О развитии военной ситуации в Сирии

Ситуация на фронтах боевых действий в Сирии на настоящий момент складывается следующим образом. Силы сирийской армии начали наступление в сельских районах Алеппо с целью разблокирования частей, которые обороняют базу ВВС «Квейрис» от боевиков «Исламского государства» (ИГ). База располагается в 12 км от линии соприкосновения, и правительственные силы сейчас буквально на ощупь пробиваются на выручку ее защитникам. Медленные темпы наступления объясняются реальным риском ударов ИГ с флангов, что может привести к отсечению наступающих от основных сил и тыловых коммуникаций. «Квейрис» остается последней базой сирийских  ВВС в этом районе, и в настоящее время практически лишена возможности принимать и обслуживать летную технику. Смысл ее освобождения, помимо спасения гарнизона, который действительно героически обороняется в окружении на протяжении двух недель, заключается и в четком посыле лояльному Дамаску алавитскому населению Латакии. На протяжении последней недели в Тарусе прошли массовые демонстрации населения с требованиями к правительству сделать все возможное для разблокирования базы и спасения его гарнизона, среди которого много выходцев из этого оплота алавитского режима. Сейчас для Дамаска главное избежать повторения ситуации, когда после взятия аналогичной базы ВВС «Табак» в августе 2014 года сторонниками ИГ была устроена массовая резня ее защитников, что вызвало всеобщее недовольство в алавитских районах Сирии. В перспективе, конечно, Дамаск планирует расширить радиус вокруг базы с целью задействования ее по прямому назначению и создания уверенного превосходства в воздухе в стратегически важном для него районе Алеппо. Наступление осуществляется незначительными силами из-за дефицита личного состава и непростой обстановки на других участках фронта. В частности, затормозилось наступление под Пальмирой, где правительственные силы пропустили отвлекающий фланговый удар ИГ, что сбило сроки и темпы наступления на этот город.

По сообщениям СМИ, подразделения Сирийской свободной армии (ССА) проводят крупную операцию против боевиков ИГ в приграничном с Турцией регионе. Как сообщает агентство Ихляс, ССА использует минометы и бронетехнику. Такие сообщения вызывают определенные вопросы, поскольку никаких подразделений ССА, которые способны вести крупномасштабные наступательные операции, в этом районе просто нет. В реальности под видом ССА в той же провинции Алеппо действуют боевики группировки «Архар аль-Шам», неожиданно начавшие наступление на позиции ИГ внутри предполагаемой т.н. «буферной зоны». Они действуют при поддержке авиации США. Напомним, что за два дня до этого из района вышли подразделения просаудовской «Джабхат ан-нусры», которые согласились это сделать при содествии турецких посредников в обмен за гарантии от США не подвергать их отряды ударам с воздуха. На сегодняшний день отряды «Архар аль-Шам» сумели взять под свой контроль две приграничные деревни и завод по сжижению газа. При этом эксперты пока не рискуют говорить определенно о том, что данное наступление может закончиться успехом. Отряды ИГ постоянно контрактуют противника, чем затрудняют развитие наступления. «Архар аль-Шам», тем не менее, позиционирует себя как «главную повстанческую силу», которая предполагает закрепиться в т.н. «буферной зоне». При этом боевики этой группы действуют совместно с рядом других подразделений, считающихся тесно связанными с турецкой спецслужбой МИТ. Это, прежде всего, «Батальоны Нуреддина аль-Занки». Отметим, что незадолго до этого наступления руководители группы посещали Стамбул, где вели переговоры с представителями турецких спецслужб о взаимодействии. Как следствие успеха консультаций, эксперты отмечают резко возросшее материально-техническое снабжение группы с турецких баз, что позволило ей в должной степени восстановить боевой потенциал после тяжелых потерь в прошлом месяце, когда погибла подавляющая часть ее личного и командного состава. В случае успеха в нынешнем наступлении группа станет претендовать на одну из весомых ролей в повстанческом движении.

В этой связи эксперты предполагают, что именно этой группировке Анкара отвела роль той самой «умеренной силы» в исламистском сегменте сопротивления, которая будет претендовать на полноправное участие в будущем мирном процессе государственного устройства Сирии в послеасадовский период. Или, по крайней мере, той силы, которая должна стать ведущей в контролируемой ей «зоне безопасности» в Сирии на своей границе. На это указывает и пропагандистская раскрутка в СМИ Турции и США, где руководители группировки регулярно публикуют свои интервью. Основной посыл этих публикаций — группировка может стать частью процесса мирного урегулирования, она способна к переговорам и договоренностям. США в этой связи относятся к этой группе по-прежнему настороженно, полагая, что она имеет тесные связи с «Джабхат ан-аусра». По этой же причине отвод сил последней из буферной зоны имеет своей целью показать Вашингтону, что это не так. Кроме того, в ряде городов (Забадани, Фура и Кафриех) члены этой группы недавно пришли к соглашению с сирийской армии и отрядами ливанской «Хизбаллы» о перемирии, что должно продемонстрировать их «договороспособность». Таким образом, создается имидж «умеренной» исламистской силы, с которой можно и должно говорить о мирных путях выхода из кризиса. Но главное для США в сложившейся ситуации — это способность «Архар аль-Шам» эффективно бороться с ИГ на севере Сирии. Сейчас предпринимается попытка это продемонстрировать при активной поддержке со стороны силового блока Турции. Неким «оселком» в данном вопросе, после которого можно будет говорить об успехе плана, станет предполагаемое освобождение от ИГ провинции Алеппо. То есть, Анкаре жизненно важно и принципиально убедить Вашингтон в необходимости делать ставку на «Ахрар аль-Шам» как силу, которой надо и должно помогать в формате ее будущего участия в процессе послеасадовского устройства страны. Это должно стать альтернативой сирийским курдам, которых американцы уже вполне открыто называют своей «главной опорой» в сирийском конфликте среди остальных оппозиционных сил. Провал совместной турецко-американской миссии по подготовке «новой вооруженной оппозиции»создает для Анкары крайне неприятную перспективу создания американо-курдского альянса. И это требует от турецких властей предоставление американцам внятной и самодостаточной альтернативы в вооруженном сегменте сирийской оппозиции и, прежде всего — в ее исламистском крыле.

39.8MB | MySQL:93 | 0,899sec