К вопросу о создании совместных арабских вооруженных сил

В конце мая в Каире состоялось второе заседание глав генеральных штабов стран-участниц Лиги арабских государств (ЛАГ), главной темой которого стало обсуждение вопроса о создании совместных арабских вооруженных сил.

Примечательно, что на заседании присутствовали главы генштабов практически всех арабских стран (кроме Алжира, который был представлен своим делегатом при ЛАГ, и Сирии, не принимавшей и вовсе участия в мероприятии).

В ходе встречи участники договорились, что все процедурные вопросы по формированию арабских сил должны быть завершены к 29 июня, чтобы у глав арабских государств остался еще один месяц до 29 июля      для последних консультаций перед утверждением этих сил.

Напомним, решение о формировании единых региональных вооруженных сил для совместного противодействия угрозам в сфере безопасности было принято по итогам очередного саммита ЛАГ в Шарм эш-Шейхе 28-29 марта 2015 года. Тогда лидеры арабских стран договорились, что представители военных ведомств в течении четырех месяцев разработают «рамочные условия» функционирования совместных арабских вооруженных сил.

Следует отметить, что подобный прецедент в истории уже существовал, когда объединенные арабские силы были созданы во время войны с Израилем в 1973 г. Кроме того, лидеры арабских стран обсуждали подобную идею на саммите в Эр-Рияде в 2007 г., когда еще «мубараковский» Египет предложил «всеохватывающую концепцию для панарабской безопасности», имеющей целью создания механизма для разрешения региональных конфликтов «без иностранного вмешательства». Ныне же, как отмечалось на встрече, этим решением саммит ЛАГ посылает сигнал международному сообществу, особенно США, о том, что «арабский мир желает демонстрировать солидарность и способность брать на себя ответственность посредством нахождения арабских решений».

Несмотря на то, что арабские государства заявляют о необходимости создания военного альянса для реагирования на возникающие угрозы безопасности и стабильности любой страны арабского мира или возникающие прямые угрозы для арабской национальной безопасности, в том числе связанные с терроризмом, уже сейчас такие страны как Ирак и Алжир предлагают кардинальные поправки к договору.

В частности, Алжир считает несвоевременным обсуждение вопроса создания совместных арабских военных сил быстрого реагирования. С таким обращением, согласно алжирскому изданию «Аль-Хабар», которое ссылается на «осведомленный источник», алжирские власти выступили накануне начала в Каире упомянутой встречи начальников генштабов арабских стран.  Обращение к арабским военачальникам передал посол Алжира в Каире.

Впрочем, особо следует отметить, что в алжирском предложении содержится требование внести в устав формируемого контингента пункт, запрещающий вмешательство арабских сил во внутренние дела стран-членов ЛАГ. В документе также указывается, что «в настоящий момент расстановка позиций в арабском регионе не позволяет достичь приемлемого соглашения о создании арабских сил военного вмешательства, которые бы рассматривались как законные и пользовались бы всеобщим доверием».

По мнению Алжира, в числе причин, препятствующих формированию столь серьезного элемента региональных отношений, — резко ухудшившиеся в последние годы из-за войн в Ливии, Сирии и Йемене межарабские связи, неспособность наиболее сильных арабских государств принимать какие-либо серьезные региональные решения, а также неминуемые противоречия между международными структурами (в первую очередь, Совбеза ООН) и международным законодательством, с одной стороны, и региональной организацией ЛАГ, — с другой, в случае принятия решения о военном вмешательстве в тот или иной региональный конфликт.

В свою очередь, Ирак заявляет о проведения большего количества двусторонних консультаций, а также, что мнение Багдада непременно должно учитываться, принимая во внимание, что иракская армия «одна из старейших и опытных в регионе».

Следует отметить, что вопросы, обсуждавшиеся во время нынешнего заседания, включали организационный и правовой аспекты, а также процедуру финансирования и подачи заявки на размещение этих сил.

Впрочем, несмотря на заявления о достигнутом консенсусе по окончании встречи по всем вопросам, очевидно, что на пути проекта стоит немало проблем.

В частности, пока с трудом представляется, как страны, имеющие разные взгляды на конфликты внутри арабского мира будут их разрешать с помощью совместных вооруженных сил.

Кроме того, учитывая то обстоятельство, что наверняка основными спонсорами проекта выступят арабские монархии Персидского залива, именно они будут стремиться диктовать свои условия при принятии решений.

Также не следует забывать, что существуют неоднозначно воспринимающиеся в арабском мире региональные альянсы между Катаром и Турцией  или же между Ираком и Ираном, а также подозрения, что нынешний египетский режим пытается под благородной вывеской решать сугубо собственные интересы, направленные, в первую очередь, на повышение удельного веса АРЕ в арабском мире.

В общем, несмотря на то, что уже вроде как задекларировано принципиальное согласие и даже определена резиденция штаб-квартиры командования и секретариата (разумеется, Каир), будущее проекта пока просматривается весьма туманно.

Очевидно, что решающее значение в судьбе идеи по созданию совместных арабских вооруженных сил будет иметь позиция Вашингтона. И если Белый дом решит активно воспрепятствовать реализации всего этого, то вряд ли главные потенциальные спонсоры проекта – «заливники», пожертвуют военно-политическим сотрудничеством с США ради вкладывания денег в рискованные идеи амбициозного египетского президента А.Ф.ас-Сиси.

39.04MB | MySQL:74 | 1,195sec