халедом ат-Тувейджри, чтобы воспрепятствовать наследному принцу Сальману занять королевский трон, якобы по состоянию здоровью. Предполагается, что именно эта группа разработала план по провозглашению принца Мукрина заместителем наследного принца, который впоследствии должен был стать единственным наследным принцем, а затем соответственно королем и назначить принца Митеба наследником престола, что автоматически открыло бы ему путь к королевскому трону.

Что касается Халеда ат-Тувейджри, то ситуация с ним не до конца ясна. Некоторые источники говорят, что ему было отказано в просьбе покинуть королевство и в настоящее время он находится под домашним арестом. Причем, якобы король Бахрейна Хамад Аль Халифа по просьбе наследного принца Абу-Даби Мухаммеда аль Нахайяна вызвался выступить посредником, чтобы дать возможность Х.ат-Тувейджри выехать в ОАЭ. Однако пока Эр-Рияд отказал в этой просьбе, посчитав все эти действия вмешательством в свои внутренние дела. Как предполагают эксперты, это возможно послужит причиной некоторого охлаждения в отношениях между Абу-Даби и Эр-Риядом. Тем более, отношения клана ан-Найеф, и особенно принца Мухаммеда, с наследным принцем Абу-Даби итак были не совсем теплые в силу ряда причин. Также ожидается, что ситуация с Х.ат-Тувейджри, осложнит в некоторой степени и отношения с Египтом, т.к. именно он являлся главным инициатором из окружения покойного короля Абдаллы по оказанию поддержки президенту Абдель Фаттаху ас-Сиси, а также через него поддерживались все контакты египетского руководства с королевским двором. Однако, если на эмиратском направлении возможно ожидать похолодание, то в отношениях с Катаром наоборот прогнозируют потепление. По имеющимся данным, между королем Сальманом и эмиром Тамимом Аль Тани сложились неплохие личные отношения, как впрочем и с принцем Мухаммедом бин Найефом, поэтому все планы прежнего руководства в Эр-Рияде по силовому принуждению Дохи к принятию «правильных» решений, включая планировавшую блокаду страны, отошли в прошлое.

Во внутренней политике король Сальман также постарался сохранить равновесие между модернистами и консерваторами. Уступкой либералам считается, назначение министром информации Аделя ат-Терефи, бывшего главы телеканала «Аль-Арабия», штаб-квартира которого находится в Дубае. Аделя ат-Терефи считают как одного из главных сторонников либеральных реформ и дальнейшей секуляризации жизни саудовского общества. Неудивительно, что это назначение не вызвало особого энтузиазма у консервативного духовенства, но полагают, что этим король Сальман сделал уступку умеренному крылу, дав понять, что он не собирается сворачивать реформы своего предшественника. Тем более, в этом еще видят особое внимание властей КСА к проблемам молодежи, чтобы оградить ее от излишнего влияния радикальных улемов через саудовские СМИ.

Однако саудовский монарх сделал ряд уступок и другому крылу, когда назначил консервативного клирика Саада аш-Шитри своим личным советникам, показав таким образом, что он уважает и традиционные ценности и не собирается во всем следовать модернистам. Кроме того, очевидной победой противников либерализации явилась отставка министра юстиции Мухаммеда аль-Иссы, а также главы Комитета по поощрению добродетели и удержанию от порока (религиозной полиции) Абдель Латыфа Аль Шейха. Несмотря на принадлежность известному роду Аль Шейх, бывший начальник религиозной полиции проявил себя как сторонник либеральных преобразований. Поэтому он не имел поддержку консервативных улемов, его обвиняли не только в модернизме, но еще в неоправданных, с их точки зрения, кадровых чистках своего ведомства, а также в злоупотреблениях с использованием служебного положения.

Помимо кадровых перестановок король Сальман предпринял еще и ряд популистских мер, как это сделал король Абдалла в первые дни «арабской весны», чтобы получить лояльность различных слоев саудовского общества, несмотря на некоторые ожидания, что государственные выплаты будут сокращены по причине падения мировых цен на нефть. Он распорядился, осуществить выплату всем госслужащим двухмесячной премии помимо месячного жалования, госслужащим в отставке также будет выплачена двухмесячная премия помимо месячной пенсии. Студенты получающие государственные гранты и государственные стипендиаты также получают удвоенную месячную оплату. Кроме того, монарх показал что он не далек и от новых информационных технологий, обратившись к саудовскому народу через свой аккаунт в «Твиттере», который он имеет с января 2013 г. (прежний ник @HRHPSalman после вступления на престол был изменен на @KingSalman), пообещав сделать « все возможное, чтобы дать чего вы достойны». Все эти шаги еще раз оправдывают репутацию короля Сальмана как прагматика и опытного политика, который способен поддержать баланс интересов различных саудовских политических сил ради сохранения стабильности в королевстве.

43.73MB | MySQL:92 | 1,015sec