О некоторых политических результатах военной операции России в Сирии

Последняя по времени интенсификация боевых ударов российской авиации и подход к Сирии французского авианосца «Шарль Де Голль» на фоне терактов в Париже и окончательного прояснения обстоятельств гибели российского авиалайнера над Синаем, вновь породили большое количество публикаций и анализов политологов «о создании единой международной коалиции» в борьбе с «Исламским государством» (ИГ). Сразу же огорчим чрезмерных ревнителей этой идеи — никакой коалиции в том понимании слова, который обычно в это понятие вкладывают, не будет.  Ровно по той же самой причине, которая присутствовала и ранее, — «двух хозяек на одной кухне не бывает». Если говорить научно —  то в силу непреодолимых противоречий в рамках геополитических амбиций и интересов предполагаемых участников этой возможной коалиции. И никакие теракты эту тенденцию не переломят. Координировать свои боевые вылеты Россия и страны Запада безусловно будут, но коалиция подразумевает не координацию, а единый план действий с единым командованием. И вот это как раз нереально в принципе.

Пока России этого, собственно говоря, и не требуется. Перенос тяжести ударов на нефтяную структуру ИГ безусловно возможен и без координации с американцами или французами. С учетом стационарного местоположения объектов добычи и обработки нефти вполне реально свободно атаковать их и с удаленного расстояния с помощью стратегических бомбардировщиков. Сам сей факт, о необходимости которого мы уже говорили ранее, безусловно ход в правильном направлении. Работа по штабам, лагерям и арсеналам террористов однозначно важна с точки зрения подрыва боевого потенциала террористов и обеспечения  устойчивого наступления сирийской армии. Но удар по нефтяным вышкам и нефтевозам наносит ИГ (и не только ему, но и просаудовским группировкам, о которых ни в коей мере не надо забывать)  стратегический ущерб с точки зрения пополнения финансов и соответственно сохранения живучести. Отметим, что основная идеология ИГ, которая позволяет им осуществлять победоносную экспансию, это опора на узконациональные, «местные» интересы локальных элит и племен. Передавая в практически монопольное право местным шейхам и кланам социальную сферу в местах их проживания, давая им возможность управлять бизнесом в зоне их ответственности, сторонники ИГ не только получают «пятую колонну» на местах, но и высвобождают силы и средства для наступления или проведения иных боевых действий в местах непосредственного соприкосновения с противником.   В этом собственно и кроется секрет «огромных территорий» в Сирии и Ираке, которые ИГ контролирует, но и тот факт, что всего тридцать тысяч штыков  группировки в состоянии успешно маневрировать между двумя фронтами и концентрировать силы и средства в нужный момент на нужном направлении.

Удары по местному бизнесу тем самым подрывают основу живучести ИГ не только с точки зрения финансового пополнения, но и, что самое главное, в формате сохранения их привлекательности для местных племен., которые теряют источники своего обогащения, получают риски своего физического выживания и соответственно теряют веру в  правильность выбора поддержки ИГ. И не надо бояться, что это отпугнет от возможного союза с центром местное население. Угроза физического выживания в данном случае перевешивает всю традиционную нелюбовь к алавитам (шиитам а случае Ирака) и толкает к вынужденному компромиссу. И в Сирии отдельные моменты такого сознания уже налицо, правда больше на юге страны.

Сторонники ИГ же делают в последнее время все возможное и невозможное, чтобы окончательно себя дискредитировать, увеличивая своими ненужными терактами число  внешних противников и ожесточая степень их участия в контртеррористической операции. Если в истории российским авиалайнером это еще было как-то мотивировано участием ВКС РФ в боях на стороне Б.Асада, то атака на Париж объяснению не подлежит. На долю французов приходилось до этого момента всего три процента боевых вылетов, что теперь будет увеличено в разы. Непродуманность шагов сторонников ИГ в данном случае объясняется либо тайной игрой Анкары, которая таким изощренным путем воздействует в нужном для себя ключе на позицию Европы в рамках облегчения миграционного законодательства для своих граждан и получения многомиллиардный финансовой помощи в рамках обустройства сирийских беженцев, либо в полной автономности и неуправляемемости сторонников ИГ в Европе. Это тоже вполне реально, но стратегическим просчетом было взятие ИГ ответственности за парижский и синайский теракты.

Более того, на кону стоит политическая репутация президента Франции Ф.Олланда, а это значит, что он сделает все возможное для того, чтобы ИГ в Сирии вообще перестало бы существовать. И сделано это будет не только из-за интересов внутреннего электората, но и как жест доброй воли в сторону своих одних из главных бизнес-партнеров в лице Саудовской Аравии. Напомним, что Эр-Рияд и Доха, которые собственно и стоят за проектом создания «Джабхат ан-нусры» и ИГ соответствено, долгое время жестко конкурировали на сирийской площадке, откровенно воюя друг с другом. Нынешнее перемирие обусловлено исключительно попытками свернуть режим Асада еще в этом году, чему помешало российское участие. Сейчас же речь идет уже о совместном выживание на политическом поле Сирии в принципе. Однако этот момент абсолютно не изменить доброжелательного отношения в Эр-Рияде к перспективе уничтожения ИГ в Сирии. Или по крайней мере его кардинального ослабления опять же руками России и стран Запада.

В этой связи принципиально важно, что в венском и женевском форматах была достигнута договоренность о составлении списков «террористических групп в Сирии и Ираке», в число которых попала и просаудовская «Джабхат ан-нусра». Быстро мимикрировать и перевести ее силы в состав каких-либо новых групп нереально. Эр-Рияд уже пробовал это сделать, однако поменять название организации это только полдела. Куда девать «засветившийся» в видеороликах командный и личный состав?  В результате от этой идеи пришлось отказаться и попытаться растворить «Джабхат ан-Нусру» в некой коалиции «Джабхат аль-фатх», что опять же к должному результату не привело. Уговорить местных полевых командиов спрятаться в тень и уступить  пальму первенства и командования каким-то новым фигурам привела лишь к череде взаимных терактов и нападений. А все это означает, что наносить удары теперь с полным основанием необходимо с той же степную интенсивности и по просаудовским группам, а не только по сторонникам ИГ.

52.69MB | MySQL:104 | 0,328sec