Новые версии теракта в Таиланде

Аналитики и эксперты продолжают выдвигать различные гипотезы в отношении причин и исполнителей терактов в столице Таиланда. Напомним, что во время взрыва мощного самодельного взрывного устройства (СВУ) в Бангкоке погибло 22 человека и еще 125 ранено. Из них, по крайней мере, 49 иностранцев. На следующий день террорист попытался бросить СВУ в группу туристов на набережной, но промахнулся и попал в реку. При этом тип СВУ и его конструкция в обоих случаях аналогичны. В качестве поражающего элемента использовались шарики из шарикоподшипников. Террористы, которые совершили эти атаки, попали на камеры видеонаблюдения, но до сих пор никаких внятных данных об их личностях и гражданстве не получено. Правоохранительные органы Таиланда полагают, что они имеют дело с группой не менее, чем из десяти человек. Одновременно остаются неясными и мотивы этого преступления. Таиланд долгое время имел только два основных очага напряженности: это собственно внутренняя оппозиция, которая несмотря на весь свой радикализм из «мирного» формата никогда не выходила; и малайские повстанцы-мусульмане на юге. Но они до сих пор никогда не выходили в своих оперативных устремлениях за пределы трех южных провинций. Возможен и иностранный след. Но территория Таиланда использовалась иностранными террористическими группами только дважды: в 2012 году агентура ливанской шиитской партии «Хизбалла» атаковала израильское посольство, в 1994 году местные правоохранители арестовали трех, предположительно, сторонников «Аль-Каиды», которые планировали взрыв заминированного грузовика у израильского диппредставительства. Несмотря на появившиеся портреты предполагаемого террориста и утверждения властей об «иностранном следе», по нашим данным, никакой достоверной информации на эту тему пока нет. Кроме того, ни одна их крупных террористических организаций ответственность на себя за произошедшее в Бангкоке не взяла.

Если мы рассмотрим последовательно все три основные версии, то «на-вскидку» наиболее приоритетной является «малайская». Но только исключительно по причине «исламистской сути» этого движения. Но есть много «но», на основании которых таиландские следователи уже фактически отказались от этой версии. Это абсолютно разный тип СВУ, который использовали малайские боевики на юге, с тем типом, который использовался в столице Таиланда. Кроме того, малайцы сейчас ведут очень продуктивный диалог с военными властями об условиях перемирия, что позволило силовикам несколько сбить темп тератак. Их пик в этом году пришелся на март-май. В принципе, как мы уже говорили, сепаратисты очень редко выходят в своих операциях за районы трех «своих» провинций. А Бангкок является традиционной зоной нейтралитета. Как полагает ряд экспертов, это может быть связано с негласной договоренностью с властями, отсутствием необходимой у боевиков подпольной инфраструктуры в городе. А скорее всего — просто нежеланием. Другой вопрос, что сейчас в самом исламистском течении, который мы назвали бы скорее национально-сепаратистским, несмотря на всю исламистскую риторику, назрел некий раскол между ветеранами движения и молодежным крылом. Представители последнего считают, что только поддержание темпа тератак на прежнем уровне позволит оказывать необходимое давление на власти и стимулировать их к занятию конструктивной позиции на переговорах. Представители именно этого направления ответственны за обстрел отеля Хат Яй в 2013 году, что было сделано без санкции центрального руководства. Малайские боевики активно используют методы минно-взрывной войны с использованием самодельных СВУ. В июле 2014 года они атаковали городок Бетонг, который популярен у малазийских туристов, в результате чего погибло 34 человека. С начала года зафиксировано порядка пятидесяти попыток или терактов с применением СВУ на юге Таиланда. Наиболее заметным был подрыв автомобиля на парковке в туристическом местечке Самуи. До этого в 2013 году был совершен теракт в Пхукете. Теоретически «молодые повстанцы» могли продемонстрировать свои возможности и в Бангкоке, но отметим два момента: тип СВУ и достаточные гарантии «ветеранов» сепаратистов властям, что в данном случае они не несут никакой ответственности за произошедший теракт. Кроме того, сепаратисты бы обязательно взяли на себя ответственность публично.

В качестве иностранных «гастролеров» следователями рассматриваются боевики «Исламского государства» (ИГ), самостоятельные радикальные группы и китайские уйгуры. На последних мы подробно останавливались в предыдущей статье. Нам эта версия кажется наиболее предпочтительной, как и мотивы — не афишировать публично свою причастность. Что же касается сторонников ИГ, то они должны были бы взять на себя ответственность. Некоторые эксперты указывают и на возможных последователей «Джамаа Исламия», которые атаковали отели Бангкока в 2003 году. Но с того времени, эта группа в силу ряда субъективных и объективных причин фактически перестала существовать. В качестве самостоятельных групп рассматриваются вернувшиеся из Сирии и Ирака местные уроженцы. В качестве примера берется группа «Абу Саяф», которая была основана на Филиппинах «местными» ветеранами Афганистана. Но в этом случае, опять же, нужна публичность, иначе какой смысл от терактов. Смысл самостоятельных групп в своем публичном позиционировании.

Версия уйгуров также присутствует, но до сих пор они старались никак не «светиться» за пределами своего района в КНР. Если предположить, что теракт в Бангкоке совершили именно уйгуры, то они входят тем самым в «красную зону», так как и без того сильно прокитайская позиция Бангкока станет еще более непримиримой. Это в принципе не отвечает интересам уйгуров, которые, несмотря на все последние сложности, все-таки рассматривают Таиланд как транзитную площадку из КНР в Турцию. Отсюда вывод о том, что в данном случае действовали «отколовшиеся» от основного центра группы. И ими могут быть как малайские исламисты, так и уйгуры.

44.78MB | MySQL:115 | 1,000sec