Проблемы снятия финансовых санкций с Сомали

До сегодняшнего дня ситуация с рынком транзакций и денежных переводов в Сомали находились под плотным контролем соответствующих институтов ООН и ЕС в связи с проблемами перекрытия каналов возможного финансирования таким образом исламистов из «Аш-Шабаб». Этот контроль серьезно ограничивал возможности выживания сомалийцев. 42% населения бывшего Сомали живет за счет денежных переводов от родственников, которые проживают и работают за границей. Это сумма составляет в год порядка 2 млрд долларов в год. При этом все переводы идут через возможности организации «Операторы денежных переводов Сомали»(ОДПС), и фактическое эмбарго серьезно ограничивало ее деятельность. В этой связи Могадишо согласился в обмен на отмену санкций передать свои полномочия контроля над ОДПС т.н. «Добровольному корпусу финансовых служб» (ДКФС) для отслеживания возможного отмывания денег и использования их исламистскими группировками, а также создания необходимой местной правовой базы. Ослабление санкций началось 20 ноября с.г., когда Совет Безопасности ООН и ЕС отозвали из санкционного списка ряд граждан Сомали. Это решение было завизировано высшим представителем по внешней политике и вопросам безопасности ЕС Ф.Могерини, что эксперты расценивают как весомый шаг в сторону ликвидации санкций Европы в отношении финансовых институтов Сомали. И, прежде всего, в отношении ОДПС, беспрепятственная деятельность которой имеет для экономического благосостояния населения принципиальное значение. В частности, из-под санкций вышел известный сомалийский финансист Али Ахмед Нур Джамаль, который теперь получил возможность инвестирования в систему транзакций банка «Баракат», основанный им в 1986 году. Сам банк объявил о возобновлении своей деятельности еще в конце 2014 года, когда американские власти в лице Федерального казначейства без излишней помпы и афиши сняли с него ограничения и санкции. При этом отметим, что ЦРУ США до сих пор полагает, что указанный банк и фонд поддерживали контакты и являлись «казначеем» для Усамы бен Ладена. В частности, именно через балканский филиал этого фонда из КСА шло финансирование участников террористической атаки 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне. Аналитики американских спецслужб также отмечают с уверенностью, что именно через сомалийский филиал фонда и банка шли переводы денег «Аш-Шабаб» из ряда аравийских монархий и, прежде всего — КСА. Но не только «исламистские деньги» шли через «Баракат». Этот банк прокручивал финансы, полученные от доходов сомалийских пиратов. Мохаммед Абди Хассан по кличке «Большой рот», один из двоюродных братьев основателя сомалийского филиала «Баракат» Али Ахмеда Нура Джамиля, является одним из главных организаторов пиратского бизнеса в Сомали. Несмотря на то, что он был арестован в Бельгии в 2013 году, «Большой рот» продолжает управлять своей сетью в Сомали. По данным ЦРУ США, именно он осуществлял «крышевание» и безопасность деятельности фонда и его структур в Сомали. И делал это он успешно (ни одного инцидента с кем-либо в неспокойном Сомали) и далеко не бескорыстно. Отсюда аналитики ЦРУ США делают вывод о том, что очень приличные суммы, полученные от пиратского бизнеса, весьма успешно крутились через финансовые институты в КСА и ОАЭ и, скорее всего, осели на банковских счетах именно в банках этих государств. В США и ЕС (включая Швейцарию) такие вещи уже вряд ли возможны. Но в любом случае — уж точно более рискованно.

В связи изложенным возникает резонный вопрос о правильности шагов ЕС и США по легализации и снятия санкций с сомалийских экономических институтов, и в том числе фонда и банка «Баракат». Эксперты в этом контексте указывают на очень интересный факт. Лоббирование снятия санкций Федерального казначейства США с сомалийских фондов осуществляли члены Палаты представителей и Сената США, которые имели сомалийские корни. Возглавлял этот процесс Кейт Элиссон, мусульманин-демократ от штата Миннесоты. Уже в феврале он призвал американские банки вернуться на сомалийский рынок. После снятия санкций контакты с сомалийскими филиалами возобновили Государственный банк Северной Дакоты, Торговый банк из Калифорнии, Общественный банк Санрайз. Остается также много неясностей и по вопросу передачи контрольных функций ДКФС от центральных властей в Могадишо, о котором мы говорили в начале. В принципе, эта структура является некоммерческой организацией, которая представляет собой продукт государственно-частного партнерства с американским правительством. Возглавляет организацию Эндрю Спиндлер, который одновременно является директором Финансового контроля Дубая и бывшим вице-президентом Федеральной резервной системы США. ДКФС в настоящее время набирает штат консультантов, которые должны будут осуществлять мониторинг финансовой деятельности центрального банка Сомали и института ОДПС. Располагаться они будут в «зеленой зоне» Могадишо на территории посольства США. Насколько американцы смогут эффективно осуществлять такой мониторинг с позиций в принципе все-таки частной фирмы, остается спорным вопросом. По крайней мере, ЦРУ США выражает по этому вопросу недовольство. Кроме того, через ОДПС идет меньше половины объема поступающих в страну финансовых средств. Все остальное — это «черный нал», который очень просто вывозить через тот же фонд «Баракат», к примеру. И это далеко не пожертвования или переводы от сомалийцев за рубежом своим семьям и родственникам. Мы уже сообщали о том, что кенийские военные, которые входят в миротворческий контингент АМИСОМ, успешно торгуют углем и хлопком через контролируемый ими порт Кисмайо в Сомали. И в этой торговле активно и плодотворно участвуют власти в Могадишо и исламисты из «Аш-Шабаб». В этой связи выскажем мнение, что требования и инициативы президента Сомали и премьер-министра о передаче контроля над операциями в рамках системы ОДПС американцам носят в большей степени характер не уступок, а формальности для снятия санкций. Основные финансовые потоки все равно идут не по системе ОДПС, а вывозятся в качестве наличных через возможности кенийских военных в банки Найроби, переправляются через фонды типа «Баракат» в эмиратовские и саудовские банки, и т.п. Так что будем рассматривать этот шаг властей в Могадишо в качестве отвлекающего маневра, прежде всего. И в этой игре американские власти делают вид, что они все держат под контролем. В любом случае Эр-Рияд получает отличную возможность легализоваться на территории бывшего Сомали, а значит и усилить свое влияние. Если мы примем во внимание экспансию Саудовской Аравии в Джибути, наличие военной базы ОАЭ в Эритрее и переговоры об использовании бывшей военно-морской базы СССР в Бербере (Сомалиленд), а теперь еще и, финансовое пока, присутствие в Сомали, то вырисовывается четкая тенденция властей аравийских монархий по установлению контроля над стратегическими точками на побережье в регионе Африканского Рога.

62.38MB | MySQL:101 | 0,780sec