Прокурдская партия впервые проходит в парламент Турции по партийным избирательным спискам

13% голосов  на парламентских выборах в Турции является заметной и   важной  победой прокурдской   Партии демократии народов (ПДН), чьи 80 представителей, преодолев непомерно высокий десятипроцентный избирательный барьер, прошли в парламент Турции. Ранее представители ведущей  курдской партии   (Партии мира и демократии)  проходили в парламент лишь  по одномандатным округам в качестве независимых кандидатов, а затем объединялись в парламентскую фракцию. После выборов 2011 года доля таких курдских депутатов в парламенте составляла всего  около 8%.  Находящийся в тюрьме лидер Партии рабочих Курдистана Абдулла Оджалан был одним из инициаторов создания   новой  для Турции политической силы,  основанной  не только  на этническом курдском   партикуляризме, но и  на сотрудничестве  с левыми силами страны  с целью добиться более широкой избирательной платформы и преодоления   десятипроцентного барьера на нынешних выборах в Меджлис. Как выяснилось, эта предвыборная тактика увенчалась успехом. Примечательно, что по избирательным спискам в турецком парламенте оказалась даже Дилек Оджалан   — племянница лидера Партии рабочих Курдистана, которого в Турции считают террористом № 1.   Попадание   в парламент   прокурдской оппозиционной  партии  сыграло  ключевую роль в том, что сторонники правящей Партии справедливости и развития лишаются  управляемого большинства в парламенте.  Сам  Р.Т.Эрдоган фактически  признал,   что его проект превращения Турции в президентскую республику провалился. Логику президента можно было понять: прошедшие в парламент политические силы обладают достаточно разновекторными подходами ко многим проблемам внутренней и внешней политики и создание коалиционного правительства видится  в этом случае трудноразрешимой задачей. Внесение изменений в конституцию и переход к президентской форме правления позволил бы контролировать парламент, который может стать трудноуправляемым.  Достаточно сказать, что результаты выборов означают возвращение  к историческому прошлому, с  краткосрочными коалициями в правительстве с сопутствовавшей им экономической нестабильностью и отсутствию «сильной руки», являющейся политическим воплощением воли большинства.  Если в течение 45 дней коалиционное либо однопартийное правительство не будет сформировано, то президент должен назначить новые парламентские выборы, и до их  проведения ПСР будет обладать всей полнотой власти в стране.

Успех  же прокурдской партии вывел на авансцену политической жизни страны ее молодого сопредседателя – Селахаттина Демирташа, которого британская «Гардиан» уже успела окрестить «курдским Обамой» за его ораторские способности и  возрастающую популярность в Турции : в президентской гонке в августе 2014 г он был на третьем месте. Превращение ПДН, которая сплотила вокруг себя в общем-то маргинальные курдские и левые партии в мейнстримную либеральную партию,  во многом и его заслуга. После важной для курдов победы и попадания в парламент  Демирташ заявил, что его партия не собирается формировать коалицию с правящей ПСР и что «разговоры о превращении Турции в президентскую республику можно считать законченными». Он указал, что присутствие его партии  в парламенте Турции – это «победа трудящихся, безработных, крестьян, фермеров, то есть победа всего левого движения Турции». Тем не менее, как сама ПДН, так и ее лидер остаются объектом агрессивной критики как со стороны исламистов во главе с президентом, так и со стороны правых националистов из Партии националистического движения (ПНД), которые считают, что ПДН – это «террористы, которые обслуживают интересы Партии рабочих Курдистана и ее лидера Абдуллы Оджалана».  Это ясно свидетельствует о том, что коалиция ПДН и ПНД невозможна в принципе.

Согласно своему нынешнему  уставу ПДН определяется, как партия левого, социал-демократического толка объединяющая различные политические группы и меньшинства (этнические, политические, религиозные,  представителей рабочего класса), которые намереваются политическим путем добиваться как  признания своих прав, так  и уважения прав человека, а также  участия в политическом управлении страной. Краеугольным камнем в программе остается право на  использования родного языка, в том числе и в образовательной сфере, а также обеспечение прав трудящихся, равноправия женщин, беженцев, секс-меньшинств итд.  По словам сопредседателя ПДН,  «избиратели оказали поддержку  его партии  не потому, что она представляет интересы  курдов, а в силу того, что пришло время для формирования сильной альтернативы политическим партиям, основанным на национализме и нео-национализме». Об ослаблении влияния ПСР в среде курдов  говорит тот факт, что один из отцов-основателей ПСР Мир Денгин Фырат, курд по национальности, вышедший  несколько лет назад из партии из-за разногласий с ее лидером,   на нынешних выборах баллотировавшийся    уже от Партии демократии народов.

В  январе этого года сторонники партии заявили, что пойдут на выборы от ПДН, а не как независимые кандидаты. Для курдских политиков это явилось достаточно рискованным шагом. Ведь на протяжении последнего десятилетия прокурдская партия стабильно получала поддержку лишь 6-8% населения всей Турции, что для прохождения в парламент было недостаточным. Однако убежденность ПДН в необходимости идти на парламентские выборы окрепла после того, как ее сопредседатель Салахаттин Демирташ получил 9,8% голосов на президентских выборах в августе 2014 г.

За весь период агитационной кампании представители ПДН заявляли, что их беспокоят не только курдские проблемы.  ПДН позиционировалась, как партия, открытая для представителей разных народов и конфессий, населяющих Турцию.  «Курдская партия хочет стать политической силой, заинтересованной решением проблем всей Турции – как экономических, так и социальных», — говорил ее сопредседатель.

Вопрос создания действенной коалиции в новом парламенте остается животрепещущей проблемой. Что касается прокурдской партии, то здесь  наиболее вероятной  видится парламентская  коалиция ПДН с  лево-центристской   Народно-республиканской партией, созданной еще при Ататюрке, с которой, несмотря на определенные разногласия (например, по вопросу геноцида армян в Османской империи)  имеется  важная стратегическая платформа для единства по целому ряду международных проблем и в первую очередь, по Сирии, поскольку НРП пользуется традиционной поддержкой алевитов, выступающих за нормализацию отношений Анкары с Дамаском.

Турецких курдов поздравил с победой в своем обращении президент курдской автономии в Ираке Масуд Барзани. Для Барзани она  очень важна в свете  возможной курдской независимости в Ираке, к которой недвусмысленно стремятся все  политические элиты иракских курдов, старающиеся сейчас заручиться в этом вопросе поддержкой ближневосточных государств и самой  Турции.  Для Барзани победа курдов в Турции видится очень важной, поскольку традиционные националистические элиты Турции крайне негативно относятся к идее независимого Курдистана у себя под боком, считая прежний Мосульский вилайет своей исконной территорией, несправедливо отторгнутый у молодой Турецкой Республики в 1926 году, а также опасаясь того, что  такое новое  государственное образование станет «центром притяжения» для собственных курдов в их стремлении к независимости.

Необходимость вовлечения курдской оппозиции в сферу легальной политики диктовалась  желанием минимизировать риски неконвенциальных акций протеста на юго-востоке страны и необходимостью поддерживать хрупкое перемирие между правительством и Партией рабочих Курдистана, достигнутое в марте 2013 года. В перспективе не исключены и возможные договоренности между ПСР и  ПДН по поводу  большей децентрализации и увеличения  полномочий местных курдских муниципальных администраций. Также теперь открываются новые  возможности для  курдских оппозиционеров и курдских радикалов из ПРК  вести переговоры с правительством по поводу урегулирования застарелой курдской проблемы внутри страны.

На состоявшемся после выборов совете руководства  ПДН был подтвержден курс на мирный политический процесс урегулирования курдского вопроса в Турции. Причем, в пресс-релизе ПДН лидер Партии рабочих Курдистана А.Оджалан был назван «архитектором мирного процесса» и руководство партии вновь  потребовало  немедленного его освобождения.   При этом ПДН  заявила о готовности взять на себя ответственность в  рамках своих возможных  коалиционных обязательств при том, что  новое правительство Турции после  прошедших выборов должно признать мультикультурный уклад Турции. В пресс-релизе подчеркивалось, что результаты выборов не позволяют создать однопартийное правительство в Турции и создание коалиционного правительства – единственных путь после проведенных выборов для осуществления принципиальной, ответственной и созидательной политики в рамках действующей конституции.     Победа прокурдских сил  обозначила важные политические изменения, имеющие  долгосрочные последствия, которые выражаются в корректирующем воздействии на политические процессы в стране.  Касается это и политики Турции в отношении Сирии, где сформировавшаяся на севере страны курдская автономия партия сирийских курдов Демократический союз видит в турецкой ПДН своего главного союзника на международной арене.

52.47MB | MySQL:103 | 0,735sec