Эффективна ли направленная против «Исламского государства» внутрисаудовская пропаганда?

По опубликованному 9 марта 2015 г. сообщению «ответственного источника» из саудовского Министерства внутренних дел, пользующиеся социальными сетями граждане страны «ежеминутно получают не менее 90 оскорбляющих королевства посланий, что означает, что ежедневно до них доходит 129600 таких возмутительных сообщений». Не называя четко источник этого потока, «ответственный источник» намекал, вместе с тем, что речь идет об «Исламском государстве» и иных террористических и апеллирующих к исламу организациях. Не приходится говорить, что эта ситуация все более перемещается в центр внимания саудовских компетентных органов, — во всяком случае, все тот же представитель МВД замечал, что его структура «наносит последние мазки на контуры всеобъемлющей общенациональной стратегии борьбы с терроризмом».

Казалось бы, в Саудовской Аравии брошены все силы на противостояние воздействию воззрений «Исламского государства» на умы и сердца молодых саудовцев. Более того, это противостояние опирается на принципиально важные антитеррористические правовые акты, включая и «черный список» исламистских организаций, деятельность которых рассматривается как «подрывающая основы национальной государственности». В равной мере к противодействию «Исламскому государству» привлечен широкий круг богословов во главе с верховным муфтием и главой Совета высших улемов шейхом Абдель Азизом бен Абдаллой Аль аш-Шейхом, являющегося одним из важнейших организаторов этого противодействия в рамках осуществляемой в стране общенациональной кампании «Ас-Сакина (Спокойствие)» под руководством Министерства мусульманских дел, вакфов, призыва и наставления, развивающейся под ее лозунгом – кораническим айятом «Он – тот, который низвел сакину в сердца верующих, чтобы они увеличили веру с их верой»[1].

Происходящие в последнее время едва ли не ежедневные выступления верховного муфтия (как и членов Совета высших улемов) по саудовскому телевидению, посвященные «разоблачению заблудшей секты» (этот широко применявшийся в саудовской риторике термин, связанный с внутренним террористическим подпольем, вновь воскрешен), в качестве которой ныне рассматривается «Исламское государство» и его сторонники, тем не менее, не выглядят как приносящие положительные результаты. Не сообщая каких-либо обоснованных статистических данных, саудовская пресса, вместе с тем, уже не раз писала о «сотнях» молодых саудовцев (включая и девушек), отправляющихся в Ирак и Сирию, где они «воюют под знаменами ИГИЛ».

Впрочем, иногда эти данные могут и появляться, — в начале ноября 2014 г. руководитель кампании «Ас-Сакина» сотрудник занимающегося ею министерства Абдель Муним аль-Машух сообщил эр-риядскому корреспонденту газеты «Аль-Хайят», что численность саудовских граждан, «воюющих в Сирии и Ираке, достигла 1500 чел.». Видимо, оговорившись, он открыл и великую «государственную тайну», — по его словам, «в соседние страны отправляются караваны желающих примкнуть к террористам». Естественно, предположить, что в самой Саудовской Аравии немало потенциальных сторонников «Исламского государства», способных отправиться на войну, которую против «Исламского государства» ведет «преступный и переставший быть исламским саудовский режим».

Если опираться на сделанное 9 марта 2015 г. Абдель Мунимом аль-Машухом заявление газете «Аль-Хайят», то из него становится ясно, что осуществленный в рамках кампании «Ас-Сакина» выборочный обзор 200 хэштегов саудовских пользователей Твиттера показывает, что ежесекундно появляется не менее 90 (или не менее 129 600 – ежедневно) «оскорбительных для Королевства записей». Эти записи, по словам цитируемого чиновника Министерства мусульманских дел, вакфов, призыва и наставления, «призывают к насилию, к вступлению в террористические организации, к нападениям словом и делом, к дестабилизации в стране». При этом достаточно часто речь идет о «призывах к джихаду без указания на вступление в ряды определенной организации». Как считал А.М.аль-Машух (даже учитывая, что интересы его ведомства и самой кампании «Ас-Сакина» требовали преувеличения), «в Королевстве сложился авангард ИГИЛ и «Аль-Каиды»». Из его же заявления вытекало также, что на молодых саудовцев не производят никакого впечатления и регулярно показываемые по национальным телевизионным каналам (как и постоянно публикуемые в печатной прессе) сюжеты о «возвращениях и раскаянии» некоторых бывших сторонников действующих в Сирии и Ираке исламистов. Скорее всего, эти сюжеты рассматриваются потенциальными и реальными сторонниками «Исламского государства» как «далекая от реальности» и «грязная» пропаганда.

Говоря о причинах того, почему молодые саудовцы отправляются «в соседние страны», саудовские официальные лица обычно выделяют среди них три группы своих подданных. Если первая из этих групп квалифицируется как «любители приключений и авантюристы», то вторая определяется тем, что ее члены «связаны узами дружбы или родства с теми, кто находится в Сирии и Ираке либо арестован за свои взгляды». Наконец, третья группа отправляющихся воевать на стороне «Исламского государства» – люди, «поддавшиеся влиянию пропаганды ИГИЛ». Однако вне зависимости от того, как представители саудовского истеблишмента классифицируют вышедшую из повиновения им молодежь, все нынешние сторонники «Исламского государства» выглядят для этого истеблишмента как отошедшие от принципов «умеренного ислама».

Верно и другое, для этих сторонников само саудовское государство стало «неверным», — уже демонстрировавшиеся телевизионным каналом «Аль-Арабия» видео, на котором запечатлены саудовские бойцы «Исламского государства» сжигающие паспорта своей страны, это со всей очевидностью доказывают. Если же Саудовская Аравия перестала быть «подлинно мусульманским государством», то и любые призывы и предостережения официальных саудовских улемов оказываются для сторонников террора не более чем пустым звуком в силу того, что они смотрят на этих улемов как на «продажных псевдобогословов», сотрудничающих с «преступным государством». Их «умеренная» религиозная риторика не только не воспринимается серьезно, но в ней видят фальшь и лицемерие. И, напротив, претендующие на шариатскую основу фетвы и заключения «Исламского государства» демонстрируют молодым саудовцам «чистое и незамутненное» понимание религиозной догмы, подталкивая их к отъезду в «горячие точки» современного арабского мира, где они могут достичь «высоких постов» в рядах террористических организаций. Так, в начале марта 2015 г. «Аль-Хайят» сообщала о том, что в Сирии налеты авиации антитеррористической авиации уничтожили двух граждан Саудовской Аравии, — один из них был эмиром – полевым командиром, подчиненным «Исламскому государству», второй же – сотрудником бюро информации и «поэтом» «Джабхат ан-нусры».

Но только лишь обычные молодые люди формируют внутрисаудовский террористический «авангард»?

9 марта 2015 г. «Аль-Хайят» сообщила об инциденте на проходящей в саудовской столице Эр-Риядской книжной ярмарке, где накануне происходила встреча саудовских деятелей искусства с молодежью в рамках симпозиума «Молодежь и искусство: призыв к мирному сосуществованию». Выступая на симпозиуме, один из его организаторов и известный саудовский литератор выразил «глубокое сожаление в отношении того, что в некоторых арабских государствах экстремисты разрушают исторические памятники». Присутствовавший на симпозиуме сотрудник действующей в стране Лиги поощрения добродетели и осуждения греха немедленно вмешался, заявив, что и «Пророк, вступив в Благородную Мекку, разрушил идолов Каабы», что «означает, что и сегодня так должен действовать каждый мусульманин». Попытка литератора заметить, что «существует грань между памятниками истории и идолами» (трагичность ситуации заключается не столько в различных толкованиях понятий «памятники» и «идолы», но в существующей в Саудовской Аравии духовной атмосфере, порождающей то толкование, которое должно отвечать интересам служащих Лиги поощрения добродетели и осуждения греха), вызвала возмущение многих присутствовавших в зале, где проходил симпозиум, и драку между его участниками. Комментировать описанный инцидент, как и оценивать результаты кампании «Ас-Сакина», содействие которой должна оказывать, в том числе, и Лига поощрения добродетели и осуждения греха, видимо, излишне.

Стоит, наверное, лишь согласиться с ведущим колумнистом «Аш-Шарк Аль-Аусат» Абдель Рахманом ар-Рашидом, писавшим в опубликованной им 9 марта 2015 г. в этой газете статье «Пусть они разворовывают наши памятники, потому что мы их не заслуживаем»: «Как же хорошо, что нам повезло, что западные ученые и коммерсанты вывезли памятники из долины Нила, Месопотамии, йеменских крепостей и других мест, что эти памятники хранятся сегодня в музеях Франции, Великобритании, Германии, Италии и Турции. Представьте себе, что исламские экстремисты захватили великие сокровища – переправленный в начале прошлого века в Германию бюст Нефертити, либо изображение царицы Хатшепсут! Представьте себе, что вавилонские древности – часть иракской истории, находящиеся сегодня в лондонском Британском музее, остались в Ираке! Все это было бы с огромной радостью навсегда уничтожено ИГИЛ. Как же нам повезло, что почти четыре миллиона арабских и мусульманских рукописей хранятся в западных музеях и университетах! Иначе они были бы сожжены безумцами из ИГИЛ или их сгрызли бы крысы в хранилищах арабских музеев». Горькая истина!

В январе 2015 г. Министерство мусульманских дел, вакфов, призыва и наставления выступило с обращением (которое не было первым и, конечно же, не станет последним) к подчиненным этому министерству имамам саудовских мечетей, вновь потребовав от них быть «умеренными, выступая с проповедями в мечетях». Но изменилась ли эта ситуация в условиях, когда все силы сотрудников Министерства мусульманских дел, вакфов, призыва и наставления брошены на проведение кампании «Ас-Сакина»? Перестали ли эти имамы прославлять джихад, который ведет «Исламское государство» и иные террористические организации? В этом приходится лишь сомневаться, поскольку все тот же А.М.аль-Машух признавал в интервью «Аль-Хайят» от 9 марта 2015 г., что «не все участники этой кампании, включая имамов мечетей, действуют на основе благородной шариатской умеренности». Это означает лишь, что поддерживающая террористов контрпропаганда остается реальностью.

Выступая 10 марта 2015 г. в эр-риядском дворце Аль-Ямама перед членами королевской семьи, высшими государственными и религиозными деятелями, депутатами Консультативного совета и армейской элитой, король Сальман  назвал терроризм «мировой гадиной», заявив о том, что Саудовская Аравия «будет бороться со всеми формами и проявлениями терроризма и экстремизма» до тех пор, «пока они не будут окончательно искоренены». Но как же долго эти явления придется искоренять в самой Саудовской Аравии!

1.Коран 48:4. Перевод И.Ю. Крачковского.

50.44MB | MySQL:89 | 0,660sec