Пакистан: «Красная мечеть» дает «зеленый свет» «Исламскому государству»?

Как показывают последние события в Пакистане, здесь все решительнее заявляет о себе радикальный ислам. Пакистанская столица вновь, как и 8 лет назад, охвачена антиправительственными выступлениями  преподавателей и студентов медресе небезызвестного религиозно-образовательного комплекса «Красной мечети», выступающих за введение в стране шариатского правления. Имам «Красной мечети» богослов Абдул Азиз вместе со своей женой  Умми Хассан, являющейся руководителем женской медресе «Джамия Хафза», возглавил 13 ноября несогласованный с муниципальными властями марш студентов, преподавателей и прихожан в ознаменование созданного им нового Движения  за шариат. Женские бригады радикально настроенных студенток медресе в черных бурках снова появились на улицах  столицы. По сообщениям пакистанской прессы, участники выкрикивали антиправительственные лозунги, скандировали также лозунги в поддержку джихада и введения в стране шариата. Выступая перед своими сторонниками, Абдул Азиз дал на раздумье правительству страны всего неделю для принятия решения по данному вопросу. [i]

Для поддержания порядка и законности во время проведения антиправительственного марша в Исламабаде были усилены меры безопасности. В памяти пакистанцев все еще свежи воспоминания о событиях 2007 г., когда вышедшие на улицы толпы преподавателей и учащихся «Красной мечети» своими противоправными действиями пытались добиться установления в стране шариатской власти. Они даже успели ввести практику шариатских судов в стенах «Красной мечети». Многодневное вооруженное противостояние властей и исламистов завершилось штурмом «Красной мечети» и привело к многочисленными жертвами с обеих сторон.[ii] И хотя правящему режиму удалось тогда силовыми методами погасить взрыв исламизма в центре столицы, его идеологические корни остались неповрежденными и успели прорости довольно глубоко в пакистанском социуме за истекший период времени. Попытки властей закрыть данный учебно-религиозный комплекс, снискавший известность своей экстремистской направленностью, не увенчались успехом. «Красная мечеть» с ее женским («Джамия Хафса») и мужским («Джамия Фаридия») медресе возродились из руин. Количество учащихся превысило 11000 человек. Стоит сказать, что  «Джамия Хафса» является крупнейшим женским религиозным учебным заведением в мусульманском мире. По оценке пакистанской исследовательницы Фархат Тадж, эта семинария готовит  из студенток «жен и матерей джихадистов, женщин-смертниц и женщин-боевиков, которые в случае необходимости готовы вступить в столкновение с правоохранительными органами Пакистана»[iii]

Их жизнь, практически изолированная от внешнего мира, подчинена строгому распорядку дня: ежедневный подъем в 5 часов утра, пятикратная молитва, изучение основ ислама в его жестком истолковании с одновременными овладением минимумом знаний общеобразовательного характера. В социальных сетях все чаще появляются видеоролики с участием студенток, отрабатывающих технику владения автоматом Калашникова для осуществления джихада против неверных.

Можно без преувеличения сказать, что  комплекс стал главным центром суннитского радикализма в Пакистане, своего рода идеологическим маяком для многих джихадистских группировок страны, прежде всего пакистанских талибов. Для них «Красная мечеть» является оплотом их исламистской антиправительственной пропаганды. В одном из своих интервью, комментируя отказ так   называемого «Исламского государства» от географической привязки в  названии и провозглашение «Халифата» (29 июня 2014 г.), Абдул Азиз подчеркнул: «Мы хотим Халифата во всем мире, включая Пакистан. Халифат является решением всех проблем. Эти арабские моджахеды начали процесс создания Халифата, и мы думаем, что это — хорошие новости для мусульманской уммы. Благодаря Аллаху, если их порядок  будет распространяться и дальше, мы сможем увидеть его процветание во всем мире».[iv] За его заявлением последовало распространенное в ноябре 2014 г. в социальных сетях видеообращение студенток женской семинарии «Красной мечети» к «Исламскому Государству» с призывом взять реванш за события в «Красной мечети» и отомстить за убийство Усамы  бен Ладена, в память о заслугах которого они назвали библиотеку своей медресе его именем.[v]

Несмотря на всеобщий шок и потрясение, вызванные  в обществе трагедией в Пешаваре, Абдул Азиз отказался осудить этот жуткий террористический акт, совершенный исламистами  16 декабря 2014 г. в пешаварской школе, унесший жизни более 140 детей и педагогов. Большую часть из  них составляли ученики в возрасте от 10 до 18 лет. Абдул Азиз фактически оправдал их массовое убийство, утверждая, что оно стало возмездием, ответной реакцией  на осуществляемые пакистанской армией силовые действия в районах племен. Почерк боевиков в расправе над школьниками и учителями напоминал по степени своей жестокости массовые зверства сторонников «Исламского государства» и убийства людей на захваченных ими территориях.

В качестве ответных мер  в стране был принят Национальный план действий против терроризма, включающий среди прочих 20 пунктов программы следующие положения: отмену моратория на смертную казнь, создание военно-полевых судов, запрет на создание незаконных военных формирований и распространение экстремистской пропаганды через средства массовой информации и коммуникаций, ужесточение государственного контроля за медресе.

Надо сказать, что попытки реформирования и государственной аккредитации теологических учебных заведений предпринимались и ранее. Достаточно вспомнить реформу религиозного образования, предусматривавшую государственный контроль за учебно-финансовой деятельностью теологических учебных заведений, их постепенную интеграцию в общий поток школ (Указ о Федеральном ведомстве религиозного образования от 18.08.2001; Закон о добровольной регистрации и регулировании деятельности религиозных учебных заведений (2002); Поправку об обязательном государственном аудите и регистрации медресе (№ 22 от 21.08.05) в Закон о регистрации общественных организаций (1860)).[vi] Однако  пробуксовка провозглашенных программ по трансформации религиозного образования была вызвана  отсутствием жесткой и последовательной политики правящих кругов в ее реализации, а также упорным сопротивлением образовательным нововведениям государства со стороны религиозных консерваторов. Имам «Красной мечети» Абдул Азиз  уверен в том, что все попытки государства осуществить контроль за религиозными школами обречены на провал, т.к. идеологическая борьба в пакистанском обществе продолжается. По его утверждению, «западная пропаганда  против медресе в основном вдохновляет людей на учреждение все большего количества таких школ. И этому не будет конца.». [vii]

На встрече российских ученых с пакистанским военным экспертом, журналисткой, видной общественной деятельницей Пакистана Аейшей Сиддика, состоявшейся в Институте востоковедения РАН 30 сентября 2015 г., ею было высказано сожаление об усилении радикализации пакистанского общества на современном этапе. По ее мнению, это во многом обусловлено возрастающим стремлением религиозных кругов завладеть рычагами власти в государстве, расширить для этого свою социальную базу и поддержку в обществе в первую очередь через повсеместное распространение религиозного образования среди пакистанских граждан. События, связанные с «Красной мечетью», являются еще раз тому наглядным подтверждением.

Проецируя внутреннее положение в современном Пакистане в плоскость внешней политики можно с определенной степенью вероятности спрогнозировать возможность сращивания внутренних и внешних исламистских потоков при всем многообразии задействованных в ней акторов, разработавших дорожную карту укрепления исламизма не только в самом Пакистане, но и в регионе. И здесь нельзя исключить того, что на этом пути «зеленый свет» поддержки «Исламскому государству» может предоставить «Красная мечеть» и стоящие за ней исламисты, объединенные главной идеей создания всемирного Халифата.

 

[i] Dawn, 13.11.2015; 14.11.2015

[ii] И.Н. Серенко. Императив ускорения реформы религиозного образования в Пакистане

(http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/11-11-07b.htm); Топычканов. Исламисты свили гнездо под боком у пакистанских властей (http://www.carnegie.ru/rus/pubs/media/76412 htm); В.Я. Белокреницкий. Пакистан между военными и мечетью (http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/08-07-07b.htm); В.Я. Белокреницкий. Пакистан: мечеть взята, что дальше? (http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/16-07-07.htm); В.Н. Москаленко, П.В. Топычканов. Пакистан после «Красной мечети» (http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/24-08-07.htm); О. Мохов. Исламисты погибли за Исламабад //Время новостей, 11.07.07, с.5; А. Степанов. Мины и минареты //Российская газета, 13.07.07, с. 3, 12; Е. Пахомов. Светский торг //Время новостей, 23.07.07, с. 5; В.Н. Москаленко, П.В. Топычканов. Ситуация в Пакистане накануне выборов (http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/24-09-07 c.htm) и др

[iii] The Daily Times, 03.02.2007.

[iv] Dawn, 28.07.14.

[v] The News International, 08.12.14.

[vi] Об этом см. подробнее, например: И.Н. Серенко. Императив ускорения реформы религиозного образования в Пакистане (http://www.iimes.ru/rus/stat/2007/11-11-07b.htm

[vii]  The News International,18.02. 2015

52.72MB | MySQL:104 | 0,339sec