Будет ли Ирак обороняться?

Фактически поход американцев против Ирака стартовал, когда с военно-морской базы Сан-Диего в Персидский залив отправилась группа из семи американских боевых кораблей. Отряд возглавил авианосец «Констелейшн», на борту которого находятся около 100 самолетов авиации военно-морских сил и морской пехоты. Помимо него в состав соединения входят эсминцы «Хиггинс» и «Тэч» и два крейсера — «Вэллей-Фордж» и «Банкер-Хилл». К ним должен присоединиться вспомогательный корабль «Райниер», вышедший из порта города Бремертон (штат Вашингтон), и подводная лодка «Коламбиа» из Перл-Харбора. В общей сложности в походе принимают участие около восьми тысяч американских моряков и морских пехотинцев. Перед отплытием командующий отрядом боевых кораблей заявил личному составу: «Мы отправляемся в тяжелый путь. Америка будет гордиться нами».

Необходимо заметить, что в операции многонациональных сил против Ирака «Буря в пустыне» (1991 г.) оперативное развертывание группировок военно-морских сил также было предпринято примерно за месяц до начала силовой акции. Эти факты, как и ряд других признаков, свидетельствуют о том, что Белый дом и Пентагон вот-вот готовы предпринять стратегически важные шаги. Не исключается при этом, что президент США примет окончательное решение об операции против Ирака до середины февраля месяца, когда в штаб-квартире ООН будут переведены на рабочие языки этой организации 12000 страниц текста доклада о состоянии военных и научных программ Ирака. Некоторые обозреватели западных средств массовой информации считают, что фактическим обнародованием данного решения явится объявление главой американского государства о призыве на военную службу 100 тыс. резервистов для участия в силовой акции. Помимо этого в СМИ просочилась информация, что значительное количество военнообязанных будет дополнительно призвано из запаса для охраны стратегических объектов на территории самих США.

Форсированно готовится к предстоящей военной кампании против Саддама Хусейна и ближайший союзник США — Великобритания. Официальный Лондон объявил о готовности призвать на военную службу около 10 тыс. резервистов (к примеру, в ходе «Бури в пустыне» в 1991 г. было задействовано лишь 1500 британских военнослужащих запаса). Считается, что первыми на войну с Ираком из Великобритании отправятся специалисты тыловых служб, связисты и спецназовцы.

Еще одним признаком приближающейся военной операции против Багдада служит направленность оперативной подготовки вооруженных сил США. В частности, недавно Пентагон провел учения, в ходе которых отрабатывались действия на случай начала военных действий в Ираке. В маневрах приняли участие до 15 тыс. военнослужащих, 60 самолетов и отряд боевых кораблей. Замысел учений сводился к защите условного государства Картуна, которое было оккупировано богатой нефтью страной Корона, игнорирующей резолюции ООН. Особая роль на учениях отводилась палубной авиации. А в середине декабря 2002 года американские учения были проведены непосредственно вблизи границ Ирака: в Кувейте (около 1000 военнослужащих и до двухсот единиц танков и боевых бронированных машин) и в Катаре (компьютерные командно-штабные игры).

Американская эскадра, вышедшая 3 ноября 2002 года из Сан-Диего, прибудет в зону Персидского залива в декабре этого же года и прочно обоснуется в заливной зоне. Согласно официальным данным она, а также еще одно соединение во главе с авианосцем «Гарри Трумэн» должны сменить в заливе авианосцы «Авраам Линкольн» и «Джордж Вашингтон». Однако в случае военной операции против Ирака их могут и оставить в регионе. Пятый авианосец «Нимиц» вероятно тоже войдет в Аравийское море к началу 2003 года.

Таким образом, все говорит о том, что Соединенные Штаты активно готовятся к военным действиям против Ирака.

В то же время планируемую операцию США против Ирака не везде воспринимают однозначно, как борьбу с международным терроризмом. Многие политические и государственные деятели Европы видят в ней больше экономического смысла, чем непосредственно военного (то есть антитеррористического).

Так, министр по вопросам экономического сотрудничеств ФРГ Вичорек-Цойль предупредила о негативном влиянии планируемой войны с Ираком на мировую экономику. В ходе ежегодной конференции Международного валютного фонда и Всемирного банка в Вашингтоне, Вичорек-Цойль указала, что нереализованные инвестиции и дополнительные военные расходы негативно отразятся в первую очередь на ситуации в бедных странах. Вичорек-Цойль отметила, что нарастающая опасность войны уже привела к повышению мировых цен на нефть. Ранее участники конференции в Вашингтоне высказались за последовательное проведение реформ, призванных стимулировать рост мировой экономики. В центре американской столицы тысячи людей провели в целом мирную демонстрацию протеста против международной финансовой политики.

В свою очередь, как заявил Саддам Хусейн в беседе с австрийским ультраправым политиком Йоргом Хайдером , что Ирак будет защищать «свой народ, интересы, безопасность и независимость». Иракцы, добавил президент, «заплатили за это реки крови».

Иракское руководство, кажется, уже не сомневается, что США нанесут удар по Ираку, и все усилия Саддама Хусейна в последние месяцы направлены на то, чтобы сплотить иракцев вокруг себя в условиях, когда страна столкнулась с серьезной внешней угрозой. Прошедший 15 октября референдум по продлению полномочий президента Ирака стал одним из таких шагов. Мероприятие, призванное хотя бы внешне продемонстрировать наличие демократии в стране, и то было использовано по полной программе для еще большего объединения народа и пропаганды внутри страны и за ее пределами. Свидетельство тому — беспрецедентная стопроцентная поддержка, оказанная Саддаму Хусейну иракцами.

Процедуру референдума сложно назвать демократической в западном понимании этого слова. Людям предстояло «выбрать», поддерживать или не поддерживать Саддама. Однако, по сути, у них не было выбора — в условиях Ирака смертельно опасно поставить «нет» на бюллетене, зарегистрировав перед этим свое имя и место жительства, на глазах у соотечественников, кричащих вокруг тебя: «Душу и кровь мы отдадим тебе, Саддам!» Не было абсолютно никакой тайны голосования, да и сама процедура регистрации не отличалась точностью — возможность проголосовать получали все желающие независимо от того, имеют они право голоса или нет. Голосовали даже приглашенные на период референдума иностранцы — в качестве жеста солидарности с иракским народом, столкнувшимся с американскими угрозами. Именно в демонстрацию солидарности народа со своим лидером и превратился референдум, и хотя можно не без основания сомневаться в стопроцентной поддержке Саддама, нет никаких сомнений, что американские угрозы все-таки сплотили иракский народ вокруг него вместо того, чтобы оттолкнуть.

Саддам Хусейн — предмет гордости иракцев. «Это единственный арабский лидер, сказавший твердое «нет» США и Израилю и оказывающий реальную поддержку народу Палестины», — говорят в Ираке. Саддам идеально соответствует представлениям арабов о сильном правителе — жестокий, но справедливый в их глазах, он выглядит как халиф из времен расцвета арабского халифата, дающий надежду на возвращение былого величия нации.

Но халиф должен быть не только жестоким, но и милосердным, и несколько дней спустя после референдума в Ираке объявляется всеобщая амнистия. Согласно иракским официальным заявлениям, на свободу вышли все заключенные, за исключением осужденных за шпионаж в пользу США и Израиля, а также признанных виновными в убийстве. Последние могут покинуть тюрьмы лишь с согласия родственников убитых. Правда, представители иракской оппозиции заявили, что амнистия является лишь пропагандистской акцией, и что далеко не все заключенные покинули иракские тюрьмы. Но, как бы то ни было, налицо стремление Ирака по-хорошему «рассчитаться» со своими оппонентами как внутри страны, так и за ее пределами.

Немаловажно в этой связи и недавнее заявление иракского президента, который повинился в оккупации Кувейта, а вице-президент Таха Ясин Рамадан заявил о том, что в иракских тюрьмах нет ни одного кувейтца. Рамадан даже пригласил представителей Кувейта убедиться в этом лично. По его словам, в иракских тюрьмах сейчас остались лишь два выходца из арабских стран (он не уточнил, из каких именно), осужденных за шпионаж в пользу США и Израиля. Так ли это и все ли политические заключенные вышли на свободу — сейчас утверждать сложно, но ясно одно — щедрый и неожиданный жест президента, объявившего всеобщую амнистию, прекрасно вписывается в создаваемый в последние годы образ Саддама как справедливого халифа.

В 2002 году в рамках своеобразной подготовки к референдуму в пропаганде, воспевающей президента Ирака, появился новый и до некоторой степени неожиданный элемент. В ряде иракских газет появились статьи, где говорилось, что «легендарный вавилонский царь Навуходоносор предвидел появление Саддама Хусейна». Об этом якобы свидетельствуют найденные в Вавилоне надписи на аккадском языке, восходящие к VI веку до н.э., одна из которых гласит, что «тот, кто возродит Вавилон, разгромит всех своих врагов». Интересно, что Саддам Хусейн действительно сыграл большую роль в восстановлении древнего города. Так к многочисленным эпитетам президента Ирака прибавился еще один — «Навуходоносор партии Баас». Отныне иракский правитель не только халиф, но и царь, равный по величию легендарным царям древнего Вавилона, а в его исламский образ был смело привнесен элемент древней мистики Междуречья. Налицо явное стремление к сакрализации власти правителя страны, чей строй официально провозглашен как республиканский.

После роковой ошибки — вторжения в Кувейт в 1990 году, в чем повинился Саддам — президент Ирака сделал все, чтобы закрепить за собой «халифский» имидж. Немаловажную роль в этом сыграл и «исламский фактор»- на флаге Ирака в самом начале «блокадного периода» появилась надпись: «Аллах велик», а по телевидению стали демонстрироваться видеокадры Саддама, молящегося в мечети. Начали появляться многочисленные изречения президента Ирака в раннеисламском духе, да и многие иракцы, ранее бывшие не очень набожными, в тяжелых условиях экономической блокады стали истинными правоверными.

Однако иракский ислам — не ислам «Аль-Каиды» и талибов. Ему чужд фанатизм, экстремизм и агрессия. Ислам для иракцев стал чем-то вроде анаболика, позволяющего переживать болезненное ощущение изоляции от мирового сообщества, повлекшего за собой резкое снижение уровня жизни, затронувшее практически каждую иракскую семью. Как бы ни прикрывался правящий в Ираке режим исламскими одеяниями, суть его глубоко секулярная, а религия, естественно, в умеренных ее проявлениях, стала чем-то вроде государственной идеологии, незаметно сменившей туманную и уже фактически неактуальную национал-демократическую идеологию правящей партии Баас.

В этой связи несколько нелепыми выглядят попытки найти связь между Ираком и «Аль-Каидой», предпринимавшиеся США после терактов 11 сентября 2001 года. Такая связь действительно нашлась, но что показательно — нашлась она на неподконтрольных Багдаду курдских территориях. Там в горах, на границе с Ираном, обосновались фанатичные приверженцы тесно координирующей свои действия с «Аль-Каидой» группировки «Ансар аль-Ислам».

Вообще, сейчас, более года спустя после начала объявленной Вашингтоном «войны с терроризмом», становится все более очевидным, что казавшаяся тогда благородной идея мало-помалу превращается в кощунственный фарс. США говорят, что Ирак, якобы разрабатывающий оружие массового поражения и выступающий на стороне террористов во всемирном противостоянии, представляет собой угрозу для национальной безопасности Америки. И, хотя Вашингтон не представил до сих пор никаких убедительных доказательств этого, угроза антииракской акции сейчас вполне реальна. Кстати, Пакистан, многие жители которого поддерживают бен Ладена, действительно обладающий ядерным оружием и имевший когда-то тесные отношения с талибами, почему-то в качестве угрозы национальной безопасности США не рассматривается. Почему же? Ответ прост — у Пакистана нет столько нефти, сколько есть в Ираке.

Несомненно, Вашингтон попытается использовать и октябрьский московский террористический акт, чтобы заставить Россию изменить свое мнение относительно удара по Ираку под давлением необходимости «борьбы с терроризмом, где бы и как бы он ни проявлялся». Показательно и то, что Саддам Хусейн, крайне редко выступающий с заявлениями по проблемам, не имеющим непосредственной связи с Ираком, стал единственным арабским лидером, сделавшим специальное заявление по событиям в Москве. «Врагами ислама являются Америка, но не Россия», — заявил тогда Саддам, тем самым как бы «упредив» возможный следующий американский ход, направленный на то, чтобы перетянуть голос России на свою сторону, записав Ирак в угрожающий всему миру «террористический лагерь».

Выступление Саддама по поводу взятия заложников в Москве стал еще более значимым на фоне замедленной реакции или молчания остальных арабских лидеров в связи с этой трагедией. Видимо, сильно все-таки среди народных масс в арабских странах убеждение в том, что «чеченские боевики — истинные мусульмане, защищающие свою веру». В таком контексте Саддам начинает выгодно отличаться от других ближневосточных лидеров, которые при этом не вызывают такого резкого неприятия Вашингтона, но, напротив, США всячески поддерживают их и стремятся к развитию отношений с ними.

Кстати, со специальным заявлением по поводу московских событий выступило и палестинское руководство. Ясир Арафат осудил захват заложников в далекой Москве. Он, также как и Саддам Хусейн, был озабочен перспективой втягивания России в проамериканский лагерь, В свою очередь и Израиль осудил акцию Бараева, вполне справедливо отождествив палестинских террористов-смертников с чеченскими боевиками.

Позиция Ирака, влиятельного в арабском и исламском мире государства, осудившего вылазку террористов в Москве, очень важна для России, принципиально придерживающейся положения о том, что «у терроризма нет ни религии, ни национальности», в деле противостояния террористам, которые прикрываются религиозными лозунгами и пытаются найти поддержку в арабском и мусульманском мире. В свою очередь, позиция России, выступающей против силовой акции США в отношении Ирака, имеет жизненную важность для Багдада, который сейчас вынужден готовиться к новой войне, но в то же время не теряет надежды на то, что мировому сообществу все-таки удастся убедить Вашингтон отказаться от антииракских военных планов. Все иракцы сейчас как бы замерли в тревожном ожидании — будет война или нет, и ждать ответа им осталось недолго.

Кроме того, следует отметить и ряд других моментов.

Восточная страна Ирак — это не цивилизованное европейское государство Югославия, которое практически не способно существовать в блокаде без цивилизационных благ. Ирак — это слаборазвитое арабское государство с подорванной санкциями против него экономикой, в определенной части населения живущем в феодальном прошлом.

За прошедшие десять лет после операции многонациональных сил «Буря в пустыне» иракцы привыкли к постоянным ракетным обстрелам и авиационным налетам, и они вряд ли испугаются той первоначальной, длившейся почти целый месяц фазы воздушно-космической операции стран НАТО, которая повергла в ужас цивилизованных югославов.

Немаловажен и тот факт, что вся система государственного и военного управления в стране пронизана выходцами из тикритского рода (рода Саддама Хусейна), которые прекрасно понимают, что смена руководства Ирака, навязанная американцами, приведет к смещению их с ответственных должностей и постов, что, естественно, никак не отвечает их личным интересам. Не случайно, что почти вся оппозиция, рассматриваемая Вашингтоном в качестве нового государственного и военного аппарата в Ираке после возможной войны, из других родов.

В некоторой степени выгоден Саддам Хусейн и иракским курдам. Если в настоящее время они получают отчисления в твердо конвертируемой валюте в размере 13 % от поступлений в иракскую казну по программе «Нефть взамен продовольствия), то со смещением Саддама эта программа утратит свою актуальность и будет упразднена; соответственно и доходы северных курдов существенно снизятся. А переданные недавно для Талабани и Барзани десять миллионов долларов не покрывают и части того, что получают курдские лидеры сейчас.

Ирак показал, что он способен в угрожаемый период найти пути сохранения своего боевого потенциала, что показали его действия в ходе операции «Буря в пустыне», во время которой многонациональная коалиция вела «успешные» боевые действия лишь с воинскими формированиями, состоящими сплошь из слабообученных резервистов и вовсе необученных добровольцев. Регулярные же войска в лице республиканской гвардии подтвердили свою довольно высокую боевую способность.

Краткие справочные данные по вооруженным силам Ирака

Военная доктрина Ирака «Сохранение сил и неучастие в конфликтах» принята в 1992 году на период действия экономических санкций ООН. Ее идеологическими основами являются лозунги объединения мусульман на базе баасизма и борьба против иностранного военного присутствия на территориях арабских и мусульманских государств.

Вооруженные силы Ирака по численности и боевому составу являются одними из наиболее крупных в регионе Ближнего Востока. Общая численность ВС составляет чуть более 400 тыс. солдат и офицеров, в том числе войска Республиканской гвардии (РГ) — около 100 тыс. человек.

В их боевом составе насчитывается более 40 дивизий (пехотных, мотопехотных, бронетанковых); 25 отдельных бригад включая 4 ракетные; 40 эскадрилий армейской авиации. В общем плане они имеют около 3000 танков, 10000 орудий, реактивных систем залпового огня и минометов, 500 пусковых установок зенитных управляемых ракет, 5000 боевых бронированных машин, 400 ударных вертолетов, 350 боевых самолета (бомбардировщики, истребители, истребители-бомбардировщики, перехватчики, разведчики).

28.16MB | MySQL:67 | 0,787sec