Выступление премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа на юбилейной 70-й сессии Генассамблеи ООН

Премьер –министр Пакистана Наваз Шариф  предложил формулу для разрядки напряженности между Индией и Пакистаном, включающую четыре пункта. Выступая на юбилейной 70-й сессии Генассамблеи ООН в г. Нью-Йорк, он предложил, чтобы Пакистан и Индия формализовали и уважали взаимопонимание, достигнутое между этими двумя традиционными региональными антагонистами в результате визита тогдашнего президента Пакистана генерала Первеза Мушаррафа в Индию в 2003 г. Новая «формула разрядки» между Исламабадом и Дели предполагает полное прекращение огня на Линии контроля в Кашмире. Напомним, что это взаимопонимание было достигнуто между двумя странами после т.н. «вооруженного противостояния» между Пакистаном и Индией в 2001-2002 гг., которое едва не привело к локальному вооруженному конфликту с возможным применением тактического ядерного оружия на субконтиненте Южная Азия.

Для цели достижения новой разрядки во взаимоотношениях между Исламабадом и Дели, Наваз Шариф призвал расширить т.н. Группу военных наблюдателей ООН для Индии и Пакистана (UNMOGIP) на Линии контроля в Кашмире, находящуюся там с 1947 г., с целью наблюдения за прекращением огня на этой фактической границе между Индией и Пакистаном.         Во-вторых, Наваз Шариф в своем выступлении предложил, чтобы Пакистан и Индия вновь подтвердили, что они не будут прибегать к использованию силы или угрозе использования силы ни при каких обстоятельствах. Он указал, что это условие является центральным элементом Устава ООН.

В – третьих, пакистанский премьер-министр предложил шаги, которые необходимо предпринять с целью демилитаризации Кашмира.
Он сказал, что Пакистан и Индия должны согласиться не безусловный взаимный отвод войск с ледника Сиачин, самого высокого в мире поля боя, где периодически происходят перестрелки и стычки между пограничниками и военносужащими обеих стран, а в 1999 г. во время т.н. «Каргильского конфликта» пакистанская армия фактически на несколько недель захватила этот ледник, в результате чего индийские подразделения горных войск вынуждены были ценой больших потерь выбивать пакистанских военных и боевиков, проникших с территории Пакистана на индийскую территорию.

Наваз Шариф также заявил, что смягчение восприятия угрозы посредством подобных мирных усилий  сделает возможным для Пакистана и Индии прийти к соглашению по широкому кругу мер для снижения угрозы, представляемых наступательными и новейшими системами вооружений. Он также заявил, что Пакистан «никогда не хотел и не желает быть вовлеченным в гонку вооружений в Южной Азии…. Мы не можем тем не менее оставаться в забвении того факта, что в нашем регионе происходит негативное развитие динамики безопасности и наращивание вооружений (как обычных, так и ядерных –авт.)»

 

В этой связи он также заявил, что Пакистан является ответственным ядерным государством, обладающим ядерным оружием, и продолжит поддерживать цели ядерного разоружения и ядерного нераспространения, как глобального так и регионального. Он также заявил, что регион Южная Азия нуждается в стратегической стабильности, а это требует серьезного диалога для достижения т.н. «ядерной сдержанности», баланса обычных вооружений и мирного урегулирования конфликтов.
В отношении проблемы угрозы терроризма, пакистанский премьер –министр подчеркнул необходимость искоренения причин, лежащих в основе этого серьезного вызова миру и безопасности.  Обращаясь в этой связи к проблеме спора из-за Кашмира Наваз Шариф выразил сожаление, что некоторые государства используют глобальную кампанию борьбы против терроризма для подавления законного права оккупированных народов на самоопределение (тут пакистанский  премьер открыто намекнул на Индию, которая по мнению пакистанской стороны «проявляет насилие и подавляет стремление народов Кашмира» — имеется в виду индийский штат Джамму и Кашмир- авт.)

В этой связи он сказал, что в 1997 году, когда Исламабад предложил т.н. «композитный диалог» между двумя странами, «обе наши страны согласились, что он будет включать два принципиальных пункта: Кашмир и мир и безопасность, вместе с шестью другими вопросами, включая проблему терроризма.». По его словам, «первоочередность и безотлагательность решения этих двух проблем является сегодня еще более насущной». Вообще т.н. «проблеме Кашмира» пакистанский премьер традиционно уделил особое место в своей речи на Генассамблеи ООН. Он сообщил в этой связи, что консультации с кашмирцами (имеется в виду жители индийского штата Джамму и Кашмир а также т.н. «Азад Кашмира» — удерживаемой Пакистаном части территории бывшего княжества Кашмир – авт.), которые являются составной частью этого спора,  представляются первоочередными для развития мирного решения этой проблемы.

Далее он сказал, что с 1947 года, «спор из—за Кашмира» остается все еще нерешенным, а резолюции Совбеза ООН остаются невыполненными ( прежде всего, пакистанский премьер имеет в виду резолюция СБ ООН о проведение плебисцита среди жителей Кашмира по вопросу о его статусе и независимости от 1947 г.- авт.). По его словам, три поколения кашмирцев сталкиваются только с нарушенными обещаниями и жестоким гнетом. Более 100 000 человек погибли в борьбе за свое самоопределение.
Он далее подчеркнул , что это является «наибольшей неудачей» ООН как глобальной международной организации.

Наваз Шариф также привлек внимание мирового сообщества  к фактам нарушения прекращения огня на Линии контроля и Рабочей границе и заявил, что «мудрость диктует, чтобы наш ближайший сосед воздерживался от подстегивания нестабильности в Пакистане».
Что касается проблемы Афганистана, то он заявил, что Пакистан, будет настойчив своих попытках оказать помощь в возобновлении процесса мирного диалога и способствованию установлению мира и стабильности в этой стране. «Мы можем, однако, поступить так, только если мы получим необходимое сотрудничество со стороны афганского правительства в Кабуле. Напряженность в отношениях между Афганистаном и Пакистаном – не в интересах ни одной из этих стран», — заключил он

Касаясь в своей речи проблемы террористической активности внутри страны, Наваз Шариф заявил, что Пакистан является главной жертвой терроризма. Он далее пояснил, что «кровь, которая пролилась – включая наших невинных детей – усилила нашу решимость искоренить эти страдания простых пакистанцев из нашего общества». Он также в этой связи отметил, что «Операция Зарб-э-Азб» (Operation Zarb-e-Azb), предпринимаемая пакистанскими военными, «уже добилась значительного прогресса в очищении нашей страны от всех террористов и будет закончена только тогда, когда наши цели будут достигнуты»

Что касается предстоящей реформы ООН, то Наваз Шариф заявил, что Пакистан поддерживает универсальную реформу ООН, включая и реформирование членства в Совете Безопасности ООН. Он далее заявил, что «нам необходим Совет Безопасности ООН, который является более демократическим, представительным, ответственным и транспарентным». В заключение своей речи на 70-й сессии ГА ООН пакистанский премьер сказал, что Китайско-пакистанский экономический коридор подтолкнет региональное  экономическое сотрудничество и принесет процветание всему региону и за его пределами. «Этот проект, — по его словам, — является вдохновляющей моделью сотрудничества по линии «Юг-Юг», которое должно быть продолжено и в будущем».

 

Если давать краткий анализ выступления Наваза Шарифа на юбилейной 70-й сессии Генассамблеи ООН в г. Нью-Йорке, то можно сказать, что предложенная им «новая формула мира» с Индией из четырех пунктов на наш взгляд, не содержит каких-либо принципиально новых инициатив со стороны Исламабада. Все эти предложения Пакистан уже выдвигал в прошлые годы на всех уровнях , — от выступлений пакистанских дипломатов и министров иностранных дел до высших руководителей страны – премьеров и президентов.

Новым в его выступлении, пожалуй, является апеллирование к Индии о поддержании «режима стратегической стабильности» в Южной Азии и режима «ядерной сдержанности», о котором, правда, Исламабад говорил еще в 1998 году, после ядерных испытаний Индии и Пакистана. В его речи просматривается также стремление успокоить мировое общественное мнение, взбудораженное по поводу того, что Исламабад может являться инициатором гонки ядерных вооружений в регионе ( после того, как в августе с.г. появился совместный доклад американских «мозговых центров» Фонда Карнеги за международный мир и Центра Стимсона «Нормальный ядерный Пакистан», в котором утверждалось, что у Пакистана может быть через несколько лет 320 ядерных боеприпасов, и он станет третьей по количеству ядерных боеголовок страной среди официальных и неофициальных ядерных держав – после США и России – авт.).  И на этот раз Исламабад в речи своего премьера отделался общими рассуждениями о том, что Пакистан поддерживает ядерное разоружение и ядерное нераспространение. В отношении Индии , как уже было отмечено выше, Наваз Шариф фактически вернулся к идее 1997 года (когда он также был премьер министром страны) о «композитном диалоге». И поэтому по сути «новая формула мира» обращенная к Индии, является повторением старых инициатив не предлагая кардинально новых решений для запуска реального процесса разрядки напряженности, которая сейчас существует в пакистано-индийских отношениях. В этом отношении развитию мирного диалога между Исламабадом и Дели явно не способствуют  пассажи в его речи в ООН по поводу т.н. «Кашмирской проблемы», вину за которую Наваз Шариф снова фактически возводит на Индию. В целом, на наш взгляд, его нынешнее выступление в ООН на юбилейной 70-й сессии ГА ООН является традиционным, за исключение призывов к реформированию этой международной организации и ее Совета Безопасности. Все это , как нам кажется, свидетельствует о том, что пакистанский премьер, так сказать, «не выполнил домашнюю работу» по подготовке к действительно прорывным инициативам по укреплению отношений разрядки напряженности с Индией, отношения с которой сегодня переживают опять не лучшие времена. Индийские СМИ, кстати, в целом прохладно отреагировали на речь премьера Пакистана, а индийские официальные лица пока никак не прокомментировали ее. Поэтому в ближайшем будущем станет ясно куда  и как пойдут дальше пакистано -индийские отношения при новой обстановке в мире и с учетом того, что обе страны теперь являются полноправными членами Шанхайской организации сотрудничества, потенциал которой они могли бы задействовать для разрешения своих коренных противоречий. Остальное покажет  уже ближайшее будущее.

24.59MB | MySQL:59 | 0,479sec