Пакистан и «Исламское государство»: внешнеполитический аспект

Директор Департамента по связям с общественностью военной Ставки генерал-лейтенант А.Баджва  заявил, что  Пакистан  отказался от участия в возглавляемой США международной антитеррористической коалиции против организации «Исламское государство».   Начиная с лета 2015 г. Вашингтон оказывает давление на гражданские и военные власти страны. Борьба с угрозой международного терроризм в регионе  стал пунктом переговоров во время визита  генерала Рахила Шарифа, начальника штаба Сухопутных войск Пакистана в США в ноябре с.г.

В прежние годы пакистанский генералитет неоднократно направлял разные по численности контингенты войск для участия в миротворческих операциях ООН,  для тренировочных целей в страны Персидского залива и т.д. Например, в  1980 г. Пакистан имел военные миссии в 22 странах.  Учитывая успешный опыт и тесные связи лидеры мусульманских стран и в настоящее время   обращаются к военным кругам Пакистана за поддержкой.

В апреле  2015 г.  парламент Пакистана принял резолюции, в которых обосновывал  отказ присоседиться к  военной  коалиции десяти  арабских государств во главе с Саудовской Аравией и направить  в Йемен сухопутные войска, технику и военную авиацию для участия в наземной операции   против хоуситов .  Депутаты подчеркнули, что «чужая война» не отвечает национальным интересам Пакистана.

Отказ пакистанской армии от участия в какой-либо боевой миссии за пределами региона  в 2015 г. Ставка объяснила как внутриполитическими  задачами, так и изменением координат внешней политики.

Более года пакистанские СМИ  активно обсуждают тему «Исламского государства» (ИГ) и возможного проникновения боевиков ИГ на территорию страны. Несмотря на отсутствие официальных заявлений  внешнеполитического ведомства об ИГ, пресс-секретари МИДа  на брифингах не отрицали этого факта. Тональность и направленность заявлений гражданских и военных властей резко изменилась вскоре после  нанесения первых авиаударов ударов ВКС России по позициям боевиков ИГ в Сирии в октябре 2015 г.  Спустя несколько дней генерал Р.Шариф подчеркнул отсутствие «даже тени» сторонников ИГ на территории Пакистана.

Подобное заявление можно «прочесть»  с разных позиций.  Более года, начиная с июня 2014 г.  пакистанская армия проводит широкомасштабную военную кампанию против иностранных и местных боевиков, и достигла  значимых результатов. По заявлениям той же Ставки, 87 процентов территории агентства Северный Вазиристан (в прежние годы  основная база террористов) освобождены от иностранных боевиков и местных повстанцев.

С целью блокирования реверсных трансграничных переходов боевиков с территории Афганистана федеральная армия Пакистана  в настоящее время дислоцировала 182 тысячи  войск в пограничные с соседней страной районы.

В рамках антитеррористической кампании во внутренних районах страны, в частности мегаполисе Карачи, рейнджеры (полувоенные военизированные формирования, действующие под началом командования федеральной армии) также проводят поисковые операции по ликвидации антигосударственных элементов.

Помимо вызовов на северо-восточных рубежах, Исламабад в последние полтора года сталкивается с  нарушением режима прекращения огня на восточной, пакистано-индийской границе. Боестолкновения  происходят  периодически, их жертвами  становятся и местные жители, и военнослужащие. Пакистанская армия держит в приграничнойм районе определенное количество войск.

Но Ставка учитывает и потенциальные вызовы. Одним из них является  обеспечение безопасности  крупнейших углеводородных и инфраструктурных проектов в рамках Китайско-пакистанского экономического коридора; инвестиции его первой очереди оцениваются в 46 млрд долларов.   Пакистанский генералитет предоставил гарантии и выполняет обязательства по охране его объектов.

 

В 2015 г. Исламабад жестко противостоит втягиванию в какой-либо  новый военный конфликт, бушующий далеко за пределами государственных границ, который  не отвечает национальным интересам Пакистана.  Появившиеся в  мировых СМИ сообщения об эмиссарах ИГ, приехавших в страну для налаживания контактов с лидерами Движения Талибан Пакистана (ДТП)  имеют право на существование; и подобные переговоры ведутся на протяжении нескольких месяцев. Исламабад не отрицает, что в стране налицо группа «сочувствующих» ИГ, его идеалам  построения всемирного халифата   без границ, и эти сочувствующие не только в среде боевиков или многочисленных учащихся медресе, их много среди просвещенной молодежи. Но чем  чаще звучат лозунги  в поддержку ИГ, тем жестче гражданские и военные власти применяют антитеррористическое законодательство и тем активнее работают военные  суды. Согласно 21-й поправке к Конституции они вправе действовать против лиц, совершивших или подозреваемых в совершении террористических действий.

Пакистанский генералитет отвергает возможность присутствия боевиков ИГ на территории страны. Признать этот факт означает, во-первых, расписаться в собственных ошибках и неспособности противостоять иностранным боевикам действовать в Пакистане; во-вторых, вновь открыть для иностранного военного вмешательства  «второй фронт»  борьбы с международным терроризмом в регионе АфПака.

43.85MB | MySQL:87 | 0,668sec