Реализация КНР стратегии «мягкой силы» на Ближнем Востоке и в Северной Африке

Как известно, Китай выполнил задачу по обретению статуса лидирующей региональной державы, следующая задача – к 2020 г. – получение статуса второго по силе государства в мире, а к 2050 г. Китай должен достичь уровня/статуса мирового лидера. Постановка этих задач определила разработку и реализацию Китаем стратегии «мягкой силы». Следует отметить, что данная  стратегия дважды изменялась: с первоначального «мирного возвышения» на «мирное развитие», а во второй раз была сформулирована как «гармоничный мир». Первые две формулировки возникли в политической истории КНР в период правления Ху Цзиньтао, однако причиной смены первой стал слишком агрессивный характер слова «возвышения», который многие страны восприняли как вызов или даже угрозу национальным интересам, а второй – исключительная ориентированность на собственное (китайское) развитие.

Прежде всего, следует выделить причины возникновения замысла у китайского руководства стратегии «мягкой силы»:

– изменения внутренней политической и социальной ситуации, что потребовало корректировки курса внешней политики;

– растущая вовлеченность КНР в международные процессы;

– необходимость борьбы с «мировым гегемоном» – США.

Основными установками стратегии «мягкой силы» КНР в регионах Ближнего Востока и Северной Африки являются:

– усиление риторики невмешательства во внутренние дела стран;

– подготовка основания для переходя от политики невмешательства к активной внешней политики;

– прагматизм отношений;

– возрождение многополярного мира.

На Ближнем Востоке и в Северной Африке направления китайской стратегии «мягкой силы» следующие:

– поддержка определенных политических сил;

– развитие экономических отношений со странами региона;

– улучшение имиджа КНР, как надежного партнера и друга.

В качестве средств реализации КНР стратегии «мягкой силы» в странах Ближнего Востока и Африки представляется возможным выделить:

– активное подписание соглашений о свободной торговле и создание открытых зон торговли;

– регулярное предоставление беспроцентных займов/кредитов на инфраструктурные проекты;

–  погашение (прощение) долгов стран региона перед КНР;

– регулярное освещение в СМИ гуманитарной помощи, миротворческой деятельности КНР;

– оказание дипломатической (посреднической) помощи в переговорах;

– продвижение китайского языка и китайской культуры;

– вовлечение китайской диаспоры в деятельность официального Пекина в странах региона.

По информации из открытых источников официальный Пекин не только активно ведет переговоры по подписанию соглашений о свободной торговле со странами Ближнего Востока, но и предпринимает серьезные усилия по выдавливанию стран-союзников США с ближневосточных рынков. Примером могут служить особые экономические зоны в странах Персидского залива, которые изначально создавались усилиями тайваньских транспортно-логистических компаний.

Официальный Пекин в ходе реализации стратегии «мягкой силы», которая рассчитана на ближайшие 30–35 лет, ежегодно выделяет от 6 до 8 млрд долл. США только на развитие и поддержание деятельности «большой четверки» –Центральное телевидение Китая, Китайское международное радио, Новостное агентство «Синьхуа», газету «Чайна Дэйли». Данные средства массовой информации действуют согласно директивам руководства КНР и постепенно отходят от практики пропаганды и агитации, стремясь больше информировать, нежели искусственно насаждать идеалы экономического развития Поднебесной, которые, как показала практика, практически не применимы в странах Ближнего Востока и Северной Африки в силу местного менталитета.

Следует отметить, что Центральное телевидение Китая в попытках конкурировать с телеканалами «Аль-Джазира» и «Аль-Арабия» запустило сразу шесть телеканалов, которые осуществляют вещание в круглосуточном режиме на иностранных языках: английском, французском, арабском и т.д. Известно, что новостное агентство «Синьхуа» планирует практически в два раза увеличить количество корреспондентских пунктов (со 117 до 180) и одновременно увеличить количество местных корреспондентов (с 40 000 до 80 000), которые по оценке руководства новостного агентства являются «самым ценным ресурсом».

Единственным серьезным вызовом, который стоит перед всеми СМИ КНР, является гегемония западного мира в области интернета. Китайские специалисты признают, что невозможно эффективно использовать иностранные интернет-ресурсы и площадки для информирования граждан в таких регионах, как Ближний Восток и Северная Африка, поскольку они заблокированы или ограничены на территории КНР, что снижает эффективность комплекса мероприятий по реализации стратегии «мягкой силы».

Кроме СМИ официальный Пекин активно продвигает китайский язык и китайскую культуру через различные мероприятия: годы китайского языка и культуры, выставки, симпозиумы, конференции, а также через «Институты Конфуция». Открыто более 500 филиалов «Института Конфуция» в более чем 100 странах мира. Для сравнения у германского «Института Гёте» всего лишь 170 филиалов в 50 странах мира. Кроме обучения китайскому языку в филиалах «Института Конфуция» проводится обучение по таким специальностям, как строительство, сельскохозяйственная деятельность и др. Следует отметить, что традиционный метод предоставления правительственных грантов иностранным студентам также используется весьма широко. В настоящее время в КНР обучается около 100 тысяч студентов из стран Ближнего Востока и Северной Африки, для сравнения из стран-членов АСЕАН в китайских университетах обучаются 110 тысяч студентов.  Большинство студентов-иностранцев гарантированно получат работу на инфраструктурных проектах, которые реализуют китайские компании в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Официальный Пекин для реализации своих интересов на Ближнем Востоке и в Северной Африке активно использует такое прием, как направление групп медицинских работников (для оказания медицинской помощи населению и обучения местного персонала современным техникам лечения и применения лекарственных препаратов, за период с 1963 по настоящее время  направлено около 3400 мед. работников, подготовлено более 600 врачей из числа местного населения). Следует признать, что китайские медики и эпидемиологи благодаря африканскому и ближневосточному опыту входят в тройку лучших специалистов по борьбе с опасными и заразными заболеваниями. Также китайские компании ежегодно поставляют медицинское оборудование на десятки миллионов долларов США в страны Лиги Арабских Государств.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, во-первых, что для повышения эффективности стратегии «мягкой силы» в регионах Ближнего Востока и Северной Африки руководству КНР необходимо создать механизм обратной связи: стратегия должна быть эффективной не только в отношении «высших чиновников», но и оказывать должное воздействие на общественное мнение. Во-вторых, для достижения мирового лидерства официальный Пекин будет вынужден комбинировать «мягкую» и «грубую» силу, поскольку устранение некоторых вызовов и угроз (терроризм, пиратство, транснациональная преступность и т.д.) невозможно без применения Вооруженных сил страны, для чего Поднебесная будет вынуждена строить новые базы в Африке и в странах Ближнего Востока.

42.13MB | MySQL:92 | 0,921sec