Ливия: подписано соглашение о формировании правительства национального единства, но кто его будет слушать

17 декабря с.г. представители двух правительств Ливии в Тобруке и Триполи после годичных усилий подписали соглашение о создании единого правительства национального единства. Это событие уже было прокомментировано фактически всеми международными политическими тяжеловесами, которые его поддержали и выразили надежду на дальнейший прогресс в деле преодоления внутриливийского кризиса. . Напомним, что в основе плана ООН, который сейчас должен быть реализован, лежит стремление максимально широкого представительства различных племенных групп с структуре нового правительства, что должно по идее политиков, привести к новому консенсусу. Подписанный план предусматривает создание рабочего исполнительного совета пять заместителей министра и трех министров, которые возглавляются премьер-министром Файезом Серраджем. Последний является представителем парламента из Тобрука. Сам он является уроженцем Триполи и его кандидатура безусловно является компромиссом между востоком и западом Ливии. Ну и соответственно и он сам, и члены совета не входят в первую десятку самых влиятельных фигур страны. И само по себе это вызывает серьезные опасения в перспективах реализации соглашения. Последнее должно было подписано 16 декабря с.г., но было перенесено на день исключительно по причине серьезных разногласий в среде властей в самом Тобруке. Это прежде всего генерал Х.Хафтар, который собственно и возглавляет хоть какие-то серьезные вооруженные формирования. На церемонии подписания присутствовало всего 88 законодателей из Палаты представителей в Тобруке при общем их количестве в 200 депутатов. Там же не было спикеров ни Палаты представителей (ПП), ни Всеобщего народного конгресса (ВНК) из Триполи. Соглашение подписывали вице-спикер ПП Э.Шуэйб и второй заместитель ВНК С.Максум. Очень весомые силы в обоих лагерях выступают категорически против плана ООН по умиротворению страны. Спикеры этих двух органов наоборот поддерживают мирные консультации в формате «Ливия-Ливия» без всякого участия ООН и международных посредников.
Это обстоятельство является одним из главных препятствий на пути деятельности нового переходного правительства. Другими словами, пока совершенно непонятно один важный нюанс: а кто собственно будет слушать новое руководство и выполнять его указания? Любое государство является инструментом принуждения. Чем собственно этот совет будет кого-то принуждать? Одним очень тревожным и возможно самым главным препятствием реализации ооновского плана является и резкий антагонизм между основной военной силой Триполи в лице вооруженной милиции из Мисураты и силами генерала Х.Хафтара. В качестве третьего барьера на пути имплементация соглашения эксперты называют разногласия, которые возникли уже между самими «подписантами» по вопросу кандидатур членов совета. Например, разгорелась нешуточная борьба за место заместителя премьер-министра между кандидатом с востока страны Али аль-Катрани (он был все-таки в конечном счете выбран) и кандидатом с юга А.аль-Гаши, которого поддерживал вице-спикер ВНК С.Максум. По нашей оценке, самым главным препятствием реализации всех озвученных планов выхода из гражданской войны является отсутствие у нового орган какой-то влиятельной вооруженной силы, которая была бы способна стабилизировать ситуацию. ООН конечно в данном случае сможет открыть каким-то вооруженным отрядам этого нового совета линию по поставкам оружия и амуниции, в отличие от их конкурентов, которые находятся под международном эмбарго. Но, во-первых, эти вооруженные отряды еще надо набрать, а, во-вторых, никаких гарантий того, что это оружие очень быстро расползется по стране, нет.
Еще одним важным обстоятельством является возникновение в Ливии неких «франшиз» «Исламского государства» (ИГ), о которых сейчас многие эксперты говорят как о новой экспансии терроризма сна север Африки. Эти «франшизы», которые организованы при активной помощи Катара и Турции, стараются пока овладеть частью прибрежной территории страны с морскими нефтеналивными терминалами, и тем самым контролировать экспорт углеводородов. Вряд ли это сильно понравится племенам и кланам, которые собственно контролируют сами месторождения. Очень проблематичной на наш взгляд выглядя и перспективы продвижения сторонников ИГ на юг и центр страны. Они на сегодняшний день и Сирт контролируют не в полной мере а на движение еще куда-то у них просто нет сил. Да и задачи такой перед ними их зарубежные кураторы не ставят.
Главной проблемой нынешней Ливии является отсутствие доминирующей вооруженной силы. Игры в консенсус конечно интересны, но не продуктивны просто в силу менталитета самих ливийцев. Они будут до бесконечности ссориться между собой, и единственным способом это преодолеть является жесткий военный прессинг с равномерным удалением всех племенных кланов и групп от экспорта нефти взамен на субсидии из центра. И можно быть уверенным в том, что это не вызовет их единения и создания солидарного фронта. Такой силой могла бы стать международная интервенция, но на это мягкотелая Европа просто не пойдет. Иных сил, которые могли бы переломить сепаратизм различных частей страны, просто нет. На западе продолжают отрицательно относиться к перспективе усиления вооруженного сегмента международно признанного правительства в Тобруке в лице Х.Хафтара, где полагают его «ястребом», что на наш взгляд является слабенькой мотивировкой. Ливии и нужен «ястреб», а не «голубь».
В этой связи выскажем мнение о том, что в Ливии будет продолжаться «многообразие форм и видов», которые будут постоянно ссориться и заключать временные соглашения и договоры. и в основе всех этих маневров будет только один важный вопрос — кто будет владеть и контролировать экспорт углеводородов.
В этой связи мы очень скептически относимся с перспективе имплементации заключенного соглашения. На наш взгляд, в нем отсутствует главное обстоятельство, которое может его обеспечить — наличие достаточного количества «штыков».

62.63MB | MySQL:101 | 0,581sec