Почему США отказались от полного вывода военного контингента из Афганистана

Власти США приняли решение о замедлении вывода своих войск из Афганистана. Об этом заявил президент США Барак Обама. «Я решил оставить текущее число американских военнослужащих в 9,8 тыс. человек в Афганистане на большую часть следующего 2016 года. Их миссия не изменится», — отметил он, выступая в Белом доме. Таким образом, планы по полному выводу американских войск из Афганистана вновь пересмотрены, в чем, собственно, мало, кто сомневался. Если бы это произошло, то захват Кабула и других крупных городов страны талибами ограничивался бы сроком от двух до трех месяцев. Мирные переговоры между центральным правительством и талибами в их нынешнем формате сорваны. Несмотря на все старания Исламабада, они во многом провалены именно в силу серьезных разногласий внутри двух этих договаривающихся сторон. К этому примешалась и конкурентная борьба за лидирующие позиции в посредничества между Катаром и Пакистаном. Как итог, талибы продолжают ползучую экспансию, используя при этом внутренние противоречия внутри самой афганской правящей верхушки и слабость административного управления на местах. Последние по времени события в Кундузе со всей очевидностью это продемонстрировали. Талибы захватили город за несколько часов, чему предшествовала интенсивная подготовка в течение двух последних лет. Она включала в себя не только собственно чисто военные аспекты, но и политико-идеологические. К военным следует отнести концентрацию сил, активизацию партизанской войны по принципу «стреляй и убегай», минно-фугасную войну и т.п. Это в значительной части деморализовало правительственные силы и распылило их. При этом талибы явно берегли свои силы, зачастую уклоняясь от прямых военных столкновений с правительственными войсками, которые имели преимущество в огневой мощи и поддержку с воздуха. При этом наращивание своих сил талибы осуществляли и нетрадиционным путем: направляли в Кундуз и его окрестности для оседания своих боевиков под видом сезонных рабочих для сбора мака-сырца. И этот процесс концентрации шел параллельно с выводом американских гарнизонов из провинции, который начался в 2013 году. Но главным моментом, позволившим талибам, в общем-то, очень в сжатые сроки провести операцию в Кундузе, явился перелом в настроениях местного населения, над чем они планомерно работали весь этот период. Местные жители, кстати, до недавнего времени талибов не поддерживали, что значительно сдерживало их активность в этом районе. Утеря местными силами безопасности массовой поддержки населения и недостаточность финансирования силовиков из Кабула привели, в конечном счете, к успеху талибов. И на примере Кундуза можно четко констатировать общий для всего Афганистана момент: даже несмотря на массированную международную поддержку как финансами, так и прямой военной помощью, жизненно важным и определяющим фактором контроля Кабула над ключевыми и стратегическими логистическими узлами и крупными городами будет только лояльность местных племен. Это вообще характерно для Востока — возьмите действия той же аравийской коалиции в Йемене, где без поддержки местных племен говорить всерьез о взятии Саны просто не приходится.

Талибы планомерно завоевывали симпатии местного непуштунского населения, которое традиционно негативно относилось к талибам. Ради этого движению пришлось очень гибко подойти к трансформации своих прежних радикальных идеологических установок, что особенно проявилось в процессе захвата Кундуза. В частности, публично объявлялось о единстве и равенстве всех мусульман, несмотря на их этнические различия. Это помогало движению расширять свою рекрутинговую базу уже за счет местных непуштунских новобранцев. Повторим, что работа в этом направлении длилась около двух лет, и в эти области было инфильтровано значительное количество бойцов «Талибана» из числа этнических узбеков и таджиков, которые планомерно воздействовали на настроения местных жителей в нужном направлении. Рискнем предположить, что такой рецепт действий будет использован (и, скорее всего, уже задействуется) в республиках Центральной Азии. В общем-то, Исламское движение Узбекистана (ИДУ) и Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) не просто так помогали талибам в атаке на Кундуз. В данном случае явно прослеживаются контуры стратегического партнерства и в дальнейшем, когда начнется «большая игра» уже в Центральной Азии. А тыловой базой для экстремистов в ней будет именно территория Афганистана.

При этом талибы играют на традиционных «болячках» местных властей. Это, прежде всего, ужасающая коррупция и кумовство. Кстати, на этом в свое время сыграли и сторонники «Исламского государства» (ИГ), когда брали Мосул. Абсолютно провалилась и, на первый взгляд — логичная, программа афганского правительства по опоре на местные военизированные милиции. Последние стали просто «беспредельничать» в зонах своей ответственности, широко используя такие методы как вымогательство, вооруженный грабеж, и т.п. В этой связи призывы талибов к борьбе с коррупцией и принцип справедливости, несмотря на все этнические различия, был местным населением услышан и воспринят. Из этого следует очень простой вывод. Правильная на Востоке схема опоры на «местные силы»требует важного и принципиального дополнения в виде жесткого контроля над местными примирившимися боевиками со стороны центра через аппарат наместников в провинциях. Естественно, со своими независимыми от местных племенных реалий силовыми структурами.

Состояние последних вообще отдельная тема для разговора. Их финансирование на 90% зависит от зарубежной помощи. При этом реально квалифицированные и преданные кадры в основном сосредоточены исключительно в центральном аппарате, остальные подразделения сильно растянуты на разные направления отражения угроз, что обуславливает их слабость. Кабул до сих пор не обладает достаточными по численности вооруженными силами, которые могли бы самостоятельно подавить мятеж в какой-либо из провинций Афганистана. Дезертирство военных из силовых органов за год увеличилась в два раза. Засоренность этих структур агентурой талибов «зашкаливает» за все разумные пределы. При этом какой-то рациональной альтернативы нынешней программе Запада по подготовке кадров для системы национальной безопасности Афганистана не выработано, а значит процесс нахождения американских военных в стране становится бесконечным.

42.87MB | MySQL:92 | 0,999sec