Основные направления взаимодействия КНР и стран Северной Африки (на примере Марокко и Алжира)

В сферу экономических интересов Китая страны Северной Африки вошли еще в середине прошлого столетия, однако реальное развитие эти экономические контакты получили только в XXI веке. Отметим, что и Марокко, и Алжир официально придерживаются позиции «одного Китая», что официальный Пекин оценивает позитивно.

Ниже представлена характеристика основных направлений взаимодействия КНР и двух государств Северной Африки (Марокко и Алжир).

КНР и Марокко

Отношения между КНР и Марокко были установлены в ноябре 1958 г. и с того момента постоянно развивались: представители высшего руководства двух стран совершали регулярные визиты, с 1996 г. МИД двух государств проводят регулярные консультации по актуальным вопросам мировой политики и экономики.

Объем двусторонней торговли КНР и Марокко значительно вырос за последние 15 лет: в 1999 г. составил 309,3 млн

долл.США, в 2000 г. – 336 млн.долл. США, в 2001 г. – 384 млн долл. США, а в 2013 г. – уже 3,69 млрд долл. США. За период с 2000 по 2012 г. China Export-Import Bank выделил китайским компаниям 248 млн долл. США на 36 марокканских проектов (автодороги, гостиницы и др.). О значимости китайско-марокканских экономических отношений свидетельствует тот факт, что с 2000 г. в Пекине действует представительство Внешнеторгового Банка Марокко.

Основным объектом заинтересованности китайских компаний в Марокко является гидрофосфат аммония. Китайская компания Sinochem постепенно наращивает закупки этого вида сырья (со 150 000 тонн в 2010 г. до 500 000 тонн в 2014 г.) для производства химических удобрений на заводах в КНР.

Ключевым пунктом инвестиционного сотрудничества двух государств является порт и Зона свободной торговли (ЗСТ) Tangier Med (Танжер). Морские перевозки из данного порта осуществляются в 120 портов в 50 странах мира, но возможности и площадь контейнерного терминала пока не позволяют обрабатывать более 3 млн контейнеров в год. Согласно плану модернизации (стоимость 150 млн долл. США) после выполнения всего комплекса инженерных работ на контейнерном терминале порта  планируется обработка до 8 млн контейнеров год. Кроме того, в рамках ЗСТ будут построены завод по выпуску стальных труб (производительность 250 000 тонн/год) и предприятие по сборке автомобилей Tangier Automotive City. Всего в проект развития порта и ЗСТ Tangier Med китайская компания Shandong Shangang Group планирует инвестировать 7 млрд долл. США.

Следует выделить и крупный инфраструктурный проект по созданию солнечной электростанции (мощность 50 МегаВатт, стоимость2 млрд долл. США, финансирование выделяет China Development Bank). В случае удачной реализации китайская компания Ming Yang New Energy Investment Holding Group получит еще 15 млрд долл.США на создание подобных электростанций в других африканских странах.

Китайские политики и дипломаты подчеркивают, что двум странам необходимо развивать сотрудничество в области сельского хозяйства, которое пока лишь представлено поставками цитрусов из Марокко в объеме 40 – 50 тыс.тонн/год.

Военно-техническое сотрудничество двух государств ограничено поставками в Марокко реактивных систем залпового огня «тип 05» (модификация AR2), зенитно-ракетных комплексов ближнего действия DK-9, а также танков VT-1 (экспортное обозначение МВТ-2000). Военное руководство Марокко рассматривает возможность приобретения китайско-пакистанской разработки – истребителя JF-17 (примерно на 40% дешевле американского истребителя F-16C/D).

Китай в основном экспортирует в Марокко продукцию легкой промышленности, текстиль, чай, автомобили и электронику. Китайские рыбопромышленные компании из Шанхая, Даляня, Циндао и других приморских городов предпринимают усилия по развитию в Марокко рыбной промышленности (строят предприятия по рыборазведению).

Следует отметить, что немаловажную роль в развитии как экономики Марокко, так и китайско-марокканских торговых отношений будут играть инфраструктурные проекты, реализуемые китайскими партнерами в соседнем Алжире.

КНР и Алжир

КНР признала независимость Алжира от Франции в 1962 г, однако еще в 1958 г. официальный Пекин установил отношения с «политическим крылом»  Фронта национального освободительного  (ФНО) и поддерживал действия данной организации в борьбе с французскими колонизаторами путем поставки оружия. Поэтому Алжир и Китай считают датой официального установления отношений 20 декабря 1958 г. В ответ на помощь из Китая Алжир поддержал возвращение КНР в ООН в 1971 г.

Торгово-экономическое сотрудничество двух государств развивается достаточно активно. Так, объем двусторонней торговли вырос с 272 млн долл. США в 2001 г. до 9 млрд долл. США в 2013 г., однако основным торгово-экономическим партнером Алжира остается ЕС.

По состоянию на 2013 г. китайские предприниматели инвестировали 14 млрд долл. США в алжирские проекты. Отдельно следует отметить размах китайско-алжирского взаимодействия в строительстве – 50 китайских строительных компаний реализуют в Алжире проекты на общую сумму 20 млрд долл. США, в реализации которых задействованы 50 000 граждан КНР. Китайская корпорация CRCC ведет в Алжире строительство ж/д ветки «восток-запад» (соединит Марокко, Алжир и Тунис), длина которой составляет 1216 км, а стоимость проекта – 12 млрд долл. США; другая строительная компания China Civil Engineering and Construction Corporation (CCECC) получила контракт на 2,1 млрд долл. США на строительство ж/д сети в западной части Алжира.

Кроме того, сразу четыре китайских компании – производители грузовых и легковых автомобилей – организовали сборочное производство на территории Алжира. На совместных предприятиях выпускается около 100 000 автомобилей ежегодно; некоторые модели созданы специально с учетом природных условий Африки, что позволяет успешно конкурировать с европейскими производителями. Суммарно создано около 15 000 рабочих мест.

В Алжире также работают китайские нефтедобывающие компании, однако они сталкиваются с сильной конкуренцией западных нефтяников (активно работают Shell, Total SA, British Petroleum, Statoil). Именно в силу конкуренции только в 2003 г. китайская Sinopec смогла подписать контракт стоимостью 525 млн долл. США с алжирской Sonatrach на разработку месторождения Zarzaitine. Китайская China National Oil & Gas Exploration & Development Corporation (дочерняя компания CNPC) построила НПЗ в Адраре (юго-запад Алжира) за 350 млн долл. США. Визит Ху Цзиньтао в апреле 2004 г. в Алжир помог China National Offshore Оil Corporation получить лицензию на разработку месторождения Hassi Bir Rekaiz, а в 2009 г. Sinopec получила право на разработку участков месторождения Tairet (Западный Алжир). В настоящее время 37% добытой в Алжире нефти поставляется в КНР. В то же время китайские компании не смогли добиться серьезных успехов в сфере производства и импорта сжиженного природного газа из Алжира.

В отношении военно-технического сотрудничества двух стран следует отметить, что официальный Алжир в основном закупает ВВТ для ВМС и СВ. Так, на судостроительном предприятии «Худун Чжунхуа» в г.Гуанчжоу для нужд ВМС Алжира построено три современных сторожевых корабля проекта С28А (также заказано еще три), одно судно обеспечения учебного процесса и несколько ракетных катеров проекта С85. Китайское вооружение идеально подходит для ВС Алжира по критерию «цена-качество». Кроме того, алжирская сторона ведет переговоры с пакистанскими оружейниками о закупке истребителей JF-17 (китайско-пакистанская разработка, дешевле американских F-16С/D на 40%, но используются двигатели РД-93 российского производства). Для нужд СВ Алжира на предприятиях ОПК КНР изготовлены самоходные артиллерийские установки PLZ-45, а также беспилотные летательные аппараты СР-4.

Следует отметить, что оба государства активно сотрудничают в гуманитарной сфере. Так, с 1963 г. китайские медики регулярно приезжают в Алжир для оказания медицинской помощи, а также оказывают содействие в ликвидации последствий природных и техногенных катастроф.

Подводя итог, следует отметить, что китайские дипломаты и бизнесмены предпринимают попытки расширения сотрудничества с такими странами «черного» континента, как Алжир и Марокко, поскольку политическая стабильность в этих государствах обеспечивает их экономический рост, что очень важно для китайских партнеров, потерявших в течение последних трех лет ряд серьезных активов и проектов в Ливии, Сирии и Судане и только начавших восстанавливать свое присутствие в Египте.

Однако развитие китайско-марокканских и китайско-алжирских торгово-экономических отношений осложнено устоявшимися контактами этих североафриканских государств с ЕС.

42.15MB | MySQL:92 | 1,084sec