К итогам парламентских выборов в Турции

1 ноября в Турции состоялись досрочные парламентские выборы, по итогам которых Партия справедливости и развития (ПСР) вновь вернула себе  статус правящей. По предварительным результатам ПСР получила 49,5% голосов и 317 мест в парламенте, что обеспечивает ей абсолютное большинство и дает возможность сформировать однопартийное правительство. Помимо правящей партии в парламент также прошли левоцентристская Народно-республиканская партия (НРП) (25,3% голосов), Партия националистического движения (ПНД) (11,9%) и прокурдская Партия демократии  народов (ПДН) (10,8%).

Нынешние выборы проходили в условиях резкого обострения внутриполитической обстановки в стране. Период политической нестабильности, к которой привел провал переговоров о правительственной коалиции после очередных парламентских выборов, состоявшихся 7 июня, негативно сказался на экономике страны, повысил напряженность в юго-восточных провинциях, сорвал курдский мирный процесс, обострил поляризацию в обществе. Все это обусловило высокий интерес населения к голосованию и желание народа вернуть стабильность.

В целом же выборы в Турции прошли в относительно спокойной обстановке. За исключением некоторых инцидентов и нескольких драк на избирательных участках, крупных происшествий или скандалов не зарегистрировано. За порядком на избирательных участках и в городах в течение всего дня голосования следили более 380 тысяч полицейских и жандармов. На юго-востоке Турции в связи с продолжающимися рисками терактов и нападений курдских боевиков были приняты повышенные меры безопасности.

Явка на выборах была высокой, составив около 87%, что на 3% больше чем на предыдущих. Главной интригой досрочных выборов являлся вопрос, сможет ли ПСР добиться своей цели и получить достаточное для формирования однопартийного правительства число мест в парламенте. Эта интрига не только разрешилась в пользу правящей партии, но и позволила ей полностью компенсировать потери, понесенные на предыдущих выборах.

Заручившись поддержкой почти половины избирателей, ПСР, как заявил премьер-министр и председатель партии Ахмет Давутоглу, останется верной целям «Программы 2023», приуроченной к столетию Турецкой Республики. Лидер ПСР также дал понять, что продолжит активно работать в направлении решения курдского вопроса и борьбы с терроризмом. Кроме того, он призвал все политические партии, вошедшие в состав парламента, совместно работать над созданием новой конституции, в которой, возможно, будет заложена коренная реформа в системе правления, предполагающая смену парламентской республики на президентскую.

Оценивая итоги прошедших выборов, наблюдатели в основном делают следующие выводы:

  1. Турецкий избиратель выступил против создания какой бы то ни было коалиции. Он, безусловно, проголосовал за сильное правительство ПСР, альтернативы которому в настоящее время нет и, как представляется, в ближайшей перспективе не будет.

Определенную роль сыграл, по словам ряда наблюдателей, так называемый «фактор страха», коэффициент которого существенно возрос в условиях растущей напряженности в стране и перед лицом вероятности повтора терактов, совершенных в Суруче и Анкаре, ставших самыми кровавыми в истории Турции.

  1. Своим выбором, по мнению некоторых экспертов, избиратель «наказал» оппозицию за ее неспособность воспользоваться успехом предыдущих выборов. По мнению обозревателей, итоги выборов неизбежно приведут к пересмотру, а возможно и к смене лидеров НРП и ПНД. По их мнению, оппозиционные партии испытывают очевидный кризис лидерства. ПНД по сравнению с прошлыми выборами получила ровно вдвое меньше депутатских мест – 40 вместо 80, набранных на выборах 7 июня. А лидеру НРП Кемалю Кылычдароглу, несмотря на все его усилия, так и не удалось превысить отметку 26%.

Избиратель, по мнению ряда наблюдателей, не совсем разобрался с целями и задачами ПНД, которая «и власти не хотела, и в коалицию не шла». Вызвало недоумение у избирателей также и ее внутренняя кадровая политика, названная многими экспертами «ошибочной». В итоге, консерваторы-националисты, разочаровавшись в ПНД, выбрали стабильность и проголосовали за ПСР.

  1. Избиратель поддержал политический процесс урегулирования курдской проблемы, за который выступает ПДН, дав ей возможность пусть с минимальным запасом, но пройти 10-процентный электоральный барьер и войти в парламент. Ряд экспертов полагает, что для возобновления курдского процесса, возможно, вновь будет задействован отбывающий пожизненный срок в тюрьме на острове Имралы Абдуллах Оджалан. Не исключено также, что курдское политическое движение в ближайшее время займется пересмотром своей стратегии и оценкой роли в ней Рабочей партии Курдистана (РПК).

По мнению экспертов, итоги выборов, однако, показали и то, что избиратели не в восторге от якобы «этнической» политики ПДН. При этом, многими политологами признается, что наиболее влиятельными голосами против правящей партии оказались именно те, которые были отданы как раз таки за ПДН, поскольку присутствие этой партии в парламенте лишило ПСР возможности вынести вопрос об изменении конституции на референдум, опираясь лишь на собственные силы (для этого ей необходимо было получить 330 мест).

  1. Многие обозреватели отмечают, что избиратель недвусмысленно дал понять, что для него безопасность и стабильность в стране гораздо важнее свободы слова и самовыражения. ПСР в своей предвыборной кампании в качестве одного из главных лозунгов использовала девиз «Пусть продолжится стабильность! Пусть Турция растет!»
  2. Почти всеми наблюдателями отмечается, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган без всяких сомнений оказался в выигрыше. Поскольку сейчас снова начнутся дискуссии по поводу смены парламентской формы правления на президентскую.

Оценивая причины уверенной победы ПСР, наблюдатели отмечают, что важную роль сыграло более компромиссное по сравнению с Р.Т.Эрдоганом поведение ее главы. Избиратель принял А.Давутоглу в качестве лидера ПСР. Поскольку турецкое общество устало от растущей поляризации. Необходимо подчеркнуть, что в ходе предвыборной кампании А.Давутоглу держался от Р.Т.Эрдогана на определенной дистанции, что позволяло некоторым наблюдателям утверждать о различии между ними оценок и подходов к решению той или иной проблемы.

Пока, как будут складываться отношения между А.Давутоглу и Р.Т.Эрдоганом, остается загадкой. Согласится ли А.Давутоглу после столь уверенной победы его партии передать власть Р.Т.Эрдогану? Ведь не совсем понятно, чьей заслугой в конечном итоге стал этот успех: Р.Т.Эрдогана или А.Давутоглу. Р.Т.Эрдоган может настаивать на создании президентского правления, что может привести к очередному витку политической напряженности в стране. Поскольку, по мнению многих экспертов, в том числе и потому, что ПСР не настаивала на смене парламентского правления на  президентское, ей удалось повысить свою электоральную привлекательность за столь небольшой период в условиях руководства временного правительства и после самых кровавых терактов за всю историю страны.

Поэтому, как нам представляется, главными внутриполитическими вопросами, которые будут стоять на повестке дня в Турции в обозримом будущем, судя по всему, станут,  следующие:

  1. Будет ли и каким образом осуществлен переход на президентскую форму правления?
  2. Какова дальнейшая судьба курдского урегулирования?
  3. Какой риторики и тактики поведения ПСР будет придерживаться в общении с оппозиционными силами?
40.73MB | MySQL:68 | 0,981sec