Для кого Катар и ОАЭ закупают оружие

Мы уже сообщали о том, что в рамках снабжения своих сторонников в различных частях мусульманского мира Доха старается использовать всевозможные каналы покупки вооружения. Визит в конце июня 2015 года в Минск министра обороны Катара Хамада бен Али аль-Аттыйи и его переговоры с президентом Беларуси А.Лукашенко были сконцентрированы именно на закупках белорусского вооружения «советских образцов» в «интересах катарской армии». Сразу же отметим, что катарской армии белорусское оружие (в том числе системы ПЗРК, ПТРК, РПГ) не нужно, поскольку она оснащена по американским стандартам. Совершенно очевидно, что это вооружение закупается в интересах «третьих сторон». Пока точно установлено, что среди конечных получателей ливийские исламисты, боевики на Синае и сирийские Сторонники «Исламского государства» (ИГ). Визит катарского министра обороны свидетельствует и о том, что Доха старается перевести каналы поставки оружия непосредственно под свой контроль с постепенным отказом от услуг сербских посредников. Участие последних становится рискованным в силу возможного прессинга на них со стороны Брюсселя.

Ровно такими же схемами по приобретению вооружения и боеприпасов условно «советского производства» занимаются и региональные соперники Катара в лице ОАЭ, которые, естественно, вооружают таким образом своих союзников. Правда, не только. Ключевым игроком и агентом в этих операциях выступает Al Mutlaq Technology, торговое представительство Al Mutlaq Croup. Указанная группа основана в 1982 году, и зарегистрирована в Абу-Даби на ул. Шейха Заейда, 3. Генеральным директором является Хуссейн Мухаммед бен Мутлак аль-Гафли. Отметим, что он абсолютно непубличная фигура, к чему обязывает род его деятельности. Более известен на этой площадке его двоюродный брат — Мухаммед Абдулла бен Мутлак аль-Гафли, который в настоящее время является послом ОАЭ в Минске, что облегчает ему деятельность по закупке вооружения в этой стране, фактически свободной от всех международных ограничений и эмбарго. До этого он работал несколько лет послом ОАЭ в Канаде. Помимо тесных деловых связей кланы связывает и фактическая родственность, что усилено женитьбой их детей в 2009 году. Клан Аль-Гафли является «старой гвардией» правящей в ОАЭ династии Аль-Нахайян. Обе эти семьи родом из одного города Аль-Айн. Аль-Гафли всегда традиционно работали по самым деликатным делам в области безопасности. В своей нынешней деятельности они замыкается напрямую на старшего брата наследного принца ОАЭ Мухаммеда бен Зайеда и руководителя государственной безопасности ОАЭ Хаззу бен Зайеда. Член клана, генерал-лейтенант Саид Ейд аль-Гафли является руководителем его аппарата. Именно госбезопасность занимается вопросами обхода эмбарго не только в формате закупки оружия и боеприпасов на черном рынке в интересах экипировки лояльных себе групп в разных частях мира, но и курирует вопросы перевооружения эмиратовской армии с точки зрения приобретения ядерных технологий, ракетного оперативно-тактического вооружения и беспилотников. В частности, для последних целей ею было создано несколько подставных фирм, которые вербовали для работы в исследовательских центрах в том числе и российских ученых. Al Mutlaq Croup регулярно приобретает крупные партии тяжелого вооружения в интересах МВД и Министерства обороны ОАЭ.

В этом контексте Al Mutlaq Croup занимается высокорискованными операциями по приобретению высокотехнологичных компонентов вооружения, а также ПЗРК, ракетных систем залпового огня и стрелкового оружия у Северной Кореи. В частности, последние категории вооружения и боеприпасов поставляются через сеть посредников силам ливийского генерала Х.Хафтара, которые противостоят прокатарской исламистской коалиции «Рассвет Ливии». В этих операциях партнером эмиратовцев выступает северокорейский холдинг Korean Mining Development Trading Corporation (KOMID). При этом таким операциям не мешает и тот факт, что KOMID находится под американскими санкциями с 2005 года за попытки приобретения технологий изготовления баллистических ракет. Это не первый случай сотрудничества Al Mutlaq Technology с северокорейским холдингом. Эта компания принимала активное участие в снабжении вооружением и боеприпасами ливийских повстанцев в период свержения М.Каддафи. В частности, ими закупались в Северной Корее и переправлялись в Ливию в этот период системы связи, бронеавтомобили, стрелковое оружие. Еще одним эмиратовским холдингом, который выполнял в то время аналогичные задачи была компания еще одного клана Аль-Кааба International Golden Group (IGG). По приказанию наследника принца Мухаммеда бен Заейда эта группа осуществляла такие операции с известным сербским оружейным дилером Слободаном Тесичем. Ровно также, как это делали до недавнего времени катарцы. Теперь основной упор делается на Минск, что превращает Белоруссию в крупнейшего экспортера вооружения для локальных конфликтов.

В этой связи ряд экспертов подчеркивают реальную опасность того, что после заключения и реализации соглашения по иранской ядерной программе ОАЭ интенсифицируют свои попытки по приобретению в Северной Корее готовых вариантов ядерного вооружения и оперативно-тактических ракет для их доставки. Именно такой сценарий иранского сдерживания сейчас рассматривают в Саудовской Аравии и ОАЭ, что позволяет обойти все возможные риски в рамках создания своей собственной программы по обогащению урана и развитию собственных технологий. С учетом резко отрицательной реакции Вашингтона к проблеме распространения ядерного оружия в регионе Ближнего Востока. При этом Эр-Рияд больший упор в этой связи делает на развитие отношений с Пакистаном, нежели чем с Северной Кореей. Королевство в этой связи практически подписалось на финансирование перевооружения пакистанской армии в обмен на гарантии передачи ядерных боеприпасов в готовом виде в случае наступления часа «х».

34.65MB | MySQL:70 | 0,842sec