Золотой динар «Исламского государства»: миф и реальность

Экстремисты из террористической организации «Исламское государство» (ИГ) начали чеканить собственные золотые монеты. Как пишет британская газета «Дейли телеграф», новая валюта, которую намерено ввести в обращение ИГ, сумевшее значительную часть территории Ирака и Сирии, называется исламский динар. Точно также назывались золотые монеты, использовавшиеся в 630-х годах, во времена халифа Османа, взятые исламистами за образец. Стоимость одного исламского динара, которые, как ожидается, скоро поступят в обращение, равняется, по сообщениям газеты, 139 долларам США. В анонсе ИГ «рекламирует» появление собственной валюты как «освобождение» от «сатанинского ростовщичества глобальной экономической системы». Там же говорится, что в планах чеканка золотых, серебряных и медных монет. Они будут стандартизованы по весу и номиналу, и являться законным платежным средством на всей территории, контролируемой ИГ. Самым основным вопросом, который возникает в этой связи — когда новая «валюта» будет отчеканена и введена в реальное обращение, а кроме того, насколько жизнеспособна эта идея? Абсолютное большинство экспертов убеждены, что эта идея нежизнеспособна и трудно реализуема, а вся история связана исключительно с вопросами пропаганды в формате утверждения всех институтов, присущих настоящему государству. Такие монеты могут использоваться для расплаты за услуги только на территории, контролируемой ИГ в Ираке и Сирии, при этом их выход на мировой рынок абсолютно невозможен. Ряд специалистов сравнивают новую валюту с «кровавыми алмазами» из Африки, продажа которых была в свое время успешно заблокирована международными финансовыми институтами. Кроме того, для финансистов важны репутационные риски, любая утечка в отношении операций с деньгами ИГ немедленно обрушит любое финансовое учреждение. Если же гипотетически предположить, что эти золотые монеты можно будет потом переплавить в слитки, то встает вопрос о дополнительных финансовых издержках на это и последующий нелегальный аффинаж. Очень сомнительно, что кто-то будет связываться с этим. В качестве примера можно привести золотодобывающую отрасль, находящегося под экономическими санкциями Судана, которая несмотря на суперсовременное немецкое оборудование и подпольный аффинаж в ряде арабских стран, так и не смогла реально заменить доходы, которые ранее получал Хартум от экспорта углеводородов. Кроме того, у экспертов возникает резонный вопрос в отношении наличия у ИГ необходимого количества золота и серебра, да и сама чеканка в условиях военного времени и постоянно меняющейся линии фронта выглядит довольно проблематичной. По данным финансовых аналитиков, все доходы группировки от контрабандного экспорта нефти, продажи артефактов и рэкета, который в последнее время серьезно замедлился, вряд ли смогут обеспечить создание того необходимого базиса для чеканки собственных монет.

Еще более маловероятно, что валюта ИГ сможет каким-то образом потеснить мировые валюты и, в частности, американский доллар. В том числе и рамках обеспечения новой валюты золотом. Цена на золото часто движется в обратном от курса доллара направлении. По оценке валютного эксперта университета Дж.Хопикинса С.Ханке, «заявления ИГ в этом отношении абсолютно бессмысленны. Покупательская способность доллара определяется на мировом рынке и не имеет ничего общего с желаниями ИГ». По оценке ряда специалистов в исламском финансовом праве, «использование золота ИГ может свидетельствовать о желании главарей этой группировки обойти таким образом запреты на ростовщичество и проценты». В данном случае золото может рассматриваться сторонниками ИГ, как идеальное средство для вывода определенных капиталов за границу. Золото, в отличие от бумажных денег, является т.н. «безопасной альтернативой бумажным деньгам» и принимается в любом банке, независимо от курсов валют. Но эта схема работает в идеале. В случае с ИГ возникает много вопросов о чистоте изготовления слитков и их официальном аффинаже. Ну и, конечно, партнерах за рубежом. Финансирование золотыми монетами присягнувших на верность ИГ группировок в других частях мира выглядит малоперспективным делом, как в силу отсутствия возможности их использования для логистической и материально-технической поддержки, так и по причине жесткого дефицита этих монет у самого ИГ.

Подводя итог, согласимся с большинством экспертов в том, что инициатива ИГ с чеканкой золотого динара является в большей степени символичным способом придать своей «государственности» некие обязательные атрибуты, такие как флаг и герб. При этом техническая сторона реализации этих проектов выглядит предельно сложной и уж точно, при всех вариантах не сможет поколебать устои мировой финансовой системы. Что же касается самих перспектив существования такого «государства», то они еще более пессимистичны, нежели чем перспективы хождения его валюты. Последние по времени события на фронтах убедительно показывают, что сторонники ИГ начинают терять стратегическую инициативу. Прессинг в Ираке на их позиции и утеря ряда стратегических объектов в Сирии ставит под вопрос самое главное преимущество ИГ — модель комбинирования силами и средствами между двумя этими направлениями. Попытка ввести собственную золотую монету — это способ для руководства группировки каким-то образом заполнить брешь дефицита реальной валюты, что затрудняет, несмотря на все пропагандистские усилия, вербовку новых сторонников из-за рубежа. А это на сегодняшний момент главный резерв пополнения живой силы, недостаток которой в ИГ начинают ощущать в той же Сирии, где оно вынуждено оголять «второстепенные участки фронта».

53.16MB | MySQL:101 | 0,344sec