Парламентские выборы в Турции и роль Партии демократии народов (ПДН)

В воскресенье 7 июня в Турции состоятся парламентские выборы. Победа или поражение в них Партии демократии народов (ПДН) станет одним из ключевых моментов современной политической истории страны.  В избирательные бюллетени  включены сейчас  19 партий, однако  лишь четыре из них имеют шансы преодолеть барьер в 10%. Правящая Партия справедливости и развития, представляющая  умеренных исламистов, левоцентристская Народно-республиканская партия, существующая еще со времен Ататюрка, Партия националистического действия, и Партия демократии народов (ПДН), которую многие СМИ именуют «прокурдской», хотя это не совсем верно.

Находящийся в тюрьме лидер Партии рабочих Курдистана  Абдулла Оджалан был одним из инициаторов создания  этой новой  политической силы в Турции, основанной  не столько  на этническом  партикуляризме, сколько на сотрудничестве  с левыми силами Турции  с целью добиться более широкой избирательной платформы и преодолеть  10-ти процентный барьер на нынешних парламенттских выборах. Однако, курдский фактор может сыграть с ПДН и злую шутку: дело в том, что значительная часть населения страны (по последним опросам – около 65%) довольно негативно относится к перспективам сотрудничества государства с политическими представителями Партии рабочих Курдистана, которую в стране официально считают террористической организацией. В этой связи возможно отторжение ПДН на выборах со стороны тех представителей левых сил, которые придерживаются националистических турецких взглядов, либо рассматривают союз курдских националистов с левыми, лишь как политических маневр, который имеет своей целью привести сторонников Оджалана в парламент Турции.     Так, проходивший несколько дней назад на севере Турции в городе Самсун предвыборный митинг ПДН перерос в столкновения с полицией, в результате которого ранения получили 11 человек, семь из которых – полицейские. Конфликт спровоцировали, скорее всего, турецкие националисты, недовольные тем, что «представители сепаратистов  и террористов пытаются пройти в парламент Турции, чтобы развалить страну».

Однако причины политического антагонизма видится в другом:  сегодня прохождение  в парламент   условно «прокурдской» оппозиционной  партии  может сыграть ключевую роль в том, что сторонники правящей Партии справедливости и развития могут лишиться управляемого большинства в парламенте. ПДН пытается аккумулировать вокруг себя не только курдов и сторонников левых движений, но и всех оппонентов президента Р.Т.Эрдогана с перспективой создания  препятствия на пути формирования  парламентского большинства, подконтрольного президенту,  и для этого сторонникам ПДН достаточно пройти в парламент.

Участие сторонников А.Оджалана в парламентских выборах Турции имеет свою давнюю  историю. Впервые курдские депутаты вошли в парламент в 1993 г.,  участвуя в выборах  в составе Социал-демократической партии, лидер которой, Эрдал Иненю, возможно, и не без участия тогдашнего президента Тургута Озала, курда по национальности, увидел необходимость в представлении  курдских восточных вилайетов в турецком парламенте сторонниками широкой курдской автономии и восстановления национальных прав курдов Турции. Тогда  курдские депутаты  впервые стали полноправными членами Меджлиса, а часть из них, например, известная правозащитница и лауреат премии им. А. Сахарова Лейла Зана, а также ряд других депутатов произнесли депутатскую клятву на первой сессии парламента на курдском языке, чем спровоцировали скандал, приведшему к снятию с них депутатских полномочий  и к  различным срокам тюремного заключения. После несостоявшегося альянса с социал-демократами курдские кандидаты в Меджлис предпочитали выставлять свои кандидатуры в качестве независимых депутатов.

Согласно своему нынешнему  уставу ПДН определяется, как партия левого, социал-демократического толка объединяющая различные политические группы и меньшинства (этнические, политические, религиозные, представителей рабочего класса), которые намереваются политическим путем добиваться как  признания своих прав, так  и уважения прав человека, а также  участия в политическом управлении страной. Краеугольным камнем в программе остается право на  использования родного языка, в том числе и в образовательной сфере, а также обеспечение прав трудящихся, равноправия женщин, беженцев и др.

ПДН стремится «перетянуть» на свою сторону избирателей лево-центристской   Народно-республиканской партии, отказавшись при этом  от курдского этнического партикуляризма в политической борьбе за голоса Турции.   При этом ПДН стоит на платформе т.н. «гражданского национализма», когда этнический партикуляризм не является определяющим фактором национальной идентификации граждан страны.   Также, как заявил заместитель председателя партии по международным делам Назми Гюр, в случае успеха на выборах партия будет добиваться скорейшей нормализации отношений с Арменией и признания Турцией геноцида армян в Османской империи.

Сегодня курдский вопрос выглядит закоренелой проблемой, которая постоянно воспроизводит себя в политической жизни страны. Новый стимул его урегулирования был дан в результате инициативы, которая получила название «процесс Имралы» по названию острова, на котором находится в заключении  лидер ПРК Абдулла Оджалан, сутью которого стал постоянный диалог между турецким правительством и лидером ПРК, осуществляемый с 2013 года при посредничестве ПДН.

В  январе этого года сторонники партии заявили, что пойдут на выборы от ПДН, а не как независимые кандидаты. Для курдских политиков это явилось достаточно рискованным шагом. Ведь на протяжении последнего десятилетия прокурдская партия стабильно получала поддержку лишь 6-8% населения всей Турции, что для прохождения 10-ти процентного барьера виделось недостаточным.   Это представляется рискованным шагом еще и потому, что в случае, если партии не удастся пройти этот барьер, то депутатские места от курдских регионов  достанутся основному конкуренту ПДН – правящей умеренно-исламистской  Партии справедливости и развития, которая на юго-востоке страны, населенном курдами, в избирательных гонках стабильно находится на втором месте. Однако убежденность ПДН в необходимости идти на парламентские выборы окрепла после того, как ее сопредседатель Салахаттин Демирташ получил 9,8% голосов на президентских выборах в августе 2014 г. При этом  целый ряд независимых экспертов оценивают возможности ПДН в 8,5% голосов турецких избирателей.

Необходимость вовлечения курдской оппозиции в сферу легальной политики диктуется желанием минимизировать риски неконвенциальных акций протеста на юго-востоке и необходимостью поддерживать хрупкое перемирие между правительством и Партией рабочих Курдистана, достигнутое в марте 2013 года. Не исключено, что намерение ПДН участвовать в выборах опосредовано возможной договоренностью между Эрдоганом и курдской оппозицией с целью большей децентрализации и увеличения  полномочий местных курдских муниципальных администраций.

С другой стороны, если  ПДН не удастся пройти барьер в 10% и оказаться в Меджлисе, то у президента не будет никаких ограничений к формированию подконтрольного парламентского большинства, внесению изменений в Конституцию и окончательному превращению Турции в президентскую республику, или, по словам Селахаддина Демирташа, «в государство, где власть фактически будет принадлежать одному человеку». В этом случае возможность курдских оппозиционеров и курдских радикалов из ПРК  вести переговоры с правительством будет существенно снижена.

Желание правящей Партии справедливости и развития и президента Эрдогана максимально дистанцироваться от антидемократических и репрессивных методов прошлой  республиканской Турции существенно выбивает почву у сторонников максимального расширения прав этнических меньшинств – и в первую очередь курдов. Перспективы преодоления 10-ти процентного барьера могут показаться призрачными  еще и потому, что  сказывается и достаточный консерватизм основного электората страны. Так, согласно проведенным в апреле опросам, около 65% населения страны считают, что сутью «курдского вопроса» является экономическая неразвитость районов компактного проживания курдов Турции, а не длительное отрицание национальных прав этнического меньшинства. С другой стороны, нынешняя  политика Турции в Сирии, явная или неявная поддержка сил, которые воюют в этой стране как с режимом Асада, так и с курдской автономией на севере страны  существенно отделяет от политики ПСР сторонников НРП и ПДН. Первых  – по причине большого числа алевитов в руководстве и среди активных членов этой партии, традиционно поддерживающих Асада,  а вторых  – в виду  активной поддержки турецкими курдами своих соплеменников в Сирии.

В целом, четыре основные партии  на предстоящих выборах демонстрируют две характерные для политической культуры весьма условные  дихотомии: религиозную, то есть  суннитско-алевитскую (ПСР – НРП) и националистическую, т.е.   турецко-курдскую (ПНД (Партия националистического действия)  – ПДН). Впрочем,   условность это разделения не всегда очевидна. С одной стороны, ПДН стремится привлечь на свою сторону представителей религиозных, национальных меньшинств, а также  различных маргинальных групп, вплоть до представителей ЛБГТ сообщества, тем самым подчеркивая, что  с победой ПДН во власть придут те силы, которые по разным причинам на протяжении всей истории Турции были отлучены от управления страной.

С другой стороны, утверждение о том, что именно ПДН представляет интересы всех курдов Турции также неверно. Немало есть курдов и среди сторонников правящей партии. Также с 2012 г. существует в Турции и курдская исламистская партия «Хюрдава», которая идет на выборы в виде  независимых кандидатов.  Не исключено, что преодоление ПДН   барьера в 10% обострит внутрикурдское соперничество между исламистами и теми, кто ориентируется на ПРК.   В случае проигрыша курдские националисты также могут  покинуть  ПДН и тогда наиболее влиятельной курдской партией станет Партия демократических регионов (ПДР), до июля 2014 г. именовавшаяся Партией мира и демократии и являвшейся основной политической силой курдов Турции. Повторим, что  союз курдов с левым движением вполне можно рассматривать, как проект, нацеленный именно на грядущие парламентские выборы в Турции.

Вне зависимости от того, сколько голосов получит ПДН на предстоящих выборах, пройдет или не пройдет она барьер в 10%, ее существование и поддержка курдским населением обозначили важные политические изменения, имеющие  долгосрочные последствия, которые выражаются в корректирующем воздействии на политические процессы в стране, вне зависимости от того, войдет она в парламент или останется за его пределами.

52.48MB | MySQL:103 | 0,805sec