О фрагментации афганского Движения «Талибан»

Афганское Движение «Талибан» продолжает сотрясать внутренние разногласия и противоречия. По большому счету, стимулом для этого послужила смерть муллы Омара, о которой было объявлено только в ноябре   этого года, но которая физически последовала еще в 2013 году. Как полагает ряд экспертов, пакистанская разведка, которая, собственно, и курирует проект под названием «Талибан» предполагала, что известие о смерти муллы Омара может вызвать разброд и шатание среди талибов, и поэтому, по возможности, скрывала сей факт почти два года. И судя по всему, утечка в публичное поле произошла вне  согласия с генеральным замыслом Исламабада. Те же эксперты утверждают, что  сентябрьское нападение талибов на Кундуз также в большей степени связано с междуусобной борьбой за власть среди различных течений талибов, нежели чем с реальным стремлением захватить плацдарм  на севере Афганистана для дальнейшей экспансии в Центральную Азию. И, в общем-то, недавние атаки на аэродром в Кандагаре и теракт у посольства Испании в  Кабуле —  события из того же ряда. Активность военного крыла талибов под руководством Кайюма  в данном случае имеет, прежде всего, цель демонстрации пакистанским кураторам важности и значимости подчиненных ему отрядов. Никакими иными причинами организовывать нападение смертников на эти объекты объяснить нельзя. Но помимо доказательства своей «авторитетности» путем организации резонансных терактов, различные полевые командиры талибов  без всякого смущения начинают полномасштабные столкновения и между собой.  Самым крупным по числу жертв с обеих сторон стало столкновение 8 декабря с.г. в деревне Зиркох между отрядами муллы Мухаммеда Расула и муллы Мансура, в результате чего погибло около пятидесяти человек. Не все командиры движения принимают кандидатуру муллы Мансура в качестве нового верховного руководителя  и обвиняют его в том, что он специально скрывал смерть муллы Омара для того, чтобы узурпировать верховную власть. Это очень по-восточному: обвинить муллу Мансура в том, чего он не делал. С таким же успехом можно обвинить родственников муллы Омара в том, что они скрывали от общественности смерть своего брата и отца, но родственники никого не волнуют пока, поскольку на верховную власть в движении они претендуют не активно. На самом деле таким образом различные сегменты полевых командиров талибов посылают сигнал именно пакистанским кураторам, которые, собственно, и стоят за всеми этими моментами. Мулла Омар находился в фактической изоляции с 2011 года, и проживал под бдительной охраной пакистанцев в городе Кветта. Там же, кстати, проживает и еще несколько знаковых фигур. Например, ряд данных свидетельствует о том, что там же сейчас находится и официальный лидер «Аль-Каиды» А.аз-Завахири. О том, что мулла Омар умер от туберкулеза еще в 2013 году, знало абсолютное большинство руководителей «Талибана», поскольку скрыть этот факт, в общем-то, мало реально. Но никакого видимого раскола при этом не было, хотя, конечно, страсти уже потихоньку начали закипать. Открытое недовольство и раскол спровоцировали именно пакистанцы, которые назначили на должность удобного себе человека, но который при этом не сильно популярен в среде полевых командиров. От муллы Мансура требовалось в принципе только одно: он должен был вести мирные переговоры с Кабулом, на что он и был готов. Но при этом его влияние на военное крыло организации минимально. И в этом кроется основное противоречие. Даже если мулла Мансур и договорился о мире с Кабулом (при патронаже Пакистана, естественно), то он не смог бы  обеспечить мирное перемирие. Повторим, что все вышеперечисленные резонансные теракты  последнего времени преследуют цель продемонстрировать именно этот момент. Собственно ровно по этой причине все эти теракты и были синхронизированы по времени со встречей президента Афганистана Ашрафа Гани с премьер-министром Пакистана Навазом Шарифом в Исламабаде, на которых, как констатировали стороны, «был достигнут прогресс на пути мирного процесса в Афганистане». А за несколько дней до этой встречи в отставку ушел начальник разведки Афганистана Р.Набиль, который категорически против любого сближения с талибами и Пакистаном. При этом ряд экспертов высказывают осторожные оценки деятельности уже бывшего главы разведки Афганистана в свете того, что теракты, приписываемые ранее талибам, на самом деле инициировала агентура афганской разведки с целью срыва того или иного раунда мирных консультаций.        Сейчас перед инициаторами мирного процесса в лице глав Пакистана и Афганистана, помимо сохраняющегося глубинного недоверия друг по отношению к другу, стоит и еще ряд проблем, которые связаны с фрагментацией талибов и явной утерей военной разведкой Пакистана полномасштабного контроля над всеми сегментами движения. Недавние известия о гибели муллы Мансура во время перестрелки со своими полевыми командирами так и не нашли достаточного, с точки зрения убедительности, опровержения. Появившаяся аудиозапись самого муллы  Мансура, в которой он опровергает свою смерть, никого из полевых командиров не убедила. И это, в общем-то, после обстоятельств смерти муллы Омара никого не удивляет.  Теперь необходимы более весомые свидетельства. Если же мулла Мансур погиб, то ситуация вообще становится мало управляемой и чревата дальнейшей межвидовой борьбой, причем с ясной перспективой прихода к власти в движении представителей «ястребов» и сторонников жесткой линии во взаимоотношениях с Кабулом. 15 декабря с.г. шариатский суд «Талибана» выпустил 15-истраничную  фетву, в которой «все, кто будет нападать  на своих собратьев по оружию, объявляются преступниками». По оценке экспертов, это свидетельствует о серьезном разладе в руководстве движения и его децентрализации. Отряды талибов в последнее время сильно «разбавились» представителями различных слоев афганского общества, которые видят в этом движении способ поправить, прежде всего, свое материальное положение. В этой связи  контакты целого ряда вооруженных отрядов  с централизованным командованием движения сильно ослабли. И возникновение неких отрядов сторонников «Исламского государства» (ИГ) также имеет под собой  причиной ослабление влияния центрального руководства и фактического прекращения какой-либо материальной поддержки из центра. Для Исламабада крайне важно и принципиально наличие иностранных войск на афганской территории. Наличие практически дивизии американцев в Афганистане, которые остаются там, по крайней мере, до 2017 года, является серьезным препятствием для пакистанских военных с точки зрения решения вопроса передачи власти талибам чисто военным путем. Но даже и без этого понятно, что Пакистан уже не может в полной мере гарантировать  единство приятия решения в руководстве талибов по тем или иным принципиальным вопросам, в том числе «войны или мира». А это резко понижает авторитет пакистанских властей с точки зрения единственного гаранта проведения мирного процесса. И это на сегодняшний день самый важный фактор, который влияет на развитие оперативной обстановки не только в самом Афганистане, но и всем регионе  в целом.

62.4MB | MySQL:101 | 0,484sec