О добровольческих вооруженных формированиях, воюющих на стороне правительства Башара Асада в Сирии. Часть 2

С самого начала гражданской войны в Сирии значительные вооруженные формирования воюют на стороне правительства в населенной друзами провинции Сувейда. Если два года назад единственным вооруженным формированием друзов была «Джейш аль-мувахиддин» («Армия сторонников единобожия», именно так характеризуют друзы свою конфессиональную принадлежность). С 2012 года союзные с правительством Сирии друзские вооруженные формировании пережили фрагментацию и уже не представляют единое целое.

Самым многочисленным из них продолжает оставаться «Дир аль-ватан» («Щит родины»), официальны руководителем которого является один из духовных руководителей сирийских друзов шейх Юсуф Джарбуа. Вступление друзов в милиции особенно ускорилось с осени прошлого года, когда боевики «Джабхат ан-нусры», захватив друзский анклав Джебель Самак в районе Идлиба, казнили 23 представителей этой конфессии, а остальных заставили «принять истинный ислам» в салафитской версии. Этот факт вызвал бурю возмущения в друзской общине, причем не только в Сирии, но и в Ливане, где лидеру ПСП Валиду Джумблату пришлось оправдываться за свои комплиментарные и доброжелательные высказывания в адрес «Джабхат ан-нусры» и других сирийских экстремистских организаций.

Большая часть сирийских друзов с самого начала заняла позицию поддержки правительства Башара Асада. Наиболее видными прорежимными фигурами в провинции Сувейда считаются религиозные шейхи Юсуф Джарбуа и Хаммуд Хеннауи. Однако эта поддержка носила нюансированный характер. Друзы категорически отказывались воевать с вооруженной оппозицией вне зоны своего компактного проживания. Созданные ими вооруженные формирования предназначались для защиты друзских деревень и поселков от террора со стороны радикальных исламистов. Сам шейх Юсуф Джарбуа определяет роль друзской милиции следующим образом: «Мы видим свою защиту в сирийском государстве. Сирийский режим мы рассматриваем как олицетворение правового государства». Относительно целей «Дир аль-Ватан» он отметил: «Мы защищаем Сувейду, а значит защищаем Дамаск и Дераа». В создании и тренировках «Дир аль-Ватан» активное участие принимал бригадный генерал сирийской армии Наеф аль-Акиль.

image001

Эмблема вооруженного формирования «Дир аль-Ватан»

Другим крупным вооруженным формированием друзов в Сувейде является «Риджаль аль-карама» («Мужчины достоинства», другое название «Кувват аль-Фахд», «Силы леопарда»). До недавнего времени руководил этой милицией шейх Вахид аль-Балус, погибший 5 сентября с.г. в результате взрыва заложенной бомбы. Шейх Балус был довольно противоречивой фигурой. В 2011-2012 годах он пытался примкнуть к оппозиционному движению в Сирии и высказывался за отставку президента Башара Асада. Однако затем его взгляды стали меняться. Такая перемена была связана с тем, что лидерство в оппозиционном движении перехватили радикальные исламисты. Их приход к власти в Дамаске не сулил ничего хорошего религиозным меньшинствам. В начале 2014 года шейх Балус стал создавать собственные вооруженные формирования для защиты Сувейды. Несмотря на его продолжавшуюся антирежимную риторику, многие наблюдатели отмечали его сотрудничество с сирийскими силовыми структурами. Во всяком случае в условиях продолжающейся экономической и социальной зависимости бедного друзского региона от Дамаска он не мог всерьез стремиться к отделению Сувейды от Сирии и созданию там независимого государства, а значит попытки обвинить его в сепаратизме лишены основания. Более сложным представляется вопрос о его сотрудничестве с израильскими и ливанскими единоверцами. В своих интервью он не раз заявлял о том, что «сирийские друзы готовы принять помощь от своих братьев в Палестине, но не от сионистского государства». Шейх Балус поддерживал хорошие отношения со сторонниками Валида Джумблата в Ливане. Причиной его гибели могли быть как эти связи, нежелательные для сирийских силовиков, так и борьба за власть и влияние в друзском регионе. Во всяком случае его гибель послужила триггером для массовых антиправительственных волнений в Сувейде в начале сентября, в результате которых в городе была разрушена статуя Хафеза Асада.

image002

Эмблема вооруженных формирований шейха Балуса.

На юге Сирии, в районах провинции Кунейтра, все еще подконтрольных правительству таких как городок Аль-Баас, действует еще одно вооруженное формирование «Лива ас-сукур аль-Кунейтра» («Бригада соколов Кунейтры»). Бригада состоит из друзов и суннитов, коренных жителей данной провинции. Изначально эти отряды местной самообороны враждебно относились как к боевикам-исламистам, так и к правительственным войскам. Однако агрессивные действия со стороны «Джабхат ан-нусры» и проникновение в регион сторонников ИГ побудили их к сотрудничеству с сирийской армией. «Бригаде соколов» удалось достичь определенных успехов и освободить от исламистов ряд деревень в своей провинции, но при этом она несет крупные потери.

image003

Эмблема «Соколов Кунейтры»

На стороне сирийского правительства воюют и ряд палестинских вооруженных формирований. Наиболее крупным из них является «Лива аль-Кудс» («Бригада Иерусалима»), численность которой определяется примерно в 3-4 тысячи бойцов. Вопреки распространенным слухам, бригада не имеет ничего общего с движением ХАМАС. Ее основу составили палестинцы, выходцы из лагеря беженцев Найраб вблизи Алеппо. Милиция была основана в октябре 2013 года палестинским инженером Мухаммедом Саидом, который не любит давать интервью и появляться перед прессой. Поводом для ее создания была осада лагеря Найраб боевиками-исламистами. Основные боевые действия бригада ведет на фронтах Алеппо. В частности, она отметилась в ходе тяжелых боев в районе центральной тюрьмы, здания штаба разведки ВВС, вела оборону военного и гражданского аэропортов, участвовала в разблокировании шиитских деревень Нуболь и Захраа, в боях за стратегически важный населенный пункт Хандарат.

image004

Эмблема «Лива аль-Кудс»

Еще одной милицией, воюющей на стороне правительства Башара Асада, является «Джейш ат-тахрир аль-Фалястини» («Армия освобождения Палестины»). Эта группа связана с Народным фронтом освобождения Палестины (НФОП) и ведет боевые действия в основном в регионе Дамаска. Ее бойцы участвовали в сражениях в Дарайе, пригородах Дамаска Тель ас-Саване и Думе, в недавних боях в Забадани. Свое политическое кредо ее командир Мухаммед Тарик аль-Хадра формулирует таким образом: «Варварский и порочный заговор против сирийской арабской нации направлен на то, чтобы расколоть и разделить ее на несколько сектантских и расистских образований, которые будут вести бесконечную войну друг с другом и тем самым дадут оправдание существованию расистского сионистского образования».

image005

Эмблема «Джаищ ат-тахрир аль-Фалястини». Наверху лозунг: «Мученичество или победа».

В течение последних двух лет в Сирии наблюдается тенденция к повышению роли добровольческих вооруженных формирований как среди оппозиции, так и среди проправительственных сил. Сирийская армия, измотанная четырехлетней войной и понесшая значительные потери, представляет собой лишь бледную тень Сирийской Арабской Армии начала 2000-х годов, которая была способна вести войну с мощным противником. Милиции, защищающие правительство в Дамаске, несомненно уже стали важным фактором политической жизни страны. По окончании конфликта они потребуют своей доли власти на занятых ими территориях или же будут стремиться к политическому влиянию в масштабах всей страны. Это сделает процесс политического урегулирования в Сирии еще более сложным. Скорее всего, для такого урегулирования понадобится Таифская модель (политическое примирение, достигнутое в Ливане на основе Таифского соглашения 1990 года). Однако количество военно-политических игроков в Сирии уже сейчас значительно больше чем в Ливане в период гражданской войны 1975-1990 годов.

40.69MB | MySQL:72 | 0,913sec