Парламентские выборы в Израиле 2015 г.: причины, результаты и тенденции

Парадоксальным образом, результаты досрочных парламентских выборов 2015 года в Израиле, с одной стороны, оказались неожиданными для всех, с другой стороны не изменили установившийся в израильской политике status quo, и не придали новому правительству дополнительной устойчивости. Таким образом, можно утверждать, что затяжной кризис лидерства в израильской политике продолжается, и выход из него все ещё не виден. Впрочем, повысившаяся политическая активность израильского общества, проявившаяся в виде относительно высокой явки, указывает на здоровые, с демократической точки зрения, тенденции. Другими словами, израильское гражданское общество осознает проблематичность ситуации, в которой оно оказалось, и активно ищет выход. Данная статья анализирует причины неожиданных итогов парламентских выборов в Израиле 2015 года.

Причины и итоги досрочных выборов 2015 года

Кризис, повлекший распад предыдущей коалиции и приведший к досрочным выборам нельзя было назвать неожиданным. Как и большинство коалиций последних тридцати лет она была крайне неустойчива с момента своего создания.[i] Достаточно вспомнить, что Биньямин Нетаньяху получил право на формирование правительства за счет создания блока с партией Авигдора Либермана «Наш дом-Израиль» (НДИ), а окончательный состав коалиции был принудительно навязан ему союзом правого Нафтали Беннета («Еврейский дом») и центриста Яира Лапида («Есть будущее»). Последние два «братца», как в шутку прозвали этих странных союзников в израильских СМИ, вынудили Нетаньяху отказаться от включения в правительство его естественных союзников – ультра-ортодоксов (ШАС, «Еврейство Торы»). Даже странно, что эта коалиция просуществовала 21 месяц.

В ноябре 2014, терпение Б.Нетаньяху лопнуло, он уволил Я.Лапида с поста министра финансов, что привело к распаду коалиции и досрочным парламентским выборам, назначенными на 18 марта 2015 года.

Прежде чем объяснять причины, приведшие к неожиданным результатам этих выборов, следует напомнить суть этих результатов. «Партия власти» — Ликуд, вопреки предвыборным прогнозам, усилилась более чем на треть, с 18 до 30 мандатов (+12).[ii] При этом партнеры Нетаньяху по «правому лагерю», потеряли значительную часть своего веса: НДИ получила 6 мандатов (-7), «Еврейский дом» 8 мандатов (-4).

Выборы нанесли урон и ультраортодоксальным партиям: ШАС удовольствовалась 7 мандатами (-4), «Еврейство Торы» — 6 (-1). Однако, наибольший урон понесла центристская партия Лапида «Есть будущее», которая потеряла 8 мандатов из 19. По-видимому, потерянные Лапидом мандаты перешли к новой центристской партии «Кулану», под руководством бывшего «ликудовца» Моше Кахлона, получившей по результатам выборов 10 мандатов (+10).

На левом фланге, «Сионистский лагерь» — блок «Аводы» и «Ха-Тнуа» (Ципи Ливни) под общим руководством Ицхака «Бужи» Герцога, получил 24 мандата. Впрочем, в сумме, два списка образовавших блок увеличили свой вес по сравнению с предыдущей каденцией лишь на 3 мандата. Один из этих мандатов, был отобран «сионистами» у ультралевой партии МЕРЕЦ, получившей  по итогам выборов 5 мандатов (-1).

Наконец, нельзя не упомянуть возникновение «Арабского блока» (АБ), феномена, требующего пояснения. В последние годы, в Кнессете присутствовало три арабских списка, вес которых варьировался от 3 до 5 мандатов. Несмотря на схожесть позиций по многим вопросам, руководители этих партий даже не думали объединяться, в первую очередь из личных честолюбивых соображений. Однако, принятый недавно закон о повышении электорального барьера, поставил существование всех трех арабских партий под угрозу, и принудил их лидеров к образованию вышеупомянутого «Арабского блока».

В Израиле многие опасались, что создание АБ значительно увеличит арабское представительство в Кнессете. Ведь относительный потенциальный вес арабской общины в Израиле – около 20 мандатов. Однако этого не произошло, АБ получил 13 мандатов, лишь на 2 мандата больше чем имели в сумме три арабские фракции в предыдущей каденции.

Феномен успеха партии Ликуд и его объяснение

Дело не в том, что «партия власти» получила 30 мандатов, подобный результат показывала в недавнем прошлом партия Кадима, а тот же Ликуд под руководством Ариэля Шарона добивался и лучшего результата.[iii] В 2009 году, Нетаньяху составлял коалицию, получив во главе Ликуда 27 мандатов. То есть, когда мы говорим о неожиданном исходе выборов 2015 года, речь не столько о номинальном числе мандатов, полученных Ликудом, сколько о существенной разнице между этим результатом и прогнозами, а также результатами опросов общественного мнения непосредственно перед выборами.

Так, в среднем, ведущие опросы, опубликованные 13-14 марта, за несколько дней до выборов, предрекали победу «Сионистского лагеря» который должен был получить 25 мандатов. Напротив, Ликуд получал по этим опросам не более 22 мандатов.[iv] С учетом уровня взаимной враждебности, а предвыборная кампания 2015 года наверняка войдет в политическую историю страны как одна из наиболее агрессивных, подобный исход почти наверняка означал бы создание правительства с Герцогом и Ливни во главе, и уход Нетаньяху и правых в оппозицию. Правда, израильские правые могли рассчитывать на крайнюю слабость и неустойчивость правительства левых: Герцогу очень трудно было бы усадить в одну коалицию Лапида и МЕРЕЦ с одной стороны и ультраортодоксов или Либермана с другой.

Тем не менее, прогнозируемый исход выборов означал бы существенную моральную победу «левого лагеря», и как минимум частичное подтверждение избирателями того потока критики который был выплеснут ими на премьер-министра. Также, победа «Сионистского лагеря» подтвердила бы: исход выборов в Израиле можно обеспечить денежными вложениями. Дело в том, что наиболее активную предвыборную пропаганду вели не претендующие на места в Кнессете партии, а общественная организация (НПО) «Победа-2015» (V-15, «Ницахон – 2015»).[v]

Эта загадочная организация, отрицающая принадлежность к тому или иному политическому лагерю, в течении всей кампании вела активную деятельность против действующей власти, и Нетаньяху в частности. «Волонтеры» организации были буквально везде, от огромных плакатов со слоганами вроде «Просто меняем» некуда было деться. Израильские правые с самого начала утверждали, что V-15 являются «придатком» «Сионистского лагеря», и действуют в его интересах. Также, в «правом лагере» были и остаются уверенными, что источник финансирования этой организации в США, в кругах близких к президенту Бараку Обаме. Впрочем, доказать ни одно из этих утверждений, пока, не удалось.[vi]

Так или иначе, некие лица или организации вложили в деятельность V-15 немалые деньги, и имели все основания рассчитывать на успех. К этому следует добавить, что кампания Ликуда была полной противоположностью кампании оппозиционеров. «Партия власти» провела, возможно, самый блеклый, апатичный и неорганизованный «кампейн» в своей истории. Сильной стороной Ликуда всегда были активисты на местах, члены локальных ячеек, разбросанных по всей стране. Но на этот раз их активность ощущалась меньше чем обычно, со стороны казалось, что Ликуд смирился с ожидаемой победой своих главных оппонентов.

Так почему же результаты выборов, озвученные в ночь с 18 на 19 марта, настолько отличались от прогнозов? На самом деле, мы приблизились к ответу на этот вопрос, для полноты картины не хватает последнего штриха. Нужно лишь взглянуть на разницу между прогнозируемым и фактическим (по результатам выборов) числом мандатов левого и правого блока. Итак, за несколько дней до выборов, последние опубликованные опросы давали правым (Ликуд, «Еврейский дом», НДИ и ультраправые из «Яхад») 42-43 мандата, левые («Сионистский лагерь» и МЕРЕЦ) получали по этим прогнозам 29-31 мандат.

То есть, число мандатов двух основных конкурирующих блоков было спрогнозировано довольно точно. «Ликуд» (30), «Еврейский дом» (8), НДИ (6) получили в сумме 44 мандата. «Сионистский лагерь» (24) и МЕРЕЦ (5) получили в сумме свои 29 мандатов.

Таким образом, наиболее вероятное объяснение исхода выборов 2015 следующее: в последние несколько дней перед выборами, правые избиратели поверили в возможность победы «Сионистского лагеря» и прихода к власти левых, и в последний момент централизовано проголосовали за Ликуд, а не НДИ, «Еврейский дом» или «Яхад». В результате, Ликуд уверенно победил, Либерман и Беннет потеряли в сумме 11 мандатов, а список «Яхад» не прошел электоральный барьер.

Прошедшие выборы позволяют сделать несколько дополнительных выводов. Во-первых, ещё раз подтвердилось, что около 20% избирателей придерживаются центристских взглядов. Это те же самые избиратели, которые привели к власти партию Кадима десятью годами ранее, а на предыдущих выборах проголосовали преимущественно за Яира Лапида, а на этих выборах лишили его 8 мандатов, отдав их другому центристу, Моше Кахлону. Это электорат не желающий ассоциироваться ни с правыми, ни с левыми, и ведомый, преимущественно, экономическими интересами. То есть, существование политического центра в Израиле это свершившийся факт.

Во-вторых, крайне туманно будущее партии «Наш дом- Израиль» Авигдора Либермана. Потеряв свыше половины своего представительства в парламенте, и лишившись нескольких ключевых активистов находящихся под следствием, по всей видимости, руководство партии стоит перед выбором: предложить избирателям некую новую платформу, как говорят в Израиле: «изобрести себя заново», или исчезнуть.

Также, под вопросом находится будущее ультраортодоксальной партии ШАС и партии религиозных сионистов «Еврейский дом». Первые потеряли своего основателя и бессменного духовного лидера, раввина Овадью Йосефа, и мгновенно утратили безусловную легитимность в глазах многих из своих избирателей, что и привело к потере 4 мандатов из 11. Что касается «Еврейского дома», потеряв треть мандатов, там начали понимать, что невозможно определять себя как «партию для всех», и при этом избирать преимущественно религиозный список депутатов в Кнессет.

Наконец, впервые за 15 лет явка превысила 72%[vii], что является ещё одним подтверждением повышения политической активности израильского гражданского общества.

Подводя итоги, стоит ещё раз отметить, что кардинального изменения политической карты Израиля не произошло, и результаты прошедших выборов отнюдь необязательно указывают на некие тенденции, которые получат продолжение в будущем. Всем партиям, как увеличившим свой вес, так и понесшим урон, следует помнить, что поведение израильских избирателей динамично, и трудно-предсказуемое

[i] Достаточно отметить, что за последние 30 лет было всего одно правительство, каденция которого продолжалась положенные 4 года: 32-е правительство во главе с Биньямином Нетаньяху (2009 – 2013).

[ii] Следует напомнить, что в рамках предвыборного блока «Ликуд – НДИ», в Кнессет 19-го состава изначально вошли 20 депутатов депутата от Ликуда, 2 уволились из Кнессета (получив государственные назначения), и их места заняли два следующих депутата от совместного списка, оба из НДИ. Таким образом, к моменту выборов 18 марта 2015, в Кнессете было 18 депутатов от Ликуда, и 13 от НДИ.

[ii] 38 мандатов в 2003 году.

[ii] Ссылка на статью израильского аналитического портала [www.mida.co.il] – [http://mida.org.il/%D7%A1%D7%A7%D7%A8%D7%99-%D7%91%D7%97%D7%99%D7%A8%D7%95%D7%AA-2015/]

«סקרי בחירות 2015», מידה, 15.03.2015

[ii] Официальный портал организации (ИВРИТ) [https://v15.org.il/]

[ii] Связь между V-15 и «Сионистским лагерем» представители Ликуда пытались доказать в суде – с целью запретить деятельность V-15, но безуспешно (отозвали иск и оплатили расходы). В Конгрессе США идет проверка возможной поддержки организации Белым домом, в нарушение американского законодательства.

[ii] 72.3% — почти на 5% выше, чем на прошлых выборах.

52.74MB | MySQL:104 | 0,458sec