Саудовская Аравия: йеменский след в теракте в шиитской мечети

Террористический акт в шиитской мечети в одном из городов Восточной провинции КСА 22 мая с.г. может стать детонатором распространения серьезной напряженности между суннитами и шиитами уже непосредственно в самом королевстве. Такую точку зрения высказали американские эксперты по вопросам терроризма, и, в общем-то, они лишь констатировали очевидное. Действительно, подрыв мечети в данном случае необходимо трактовать именно таким образом, но главный вопрос заключается только лишь в одном: кому и зачем это выгодно?

Сразу же поставим под сомнение причастность к данному инциденту структур «Исламского государства» (ИГ), даже несмотря на все их официальные заявления. Мы уже говорили, что сторонники ИГ вообще стараются упоминать свой бренд везде, где только можно и брать ответственность за все резонансное теракты. Это их общий подход к ведению пропагандистской войны. К этой же серии надо отнести и последние заявления ИГ о готовности купить «атомную бомбу» у Пакистана, поскольку де на «счетах» организации находятся миллиарды долларов. Такие вбросы преследуют цель доказать могущество организации и показать ее высокий финансовый потенциал. Между тем, как раз с деньгами у ИГ дело обстоит не так хорошо, как это пытаются представить. Доходы от контрабанды нефти с захваченных месторождений падают, что, безусловно, очень в скором времени скажется и на боевом потенциале организации, прежде всего в рамках рекрутирования новых бойцов из-за рубежа. Последнее заявление «об атомной бомбе» как раз из разряда тех пропагандистских ходов, которые должны вызвать у не слишком искушенных «сочувствующих» представление о «финансовой состоятельности» ИГ. Рассматривать его всерьез ни один из политологов, кроме аналитиков газеты «Коммерсант» (им простительно), естественно, не будет по целому ряду причин, о которых мы сейчас не говорим. Ограничимся лишь констатацией факта о том, что чем сильнее пропаганда той или иной коммерческой структуры, тем хуже у нее дела. Последнее по времени наступление ИГ в Сирии и Ираке стало возможным в большей степени не благодаря возросшей мощи и обилию финансов, а простой договоренностью о совместных действиях и «зонах ответственности» между основными противниками Б.Асада в лице Анкары, Дохи и Эр-Рияда.

Многие эксперты, и в данном случае мы с ними солидарны, очень сомневаются в причастности ИГ к теракту в шиитской мечети. Потому что при таком варианте необходимо признать, что на территории Саудовской Аравии активно действует подполье сторонников ИГ, к тому же еще и обладающее техническими возможностями по производству СВУ. Это очень сомнительно, поскольку сама территория КСА — это точно не зона действия ИГ. Там на первых ролях полумифическая «Аль-Каида Аравийского полуострова» (АКАП), у которой имеется жесткая установка на отказ от любой террористической деятельности в местах оправления культа без разграничения на шиитские или суннитские святыни и мечети. Тем более что сразу же после проведения теракта АКАП очень оперативно и благоразумно осудила на своем сайте «атаку на мечеть». Вообще теракт в шиитской мечети даже с точки зрения организации является для чисто суннитской группировки делом проблематичным, тем более что последствия такого шага трудно просчитываются с позиции приобретения каких-либо преимуществ. Мы уже говорили, что ИГ, как структуры, нет ни в КСА, ни в Йемене, так что заявлять о какой-то ее внятной активности не приходится. И это еще без учета того, что АКАП и ИГ являются жесткими антагонистами.

«Разбудоражить» шиитскую нефтеносную Восточную провинцию КСА выгодно, прежде всего, хоуситам и сторонникам бывшего президента А.А.Салеха. Эксперты, несмотря на весь минимум данных, которые поступают с места теракта, обратили внимание на то, что почерк теракта в Восточной провинции аналогичен теракту в шиитской мечети в Сане два месяца назад (использование террориста-смертника), который стал отправной точкой экспансии зейдитов на юг страны и поражением «миролюбивого» крыла хоуситов. Мы вновь рискнем утверждать, что к этому эпизоду приложили руку люди из ближайшего окружения А.А.Салеха, который был заинтересован в эскалации конфликта и всячески стимулировал на это своих временных союзников в лице хоуситов. Кстати, у А.А.Салеха, в отличие от сторонников ИГ, имеются все возможности для организации таких терактов, просто в силу огромного количества выходцев из Йемена в КСА. Что добивается А.А.Салех такими действиями? Прежде всего, он посылает очень внятный сигнал саудовскому руководству о перспективах их дальнейших попыток выключить его из активной политической деятельности и даже ликвидировать физически. Кроме того, теракт объективно в Саудовской Аравии  оттягивает силы и средства королевства от йеменского направления. По некоторым данным, после совершения теракта Эр-Рияд принял решение о срочной переброске в Восточную провинцию дополнительных частей Национальной гвардии и спецназа. Таким образом объективно ослабляется прикрытие йеменской границы, на которой активность хоуситов уже привела к захвату ряда укрепленных КПП, и даже нескольких складов с вооружением. То есть стимулируется открытие «второго фронта» уже в тылу врага, который в случае его активизации приведет к серьезным проблемам не только с точки зрения собственно системы безопасности, но и перебоев с нефтедобычей. Нестабильность в этом регионе является «кошмарным сном» для саудовской элиты, и организаторы это прекрасно учитывали.

В любом случае необходимо констатировать, что своей цели организаторы теракта добились. И, по всей видимости, мы становимся свидетелями того, что конфликт в Йемене начинает разрастаться и захватывать все новые территории, и в первую очередь внутри самой Саудовской Аравии. Повторим, что участие ИГ в данной операции выглядит маловероятным, как и угрозы группировки «развернуть в королевстве кампанию террора с участием смертников» Пока сторонники ИГ очень «заняты» в Сирии и Ираке, что не дает им возможности проводить какую-либо активную экспансию за рубежом, тем более в «недружественных районах», где они не имеют «тыловой базы». В КСА все присутствующие исламистские и религиозные силы рассматривают ИГ как врага, и в таких условиях любые попытки создать эффективное подполье обречены на неудачу. Тактика Эр-Рияда по пролонгированию йеменского кризиса путем бомбардировок без всякой внятной перспективы наземной операции является тупиковой. Сразу же скажем, что при реализации такого сценария стремление переноса террористической активности на территорию врага является абсолютно логичным. Для того, чтобы этого избежать, необходимо сковывать активность противника непосредственно на его территории, чего как раз и не происходит, несмотря на все попытки Эр-Рияда стимулировать разрастание внутрийеменского сопротивления зейдитской экспансии. Таким образом, существуют серьезные риски того, что дальнейшие атаки на шиитские цели могут спровоцировать саудовских шиитов на ответные действия и серьезно подорвут их, и так не очень сильные, надежды на способность саудовских силовиков гарантировать им безопасность. Не будем игнорировать и факт пребывания в Йемене двух десятков инструкторов из ливанской «Хизбаллы», которые являются большими специалистами по проведению терактов. Попытка дестабилизировать ситуацию внутри КСА объективно может быть ответом Эр-Рияду на их активизацию по поддержке антиасадовских сил в Сирии, которые консолидированы Эр-Риядом под эгидой «Джейш аль-фатх».

39.71MB | MySQL:93 | 0,858sec