Что препятствует урегулированию конфликта в Южном Судане

К большому неудовольствию правозащитников Россия и Ангола заблокировали проект Совета Безопасности ООН о включении в санкционный список организации двух представителей конфликта в Южном Судане — начальника генерального штаба южносуданской армии генерала Пауля Малонга Авана и генерал-майора Джонсона Олони, который командует повстанческими силами в нефтеносном  штате Верхний Нил. Проект резолюции предполагал наложение арестов на банковские счета и запрет на въезд в другие страны — члены ООН. Основанием для вынесения его на рассмотрение стало заключение миссии ООН в Южном Судане «о препятствии со стороны указанных лиц наступлению устойчивого мира в регионе». При этом тринадцать из пятнадцати членов Совета безопасности ООН проголосовали за проект резолюции. Перед голосованием в Москву приезжал министр иностранных дел Южного Судана. Во время встречи со своим российским коллегой они выразили неприемлемость применения санкций против «любых правительств». Это было предсказуемо, поскольку Москва традиционно на суданском треке выступает против любых санкций или инициирования уголовных расследований по линии Международного уголовного суда (МУС). К тому же надо учитывать и нынешний санкционный прессинг на Россию со стороны Запада, который практически автоматически блокирует любые его инициативы в ООН на этом направлении. Сама постановка вопроса о наказании только двух главных военных, которые якобы ответственны за срыв подписанного в прошлом месяце перемирия в Аддис-Абебе, грешит неоднозначностью. Военные подчиняются своим правительствам, и бои в Верхнем Ниле развязали южносуданские военные не по своей инициативе. Тогда логичнее было бы отправлять в «черный список» президента Южного Судана С.Киира. Но этот сценарий будет означать очередной крах внешнеполитической деятельности Вашингтона в Африке, так как именно С.Райс и тогдашний госсекретарь США Х.Клинтон несут персональную ответственность за случившийся кризис и гражданскую войну в Южном Судане. Именно С.Райс была основным локомотивом воцарения С.Киира на пост президента, несмотря на все предупреждения экспертов о самых негативных последствиях этого. То, что правозащитники подняли сейчас крик по поводу позиции России и Анголы в данном случае есть лишь попытка придать этой американской инициативе характер «правозащитной деятельности». При этом на всем протяжении кризиса со всеми их африканскими аспектами правозащитники особенно не усердствовали. Единственно ценной по содержанию частью проекта резолюции было упоминание о введении оружейного эмбарго против сторон конфликта, дабы помешать им далее воевать. А оружие и боеприпасы, как, впрочем, и военные части в полном составе, до сих пор приходят в Южный Судан со стороны Уганды, и об этом в тексте резолюции нет ни слова. Справедливости ради заметим, что Аддис-Абеба не стоит в стороне от этого процесса, но снабжает и тренирует она, естественно, повстанцев-нуэр бывшего вице-премьера Р.Машара. Способность американцев связывать в единый текст проекта резолюции совершенно не взаимосвязанные вещи становится общим местом и является прекрасным образчиком дипломатического фарисейства. Позиция Москвы в данном случае предельно понятна и аргументирована. Блокирование проекта резолюции необходимо рассматривать не как отказ от преследования лиц, ответственных за военные преступления, а как отказ от сложившейся практики нанесения «ковровых бомбардировок» в виде неизбирательных санкционных мер. В этой ситуации американцам и европейцам придется четко артикулировать свою позицию и вводить санкции самостоятельно и персонально. То есть брать на себя ответственность за ошибки в прошлом, а не прятаться за коллективным решением СБ ООН.

При этом маловероятно, что американцы на это пойдут. Повторим, что введение американских санкций против представителей даже «второго эшелона» южносуданского режима будет означать удар по нынешнему кандидату в президенты США от демократов Х.Клинтон, которая, собственно, и заварила всю эту южносуданскую «кашу». Давать такой шанс республиканцам на раскручивание предвыборной пропаганды, видимо, все-таки нынешняя администрация не решится. Клинтон и так припоминают разные неудачные моменты ее руководства Госдепом. Начиная от направления секретных циркуляров по открытой електронной почте и заканчивая пренебрежением вопросами безопасности, которые привели к гибели американского посла в Ливии. Причем американцы могут надавить на С.Киира без особого труда: значительная часть принадлежащей ему недвижимости находится именно в США. Вопрос урегулирования кофликта Южном Судане лежит через трансформацию позиции Уганды, которая является основным спонсором и гарантом безопасности Джубы. В случае вывода из страны угандийского воинского контингента обороноспособность режима фактически исчезает, и он становится много сговорчивее. Но такой шаг для Кампалы будет означать признание политического доминирования в этой части Африки Эфиопии, что для угандийского лидера Й.Мусевени, как нож в сердце.  Момент регионального соперничества между Угандой и Эфиопией  однозначно играет одну из определяющих ролей по консервации южносуданского конфликта. Безусловно это соперничество усиливает и стимулирует трейбалистское противостояние между этносами динка (С.Киир) и нуэр (Р.Машар), которое вылилось сейчас в длительную гражданскую войну. Есть все основания полагать, что в силу этих двух причин южносуданский конфликт просто не имеет никаких внятных перспектив своего разрешения. Даже если стороны под международным давлением и согласятся «замириться», то это совершенно не будет означать заключение прочного мира. Достаточно будет одной случайной гибели какого-нибудь из лидеров или полевых командиров противостоящих сторон, чтобы война и резня возобновилась с новой силой.

43.68MB | MySQL:92 | 1,113sec