США и Иран готовятся к распаду Ирака

По сообщениям информационных агентств, «представленный 27 апреля на рассмотрение американского Конгресса законопроект об ассигнованиях на оборону» призывает правительство США «считать государственными курдские отряды пешмерга, Силы обороны, состоящие из суннитских племен, а также Суннитскую национальную гвардию Ирака», что позволит этим силам получать помощь от США напрямую. Законопроект, в частности, предлагает предоставить курдским и суннитским ополченцам, по крайней мере, 25 процентов от общей суммы в 715 млн долларов в виде военной помощи, которую США запланировали оказать иракскому правительству для борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ). При этом оговаривается возможность увеличить долю до 60 процентов, то есть передать ополченцам 429 млн долларов. Этот момент крайне принципиален с точки зрения анализа приоритетов нынешней администрации США (и рискнем утверждать, что и будущей) в расстановке сил, прежде всего, в Ираке. Первые явные сигналы об этом уже поступали в прошлом месяце, когда руководство Пентагона категорически отказывалось в период штурма родины последнего иракского диктатора С.Хусейна Тикрита силами шиитской милиции, а затем локальных боев за административный центр провинции Анбар Рамади оказывать воздушную поддержку наступающим. И основным условием ее возобновления было именно отвод подразделений шиитской милиции и бойцов ливанской «Хизбаллы» из района боев с передачей основной роли в этой миссии регулярной иракской армии и местным суннитским ополченцам. Таким образом, Вашингтон намеревается реанимировать роль суннитского компонента в общей структуре системы исполнительной власти Ирака и тем самым серьезным образом минимизировать доминирование шиитского сегмента. Особенно отчетливо эта тенденция проявилась во время боев за Рамади, когда американские транспортные самолеты стали уже практически в открытую перебрасывать оружие и боеприпасы местному племенному суннитскому ополчению. «Сепаратное» финансирование трех разных «государственных» составляющих в Ираке фактически означает признание уже «де-юре» распад страны на три самостоятельные части. Исходя из этого, можно вполне оправданно предположить, как именно представляют в Вашингтоне будущую расстановку сил: Иракский Курдистан, шиитский Багдад и «суннитский треугольник» с самой широкой степенью государственной автономии и собственными вооруженными силами. Это означает, что в Вашингтоне окончательно разуверились в перспективе убедить нынешнее руководство в Багдаде инкорпорировать суннитскую элиту в систему исполнительной власти в стране. Таким образом, нынешнему шиитскому премьер-министру Х.аль-Абади решительно отказано в доверии, между тем как в период его прихода к власти в Белом доме и Госдепартаменте США пребывали в полной уверенности, что он окажется более «внятным», чем его предшественник Н.аль-Малики. Как видится, именно этими надеждами и объяснялась непонятная неторопливость американцев в рамках рассмотрения предложений суннитской племенной верхушки «о нейтрализации всяческого присутствия джихадистов в Ираке в обмен на ее полнокровное вхождение во власть». Такие сигналы стали поступать в Вашингтон еще с осени прошлого года, и тогда никакого внятного ответа на них не последовало.

Теперь ситуация изменилась кардинально, поскольку Вашингтон пришел к выводу о том, что вероятность решения проблемы ИГ силами внешнего военного вторжения возможна лишь в случае перехода большинства суннитских племен на сторону международной коалиции. Все остальные действия с упором исключительно на Багдад, как главного контрагента получения военной помощи, приводят лишь к резкому усилению влияния Тегерана, и фактическому началу широкомасштабных чисток суннитского населения. А это, по определению, не может привести ни к какому прогрессу в вопросе ликвидации структур ИГ. Примечательно, что к такому шагу со стороны Вашингтона в Тегеране были принципиально готовы. Иначе сложно объяснить командирование в Ирак главного специалиста по созданию иррегулярных вооруженных формирований, командующего элитным подразделением КСИР «Аль-Кудс» генерала Сулеймани. Его цель была в данном случае предельно конкретна — сформировать иракский аналог «Хизбаллы» с целью создания гарантий безопасности и самодостаточности шиитской общины при любых вариантах развития ситуации. Этот проект обсужден предварительно с премьером Х.аль-Абади и санкционирован главным религиозным авторитетом иракских шиитов аятоллой А.ас-Систани еще осенью прошлого года. Штурм Тикрита стал первым испытанием нового образования, и скажем прямо, не вполне удачным. С целью исправления ситуации пришлось даже срочно перебрасывать в Ирак 800 ливанских бойцов «Хизбаллы». Но суть вопроса от локальных неудач на поле боя не меняется. Багдад и Тегеран тщательно готовятся к негативному для себя сценарию распада страны на три самостоятельных части с обособлением суннитских районов, что ранее случилось с курдскими провинциями. Кстати, отметим, что боевая активность курдов на фронте противодействия ИГ резко снизилась в последнее время, что сопровождается синхронным снижением уровня материально-технического снабжения Эрбиля из-за рубежа. Если взять схематично, то курдская пешмерга овладела рядом принципиальных для курдской автономии районов, а вот двигаться далее вглубь суннитского треугольника она не спешит, явно выжидая и наблюдая как два основных внутрииракских противника в лице суннитов и шиитов обескровливают друг друга.

Ряд экспертов при этом указывают на то, что нынешний шаг Вашингтона может рассматриваться, как еще один рычаг прессинга на Багдад в рамках принуждения его к компромиссу с суннитами. Но реакция и Х.аль-Абади, и аятоллы А.ас-Систани, и шиитского лидера Муктады ас-Садра в данном случае была предельно понятной. Последний даже пригрозил атаковать «американские цели» в случае распада страны. Это, конечно, больше эмоции, но посыл предельно понятен. К чему может привести реализация такого сценария, можно пока представить себе схематично. В случае, если сунниты при помощи американцев смогут нейтрализовать структуры ИГ, то эту победу они уже не отдадут, как это случилось в период американского присутствия в стране и борьбы с «Аль-Каидой» в той же провинции Анбар. Причем большинство реальных лидеров ИГ в лице бывших баасистов никуда не уйдут, и будут по-прежнему являться главными «кукловодами» в суннитском сообществе. И говорить о том, что они будут питать слишком теплые чувства к американцам, мы бы не стали. Распад Ирака на три составляющие открывает целую череду межконфессиональных стычек по вопросу принадлежности и контроля того или иного населенного пункта или нефтяного месторождения, что вполне может привести к реализации в Ираке «ливийского сценария». По крайней мере, именно к этому готовятся в Тегеране. Таким образом, США в итоге получат, как минимум, две не совсем дружественные себе силы в лице шиитов и суннитов с относительно лояльными курдами, которые всегда «на подкорке» имеют только одну идею — создание самостоятельного курдского госудаства, что опять же чревато серьезным обострением ситуации.

53.17MB | MySQL:101 | 0,486sec