Алжир: Халед Неззар как претендент на власть от «обиженных силовиков»?

Медиа-активность отставного алжирского армейского генерала Халеда Неззара заставляет задуматься о его возможной «раскрутке» как вероятного кандидата на следующих президентских выборах. Причем сделано это может быть не только от имени вооруженных сил, но и спецслужб.

Необходимо напомнить, что до октября 2015 г. Х.Неззар, в 1990-е гг. являвшийся одним из вершителей судеб страны и одним из главных творцов победы в борьбе против радикальных исламистов, практически не был заметен с громкими информационными заявлениями.

Но теперь он неожиданно для многих нарушил свое собственное молчание. Так, Неззар затронул во многом табуированную для алжирской элиты тему событий «Черного октября» 1988 года.

Они ознаменовали начало политических потрясений в стране, приведших к фактическому отстранению от власти тогдашнего президента Шадли Бенджедида, утрате монополии на власть правящей партии Фронт национального освобождения (ФНО), победой на первых демократических выборах 1991 г. исламистов из Фронта исламского спасения (ФИС) и перевороту 1992 г., положившему начало длительной гражданской войне, отголоски которой ощущаются в Алжире до сих пор.

По его словам, «гибель в октябре 1988 г. 600 человек (до недавнего времени власти АНДР занижали эти цифры в несколько раз) произошла не по вине военных, а по вине тех, кто отдал им такие приказы».

Х.Неззар пошел еще дальше, открыто признав циркулировавшие на уровне слухов обвинения власти в применении против вышедших на улицы алжирцев «пулеметов и вертолетов».

Следует предположить, что подобные заявления стали стремлением не просто выгородить себя и «очернить» других – по крайней мере, бывший президент Ш.Бенджедид уже умер. Прежний же его премьер Молуд Хамруш, пытающийся рядиться в оппозиционную «демократическую тогу», на роль «палача» тоже явно не годится.

Подобное предположение подкрепляется тем, что Неззар на этом не остановился и резко раскритиковал ключевых представителей правящего режима за последние судебные процессы против высокопоставленных «силовиков» – генералов Хосина Бенхадида и Абделькадера Аит Ураба (генерала Хасана) как «несправедливые обвинения», направленные «против защитников Алжира» представителей той самой системы, которую они защищали.

Следует напомнить, последний был осужден к пяти годам тюремного заключения, фактически получив свой срок за разработку и осуществление операции по пресечению канала поставки оружия из Ливии в Алжир. Несмотря на то, что бывший шеф DRS Мухаммед Медьен открыто выступил в его защиту, сообщив о том, что она происходило с его ведома, Хасана, по сути, обвинили в «неконтролируемом ввозе оружия в АНДР».

Примечательно, что тем самым Неззар взял под защиту как представителей спецслужб, так и армии, несогласных с происходящим в стране. И это представляется неслучайным.

Неззар не просто выступает адвокатом опороченных защитников страны и критиком ее алжирских властей. По сути, это демонстративный вызов против президента и его окружения, способный объединить вокруг него противников А.Бутефлики из числа всех силовиков, которые, как показало дело Бенхадида, открыто выступившего против ключевых представителей правящего режима страны, якобы готовящих «династическую смену власти» в стране, имеются не только в спецслужбах, но и в армии.

Однако не следует воспринимать Халеда Неззара как «борца против системы», он же является ее частью.

Более того – в случае окончательной потери президентом Абдельазизом Бутефликой своей дееспособности Неззар может стать фигурой, способной в краткосрочной перспективе заменить его и временно подкрепить расшатанный механизм правящего режима.

Для этого у него есть все формальные основания.

Необходимо указать, что Х.Неззар, родившийся в 1937 г., стал выпускником французской унтер-офицерской школы в Страсбурге, после чего в 1958 г. дезертировал и примкнул к алжирским националистам, боровшимся против колониальной власти Парижа.

Несмотря на то, что по имеющимся данным, он не принимал активного участия в вооруженной борьбе на алжирской территории (есть данные, что он «выражал колебания и сомнения» относительно хода революции) и практически постоянно находился в соседнем Тунисе, это не помешало ему по достижению Алжиром независимости неожиданно быстро набирать вес в алжирских вооруженных силах.

Ему благоволил сам первый лидер независимого Алжира Ахмед Бен Белла, который в 1964 г. направил его для обучения в СССР в Общевойсковую академию в Москве. По возвращении оттуда молодой 28-летний офицер получил очень привлекательный по меркам всего Алжира пост начальника Материальной службы Минобороны.

Однако в этой должности он находился считанные месяцы: после успешного путча Хуари Бумедьена он был с понижением отправлен в «почетную ссылку» – командовать 2-й мотострелковой дивизией в Сахаре, а в 1968 г. он возглавил только что созданные воздушно-десантные подразделения страны, направленные АНДР в помощь Египту, сохранявшего противостояние с Израилем.

Вернувшись оттуда, он с помощью советских специалистов стал перестраивать их, исходя из полученного опыта.

Однако в его тесных контактах с Москвой Бумедьен усмотрел для себя угрозу и в 1975 г. он направил Неззара, находившегося тогда в звании подполковника, для прохождения дальнейшего обучения в Высшую французскую военную школу в Париже.

Однако ему не дали ее закончить. В 1976 г. его неожиданно отозвали из Франции, направив командовать войсками в районе Бешар – Тиндуф, где наблюдалось обострение с Марокко.

После прихода к власти Шадли Бенджедида в 1979 г. он был отозван и переброшен командовать алжирской армейской группировкой на востоке страны, сосредоточенной на границе с Ливией. Примечательно, что против этого назначения он открыто и резко возмущался.

В 1982 г. он получил назначение командовать 5-м военным округом в Константине.

Тем не менее, в 1988 г. он выполнил приказы Бенджедида по подавлению беспорядков в стране силами вверенных ему войск, одновременно выступив резко против его «соглашательской» политики в отношении исламистов, допущенных к выборам.

Эта позиция во многом и позволила ему стать в 1990 г. министром обороны. Именно он наряду с другим генералом – Ларби Бельхейром – сыграл главную роль в последовавшем перевороте 1992 г., после которого власть в стране взял Верховный государственный совет, не допустившей исламских радикалов к власти.

После сложения им полномочий в 1993 г. он сохранил за собой пост министра обороны, сосредоточившись на вооруженной борьбе против исламских радикалов, но он ушел в отставку в 1997 г. Произошло это после прихода к власти Ламина Зеруаля, с которым Неззар не нашел общий язык.

После этого он занялся несвойственным для алжирских генералов делом – написанием мемуаров, изданных в 1999 году.

После этого в 2000 г. он вместе со своими тремя сыновьями открыл одну из первых в стране интернет-компаний и предпочитал вести сравнительно тихую жизнь. Однако периодически журналисты напоминали ему о его работе в 1990-е гг., обвиняя его в жестокости во время борьбы против радикальных исламистов.

Так, например, в октябре 2001 года, один из его сыновей набросился с кулаками на репортера Le Matin, Сида Ахмеда Семиане, за критику его отца, которому он уже неоднократно угрожал. СМИ попытались раскрутить этот конфликт и дополнительно затронуть самого Халеда Неззара, но тот извинился за действия своего сына, которому в конечном счете суд присудил выплатить пострадавшему журналисту штраф в размере 12 евро.

Кроме того, «отставной» президент Шадли Бенджедид обвинял его в том, что он был завербован французскими спецслужбами. Впрочем, последнее обвинение сейчас уже в Алжире не вспоминают.

И говоря о возможных перспективах Неззара, важно особенно отметить его участие (пусть во многом и формальное) в Национально-освободительной войне 1954 – 62 гг. против Франции, а также претензии, предъявленные ему в 2012 г. Парижем и швейцарскими властями за события 1990-х гг. в Алжире периода борьбы против радикальных исламистов, по которым он проходит там как вероятный организатор военных преступлений.

И нынешняя медийная раскрутка способна лишь закрепить за ним образ борца за справедливость, противостоящего как несправедливости внутри страны, так и западным нападкам.

Важным моментом в пользу сохранения подобного выбора служит то, что Неззар является представителем берберов, выходцем из второго по численности народа этой группы – шавийя.

Учитывая обострение в последние годы отношений между представителями берберов и арабов, продвижение его в президенты могло бы стать серьезным «амортизирующим» действием в попытке сохранения алжирского единства.

И в этом отношении у него имеются реальные шансы на борьбу с вероятным соперником со стороны либерально-олигархического лагеря – крупным бизнесменом Исаадом Ребрабом, которого с большой долей вероятности поддержит и Запад.

Пожалуй, единственным серьезным возражением против его возможного использования в ожидаемой борьбе за власть служит возраст – в декабре ему исполняется 78 лет.

Однако в отличие от своего ровесника президента А.Бутефлики Х.Неззар не испытывает серьезных проблем со здоровьем и, напротив, демонстрирует наличие сил и возможностей воздействовать на процесс принятия решений в стране.

62.37MB | MySQL:101 | 0,479sec