О снижении «привлекательности» «Исламского государства»

Зарубежные эксперты отмечают снижение фактов бытового насилия со стороны «Исламского государства» (ИГ). Под термином «бытового насилия» в данном случае надо понимать не мордобой на кухне, а спорадические выступления одного или нескольких сторонников ИГ, не связанных одним командованием и финансированием, в той или иной стране по собственной инициативе и плану. К таким можно совершенно оправданно отнести нападение на редакцию журнала «Шарли эбдо» или директора химического завода во Франции. Пик таких нападений и акций пришелся на период конец 2014 года по осень нынешнего года. При этом ИГ естественно всячески старалась приписать себе организацию этой волны терроризма в Европе. Ответственный за пропагандистский аспект деятельности ИГ уже покойный ныне, по некоторым данным, Абу Мухаммед аль-Аднани, постарался подогреть эту ситуацию, рассылая по интернету примерно такие заявления: «найди неверующего, будь то американец, француз или кого-нибудь из их союзников, разбей ему голову камнем, зарежь ножом, задави его машиной». Очень напоминает по сценарию то, что сейчас в Израиле называется «интифадой ножей». Так что в этом плане ИГ действительно может считаться «ответственным за эти акции», как оно поспешило это объявить. В реальности же мы имеем дело с гораздо более серьезным явлением, нежели чем просто спланированная ИГ серия терактов. Речь идет в данном случае о «настроении масс», об их внутренних установках и помыслах. И совершенно неважно, кто конкретно берет ответственность в тот или иной момент времени — ИГ или «Аль-Каида». Эти названия могут меняться, но неизменными остаются внутренние вызовы мусульманской уммы или, если хотите более политкорректней — ее очень значительной части. Обвинять в данном случае конкретного лидера или партию наивно. Гитлер тоже появился не просто так, а потому что на лидера с  такой идеологией был запрос у подавляющей части немцев. В этой волне «бытового насилия», которые повторяются циклично, первопричиной является глубочайший кризис национально-конфессионального сознания мусульманских масс. И, конечно же, зависть к благополучным «неверным», которые несмотря на всю свою «неправильную» религию умудрились построить более комфортабельное для жизни общество. Организовывать в такой ситуации религиозного и национального кризиса возвращение массы мусульман к себе домой или в наивной попытке попытаться их адаптировать и ассимилировать, является преступлением против европейской цивилизации. И не важно, чем этот эксперимент закончится: поглощением Европы враждебной к местной культуре и образу жизни массой или приходом к власти нового диктатора, который ответит на эти вызовы известными методами. В любом случае это будет преступление. Но все это философия, обратимся к статистике подобного рода протестов.

Итак, как свидетельствует криминальная хроника после теракта в редакции журнала «Шарли эбдо», событиями в поезде в Брюсселе, убийство директора химического завода во Франции, нападением в Копенгагене, и т.п. волна насилия стала спадать. То есть основной вал преступлений пришелся на промежуток между октябрем 2014 года и началом осени 2015 года. После этого эпизоды с нападениями на цели в Европе практически прекратились. Американские эксперты в этой связи делают вывод о том, что это затишье произошло по причине ослабления самой структуры ИГ и падения популярности идеологии этой организации в массах. Они обозначили это термином «лимитированная привлекательность джихадизма». Чем же эта привлекательность лимитируется? Среди основных барьеров экспертам видится активность правоохранительных органов, которые нанесли де серьезные упреждающие удары по исламистскому подполью в странах Европы. Не согласимся с этим по причине того, что агентурная разведка целого ряда европейских стран (в том числе и Франции), мягко говоря, «сбоит». Сначала «лионский стрелок», потом «Шарли эбдо» и т.п. В ситуации массового притока беженцев есть все сомнения в том, что она вдруг сильно улучшиться. Кроме того, мы не видим каких-то реальных разоблачений исламистских сетей в Европе. Пока полиция и спецслужбы работают, что называется «по верхам», задерживая лиц, которые вынашивают в лучшем случае какие-то агрессивные намерения или просто читают экстремистскую литературу. Спору нет, надо заниматься и такой категорией. Но сам факт того, что мы ни разу не слышали о разоблачении реально связанной с тем же Мосулом группы, свидетельствует только об одном. Мы не имеем пока никаких оснований для того, чтобы утверждать, что сторонники ИГ по какому-то единому плану оседают в Европе. Более того, дефицит джихадистов в самих Ираке и Сирии вынуждает командование этой группировки всячески препятствовать дезертирству или отъезду боевиков на родину. Одновременно идет фактически вакханалия вербовочного процесса через социальные сети в интернете. В такой ситуации жесткого цейтнота не до создания глубокого подполья в странах вероятного противника. Вместо этого используются спонтанные единомышленники.

Американцы также указывают на то, что на степень популярности ИГ напрямую влияют военные успехи и размер контролируемой территории. Он де в последнее время неуклонно сокращается. В том числе падает и боевой потенциал в силу «годичной бомбардировки» целей ИГ силами авиацией международной коалиции, во главе с США. Но никакой внятной потери территории за это время не произошло. Происходит планомерное наступление сирийской армии на позиции, в том числе и ИГ. Иракская армия в это время фактически бездействует. ИГ пока не потерял контроля ни над одним из своих ключевых опорных пунктов. Введение в дело российской авиации, но никак не коалиционной, позволяет пока в Сирии начать процесс вытеснения сторонников ИГ с занимаемых ими территорий. Но это только начало процесса, поскольку важно не дать возможности ИГ проводить серьезные успешные наступательные операции. Арабы вообще не в состоянии проводить позиционную войну в классическом понимании этого слова. Особенно в исполнении полурегулярной ИГ. Им нужен постоянный наскок и успех. Сидеть в окопах, испытывая дефицит боеприпасов и продовольствия, это точно не для них. Особенно, когда с неба целенаправленно идут штурмовки. В этой ситуации дезертирство из ИГ будет только возрастать. Американцы правы в одном — многие джихадисты искренне верят, что сейчас в случае с ИГ они наконец-то обретут идеальную форму строительства и управления «справедливого государства». Но как только на поле боя начнутся сплошные неудачи, и что самое главное — будет прерван и разрушен механизм финансовых поступлений для того, чтобы платить боевикам жалование, выполнять социальные программы на захваченных территориях и вооружать свои отряды, привлекательность ИГ начнет уменьшаться весьма ускоренными темпами. И идеология здесь сразу же отойдет на задний план.

44.85MB | MySQL:119 | 1,124sec