Конфликт в Ливии будет продолжаться

Лига арабских государств (ЛАГ) официально выразила свою поддержку международно признанному ливийскому правительству в Тобруке в рамках его борьбы со сторонниками «Исламского государства» (ИГ). Звучит многозначительно, но, по сути, мало что меняет в раскладе сил в этой раздираемой гражданской войной стране. Тобрук активно ищет поддержки в Европе и США, прежде всего, в формате оказания прямой военной помощи и активизации военно-технической помощи лояльных себе вооруженным силам, и в этой ситуации ЛАГ должна сыграть роль некого лоббиста. Естественно, что ни о какой прямой военной интервенции со стороны стран-членов этой организации речь не идет в принципе. Тобрук крайне заинтересован, в первую очередь, в снятии эмбарго на поставки вооружений, что объективно лимитирует возможность разворачивания в полной мере собственных вооруженных отрядов. Милиция из Мисураты, не без влияния своих катарских и турецких спонсоров, фактически прекратила активные боевые действия против отрядов ИГ в Сирте, что, в общем-то, выглядит абсолютно предсказуемо. Мы уже сообщали, что значительная часть ливийских сторонников ИГ родом как раз из Мисураты, и воевать со своими соплеменниками никто не желает. Но дело даже не в этом — и у ИГ в Сирте, и у ополчения в Мисурате один и тот же внешнеполитический покровитель. Это Катар, который таким образом пытается создать многовекторный механизм лояльных себе сил в Ливии. Есть и еще один момент — подавляющая часть населения Сирта, который является родиной свергнутого ливийского лидера М.Каддафи, поддерживает ИГ. Возможно, не напрямую, но, по крайней мере, не выступает против него с оружием в руках. Вообще история с возникновением ИГ именно в Сирте должна искушенному аналитику чего-то напоминать. Если точнее — схему возникновения ИГ в Ираке на родине С.Хусейна в Тикрите и соседнем суннитском Мосуле, где сильны симпатии в отношении этого уже покойного суннитского лидера. В Ливии мы наблюдаем аналогичную схему возникновения ИГ: эксплуатация ностальгии местного населения по спокойным временам Каддафи, попытка поднять восстание местных племен под предлогом восстановления справедливости. Ровно все те же штампы, которые использовались в Ираке. Это наталкивает на мысль об одном и том же архитекторе, под которым мы, без всяких намеков и излишней политкорректности, обозначим Доху. Другой вопрос, что в Ливии эта схема имеет, в отличие от Ирака, ряд особенностей, которые связаны, прежде всего, с «многообразием видов», т.е. племен и кланов. И данный фактор не позволяет запустить этот процессна ливийской земле в полную силу. Но схема, безусловно, одна и та же.

Нынешняя поддержка Тобрука странами ЛАГ, в общем-то, логична. Эта организация практически полностью подмята Саудовской Аравией, которая и определяет ее официальную позицию. О «дружеских отношениях» между Эр-Риядом и Дохой сказано уже много, и стремление Эр-Рияда всячески укротить своих конкурентов понятно. Но Ливии «не повезло». Она по-прежнему находится в тени событий в Йемене, Ираке и Сирии, которые являются приоритетными направлениями и для Запада, и для аравийских монархий. Резолюция ООН 1970 от 2011 года об оружейном эмбарго уже на протяжении долгого времени является яблоком раздора в рядах европейцев и американцев. Из стойких сторонников его снятия сейчас можно назвать только британцев. Вашингтон и Париж справедливо в этой ситуации опасаются расползания поступающего вооружения по всей зоне очень неспокойного Сахеля. Да и к самому Тобруку, а вернее — главнокомандующему его вооруженными силами в лице генерала Х.Хафтара у американцев и французов отношение настороженное. Он считается «ястребом» с очевидной перспективой превращения во второго Каддафи. А это, кстати говоря, оптимальный для Ливии вариант, как с точки зрения восстановления нормального функционирования экспорта углеводородов, так и с точки зрения все возрастающих рисков миграционного вала, который буквально сейчас захлестывает Европу.

Ливия, безусловно, не стоит сейчас в списке приоритетов для международного сообщества. Пожалуй, только Египет и ОАЭ напрямую пытаются играть на ливийской площадке, оказывая генералу Х.Хафтару открытую военную помощь. Но все эти усилия привели пока что только к взятию под контроль ряда пригородов Бенгази. Оплот же сторонников ИГ в Дерне по-прежнему блокирован, но функционирует. Вашингтон в этой связи выступает категорически против снятия оружейного эмбарго и заблокирует все соответствующие резолюции ООН. При этом он исходит из простой арифметики: в Ливии отсутствует реальная политическая сила, способная контролировать ситуацию по нераспространению поставляемого оружия по всему региону. В этой ситуации акцент делается на вялый переговорный процесс, который пытаются запустить посредники из ООН при содействии Марокко и Алжира. По нашей оценке, он к реальным результатам не приведет, поскольку в современной Ливии нет преобладающей силы, которая бы доминировала над остальными группами. Дохе никакой мирный консенсус не нужен, его там рассматривают как первый шаг к снижению влияния своих групп в стране. Отсюда очень вялая динамика переговорного процесса.

Ситуацию в Ливии изменить может только прямая военная интервенция со стороны Запада и части стран ЛАГ в лице, прежде всего, Египта. Но в нынешнее время затевать еще один серьезный конфликт с большими репутационными рисками в США и Европе никто не хочет. Много других проблем: от Украины до Сирии. КСА также пока не определилось со своими приоритетами. Эр-Рияд не может нащупать лояльную себе полностью силу, а сохранение нестабильности у своего некогда главного конкурента по экспорту углеводородов ему на руку. Ситуация с ценами на нефть, перспектива выхода на рынок Ирана и так заставляет Саудовскую Аравию серьезно поумерить свои аппетиты. Растущий дефицит бюджета с учетом попыток играть роль ведущей региональной державы, что за неимением военной силы компенсируется исключительно финансовыми дотациями тем или иным игрокам, начинает вводить Эр-Рияд в крутое пике. Здесь не до Ливии. Каир также не может ни по финансовым (КСА категорически отказалось спонсировать военную операцию в Ливии), ни по чисто военно-техническим параметрам в одиночку решиться на такой шаг. С учетом традиционно враждебных двусторонних отношений такая интервенция может привести к очень серьезным рискам, особенно с точки зрения втягивания в латентную и тягучую партизанскую войну с растущим недовольством населения у себя дома. И это при условии стягивания мощных сил силовиков на Синай, где они пытаются нейтрализовать вылазки местных сторонников ИГ. Это египетскому лидеру А.Ф.ас-Сисси в данном его положении точно не надо.

Заметим, что и от запала европейцев провести ограниченную военную операцию по блокированию морских путей миграционных потоков и локальных прибрежных операций, о которых говорилось в полный голос еще месяц назад, не осталось и следа. Причина — кризис в Греции и на Украине, а также категорическое нежелание Вашингтона такую операцию поддерживать в формате НАТО. Самим же европейцам подобную затею просто не потянуть чисто по военным аспектам. В Брюсселе как огня боятся ввязывания в очередной Афганистан. Там предпочитают сначала разворошить осиное гнездо, нарушить устоявшийся баланс, а затем спрятать голову в песок. Таким образом, говорить о какой-то прямой военной интервенции или снятия оружейного эмбарго с Ливии в настоящее время не приходится. Ни один внешнеполитический игрок-тяжеловес в этом не заинтересован по разным причинам. Это означает, что конфликт в Ливии будет тлеть и дальше то обостряясь, то затихая на очередные раунды мирных переговоров. Но эти паузы будут использоваться только лишь для передышки и пополнения своих арсеналов. Несмотря на все эмбарго, и египтяне через границу, и катарцы морским путем с помощью турок активно насыщают своих сторонников оружием. В основном советского производства, которое теперь для удобства закупается в Белоруссии.

50.4MB | MySQL:89 | 0,955sec